Каждый гражданин должен 100 000 долларов блеск и нищета империи; все еще актуально

Мамед Эфендиев, отдел экономики

Год назад Соединенным Штатам с большим трудом удалось избежать экономического кризиса, вызванного превышением лимита государственного долга, установленного на уровне 31,4 триллиона долларов, и превысившего всего за год отметку в 34 триллиона.

Начавшаяся в 2020 году пандемия COVID-19 замедлила экономическое развитие США, в результате как при Трампе, так и при Байдене правительство было вынуждено привлечь для стабилизации и восстановления экономики крупные займы. Что, в свою очередь, привело к всплеску инфляции, ставшей причиной повышения процентных ставок и сделавшей более затратным обслуживание долгов.

Именно в этот момент Вашингтон на полную мощность включил печатный станок. Всего за два года в Соединенных Штатах было напечатано 5,9 триллиона долларов – столько же, сколько за предыдущие 40 лет, что составило 38 процентов всей долларовой массы.

В качестве примера отметим, что в Европе, которая также увеличила эмиссию своей валюты, за этот же период напечатали 2,5 триллиона евро. После чего гигантская масса долларов и евро была пущена в экономику и распределена между гражданами, что привело к новому кризису, последствия которого сказываются и сегодня.

Вновь приходится констатировать, что Вашингтон тратит деньги так, словно в его распоряжении неограниченные ресурсы. Что, конечно же, заблуждение, учитывая, что доля каждого гражданина США во внешнем долге его страны составляет около 100 тысяч долларов.

Но на данный момент эта колоссальная финансовая перегрузка, похоже, не оказывает чрезмерного давления на экономику США. Однако в ближайшие десятилетия развитие этой тенденции может поставить под угрозу выполнение правительством США его обязательств по финансированию национальной безопасности, социального обеспечения и медицинской помощи. А очередные столкновения в Конгрессе по лимиту госдолга, которые, несомненно, грянут 2 января 2025 года, могут обернуться для страны реальным финансовым риском, если у инвесторов возникнут сомнения относительно готовности США своевременно гасить свои задолженности.

Кстати, подобные опасения прослеживаются уже сегодня по тому, что крупные покупатели американских гособлигаций в Китае, Японии, Южной Корее и странах Европы сокращают вложения в ценные бумаги США.

Напомним, что пик вложений иностранцев в американские госбонды пришелся на 2011 год, достигнув тогда 49 процентов. Но уже к 2022 году они упали до 30 процентов.

Расчеты на то, что непрерывный рост государственного долга рано или поздно станет «стоп-сигналом» для политиков, которых не может не заботить будущее Соединенных Штатов, пока не оправдываются.

По сути, Соединенные Штаты, являющиеся ведущей экономикой в мире, живут взаймы. Последний раз доходы США превышали расходы в далеком 2001 году. В последующие годы правительство, чтобы покрыть растущий дефицит, методично увеличивало госдолг, тратя больше всего средств на систему соцобеспечения населения (около трети), здравоохранение и оборону.

Еще одна особенность структуры госдолга США заключается в том, что публичная задолженность перед правительствами штатов, иностранными государствами, частными лицами, корпорациями и Федеральной резервной системой в три-четыре раза превышает долг внутригосударственный — имеется в виду бюджетная задолженность перед госструктурами, к примеру, перед пенсионными фондами.

Общеизвестно, что у мировых инвесторов гособлигации США считаются одними из наиболее привлекательных. Их небольшую доходность с лихвой компенсирует надежность с низкой вероятностью дефолта. Эти облигации всегда можно продать на открытом рынке по текущим ценам и без серьезных потерь. И чем выше дефицит госбюджета США, который Министерство финансов вынуждено закрывать за счет эмиссии госдолга, тем востребованнее американские гособлигации.

В целом, бюджетную дыру можно залатать за счет повышения налогов или сокращения расходов. Но эти варианты могут пагубно сказаться на росте американской экономики и вызвать недовольство граждан.

Справедливости ради отметим, что США подобные проблемы не испытывают. Поскольку государственный долг номинирован в долларах, то есть в валюте, над эмиссией которой Вашингтон имеет прямой контроль, всегда есть возможность включить печатный станок, чтобы выкупить свои долговые обязательства.

Именно поэтому астрономический внешний долг США еще долгие годы не будет причиной дефолта, то есть отказа от выплаты процентов или основного долга по обязательствам, что возможно только в том случае, когда государство не может взять новые кредиты, чтобы покрыть старые.

В США подобная ситуация может возникнуть лишь в одном случае — если Конгресс запретит федеральному правительству повышать лимит госдолга. Но всякий раз, когда Соединенные Штаты оказывались на грани объявления технического дефолта, Белый дом, независимо от того, демократ или республиканец сидит в Овальном кабинете, повышает планку.

Характерно, что и министр финансов Джанет Йеллен, неоднократно называвшая внешний долг США, превысивший 34 триллиона, «пугающим», в то же время подчеркивает: экономика США настолько сильна, что даже «пугающий» внешний долг вполне управляем. Даже несмотря на то, что в период с октября 2022 года по апрель 2023 года США потратили на его обслуживание более 460 миллиардов долларов, или 12,75 процента от всех расходов федерального бюджета. В годовом исчислении эта сумма постепенно приближается к объему всего госдолга. В итоге получается, что США влезают в долг, чтобы обслуживать его растущие объемы.

Кроме того, по мнению многих экспертов, стране с высоким уровнем долга намного труднее бороться с инфляцией. Связано это с тем, что люди, принимающие решения по вопросам монетарной политики, не могут повышать кредитные ставки, не увеличивая при этом долговой чек, который в США и так огромен.

При этом как на дрожжах растет виртуальный сектор (капитализация компаний, занимающихся искусственным интеллектом) и, наоборот, падает реальный, производящий сектор.

Все это в совокупности свидетельствует о крайне нездоровом развитии событий.