Слабый, без команды, без программы, зато реформист главная тема; все еще актуально

Икрам Нур, автор haqqin.az, Тегеран

По результатам обработки всех поданных бюллетеней, кандидат от крыла реформистов, бывший министр здравоохранения Масуд Пезешкиан набрал 53,6% от общего числа голосов и стал девятым президентом Ирана.

Выдыхаем – интрига с президентскими выборами в Иране закончена. Стоило явке по сравнению с первым туром подрасти – как лидером гонки оказался кандидат от реформистов, этнический азербайджанец Масуд Пезешкиан, опередивший консерватора Саида Джалили почти на 10 процентов голосов.

Иранцы хотели перемен – и Тегеран предоставил им такую возможность, не став препятствовать приходу к власти кандидата-реформиста

Но конец – это всегда еще и начало чего-то. В данном случае – борьбы за места в иранском правительстве. И об этом мы еще поговорим – а сейчас начнем с несколько неожиданного поворота: чего заранее не стоит ждать от Пезешкиана, чтобы потом не испытывать разочарования от несбывшихся надежд.

Прежде всего, не стоит ожидать формирования им высокопрофессиональной управленческой команды. Его предшественник на этом посту, Ибрахим Раиси, тщательно зачистил представительство реформистов в органах власти, сделав эти органы почти стерильными от несогласных с их политикой чиновников. В массовом порядке вернуть их на прежние места нынешний президент попытается – но вряд ли сможет.

Во-первых, потому, что его новые назначенцы столкнутся с сопротивлением старого аппарата, который добровольно своих позиций не уступит. Во-вторых – потому, что у консерваторов большинство в парламенте страны, которому иранские министры подконтрольны и подотчетны.

Ибрахим Раиси тщательно зачистил представительство реформистов в органах власти, сделав эти органы почти стерильными от несогласных

И, в-третьих, Пезешкиан, при всех его положительных личных качествах, практически не имеет опыта аппаратных интриг. Поэтому неизбежно обзаведется «серым кардиналом», на роль которого может быть негласно назначен бывший глава иранской дипломатии и «архитектор Вены-2015» Джавад Зариф. И часть своего времени будет тратить на защиту его от нападок консерваторов.

Далее. От нового иранского президента не стоит ожидать кардинальных экономических реформ. И опять же – потому что ему не хватит на это полномочий. Экономику Ирана практически полностью подмял под себя Корпус стражей иранской революции – и сделает все возможное, чтобы не допустить перераспределения собственности в ущерб себе, а без этого передела никакие реформы невозможны.

И, наконец, не стоит ожидать резкого разворота во внешней политике. Хотя бы потому, что ключевые ее моменты курирует далеко не президент, а канцелярия верховного лидера, что закреплено в иранской Конституции. Так что, те демонстративные шаги, которые Пезешкиан обязательно в ближайшее время сделает в отношении Запада – обязательно должны быть согласованы с верховным лидером Али Хаменеи. И только он будет устанавливать для них красные линии, причем - в зависимости от готовности Запада идти на ослабление санкций против Ирана.

Зариф может и вернется... но разворота на Запад не будет

Иранцы хотели перемен – и Тегеран предоставил им такую возможность, не став препятствовать приходу к власти кандидата-реформиста. Но – слегка слукавил. Еще два-три месяца назад Пезешкиан в Иране был достаточно мало известен и не слишком активно принимал участие в политических баталиях. Рядовой депутат парламента, один из… Как следствие – у него не было собственной профессиональной команды и значимых политических амбиций. И его политический взлет правящий режим особо не волновал.

Во всяком случае – волновал куда меньше, чем рост разочарования иранцев в политической системе и увеличение протестных настроений в стране. Тут даже поражение консерваторов вполне допустимо: хотите выплеснуть свое недовольство – делайте это на избирательных участках, а не на улицах. А взамен – получите слабого президента, без команды и без внятной программы, но зато реформиста.

Но никто не упрекнет в подтасовках, борьба была сравнительно честной, упорной, за каждый голос. Пока создается впечатление, что иранцы получили «ни рыбу, ни мясо». Восьмой президент Ирана не оправдал возлагавшихся на него надежд. И пока мало шансов на то, что девятый президент окажется ярче и лучше.