На каждом углу в Баку только и слышно: «Слыхали?» размышления публициста

Автор: Чингиз Гусейноглу, автор haqqin.az 

Каждый человек старается казаться лучше, чем он есть на самом деле. Это зафиксированная многократно человеческая слабость. Об этом люди пишут с того самого дня, как кто-то из них догадался на скалах нацарапать собственное изображение. Между тем гораздо интереснее не само это человеческое свойство, а то, как люди добиваются своей вечной, как любовь, цели.

Проезжая мимо здания, до сих пор называемого Баксоветом (хотя Советы давно приказали долго жить, а от Баку скоро останется одно название), я каждый раз задаюсь одним и тем же вопросом, на мой взгляд, весьма актуальным: что бы сказал наш уважаемый мэр, если бы он оказался во главе Шемахи в момент знаменитого землетрясения? Перед глазами возникают развалины города, под которыми разверзлась земля и фигура Гаджибалы муаллима на них.

«Дорогие шемахинцы, - говорит он, обращаясь неизвестно к кому, как всегда счастливо улыбаясь. - Взгляните, как прекрасен наш город. Его чудесный лик не испортило даже землетрясение. Говорят, что такого рода штучки – божья кара. Ерунда все это – нас этим не возьмешь!» Ну и т.д.

Некоторые наивные люди полагают, что такого рода заявления мэр делает по чьему-то приказу. А я думаю, что он это делает по велению своей, к сожалению, сокрытой от глаз граждан души. Так уж она у него устроена. И он, к несчастью ли, к счастью ли, не один такой. Вы не задумывались над этим вопросом, читатель? Откуда у людей такая потребность?

Я, разумеется, не о путаных объяснениях припозднившегося мужа, утверждающего глубокой ночью, что помада на его воротнике есть следствие совсем не того, что подумала вечно подозрительная супруга, а результат плохой работы бакинского транспорта: «В этой давке можно и сифилис подхватить!» Я о другом – о небылицах, так сказать, на государственном уровне. Вот самая свежая из них, распространенная нашим уважаемым Государственным телеграфным агентством (как тут не верить!): «… Ускорение фискальных и институциональных реформ, усиление защиты чувствительных слоев населения, рост ненефтяного экспорта позволили снизить отрицательное воздействие глобальных процессов, свести к минимуму потери и обеспечить соцзащиту населения».

Это цитата из выступления одного высокопоставленного лица. Которого? А какая разница, главное, что соцзащита, как изволит выражаться оно, т.е. официальное лицо, всех 10 с лишним миллионов граждан Азербайджана обеспечена. Вы верите этому? Я – нет. Но я могу ошибиться, поэтому провел блиц-опрос среди своих коллег, знакомых и наиболее разговорчивой части населения, которую можно в любое время дня и ночи застать на Бакинском бульваре, - пенсионеров. Первые ехидно улыбнулись, вторые после вопроса перестали общаться со мной, третьи – пенсионеры - кинулись искать милиционера, сочтя мои действия проявлением отъявленного хулиганства. Что, интересно, мешало высокому лицу просто сказать, мол, уважаемые граждане, сами видите, что творится в мире – делаем, что можем? Придется вам на некоторое время затянуть ремни. Вы уж не обессудьте - глобальная беда грядет. Народ тут же отзовется, можете не сомневаться. В худшем случае ответит, мол, дальше некуда, в лучшем - промолчит. Как всегда (а что ему еще остается?..). Но имейте в виду – молчание тоже ответ. И все же приврать под праздник официальному лицу, возможно, велит должность. Такая уж работа у него – он должен излучать оптимизм, поддерживать праздничное настроение у населения. Представьте, если бы он затянул подобно какому-нибудь оппозиционеру: «Знаю, цены словно с ума посходили, полно безработных, молодежь бежит куда глаза глядят». Его бы просто не поняли. Ни внизу, ни наверху. Но вот давеча меня перехватил на прогулке один из тех, кто первую половину своей жизни посвятил борьбе за демократию и независимость Азербайджана, а вторую - поискам работы.

- Слыхали, газопровод-то наш того – ухнули!

Я встаю довольно рано, задолго до того, как киоскеры начинают раскладывать на своих полках газеты, поэтому сообщение знакомца, совершающего, как обычно, утренний променад, выводит меня из равновесия. При том, что мне точно известно: все сенсации, которыми он охотно делится со всеми, кто попадется на его пути, или придумывает сам, или же черпает из общения с бабулей, которая ежеутренне потчует бездомных кошек остатками своего скудного стола, одновременно вслушиваясь в хриплый голос допотопного приемника.

- Слышал я что-то такое – в Гарадаге то ли пожар, то ли утечка газа в трубопроводе.

Мой собеседник в ответ снисходительно улыбается и, подозрительно оглядев окружающие кустарники, свистящим шепотом сообщает информацию, источник которой не имеет права разглашать даже под угрозой немедленного расстрела: - Какая там утечка – теракт!

«Интересно, он это только что придумал, или угощает плодом долгих ночных бдений?» - размышляю я, посвящая последующие часы тягостным раздумьям о том, что лучше – выехать в Сангачалы, в район происшествия, или же позвонить приятелю, работающему в том районе. Однако ни того, ни другого мне не суждено сделать, потому как во дворе меня догоняет другая сенсация, заслуживающая того, чтобы пересказать ее слово в слово. «Слыхали, что-то не то творится вокруг авиакатастрофы. Умные люди говорят, что правду узнают те, кто придет после нас…»

В свое время, когда мы узнавали последние известия по «Голосам», в качестве борьбы с этим общественным злом контрпропагандисты предлагали властям простой такой приемчик: сообщайте о событиях, которые могут вызвать всеобщий интерес, первыми. Нельзя сказать, что в случае с Ту-154 в Москве проигнорировали это неписаное правило. И тем не менее, на каждом углу только и слышно: «Слыхали…» Значит дело не только в оперативности. Оперативность СМИ можно обеспечить. Причина в другом - в старой, неискоренимой привычке локировать действительность, стремлении выглядеть лучше, чем есть на самом деле.

Жизнь, что в Азербайджане, что во всей Евразии, и в другие времена бывала куда хуже. Однако о социальных невзгодах или достижениях предпочитали говорить простыми и доступными словами: «Жить стала веселей, жизнь стала лучше».

Согласитесь, что в этих словах есть нечто такое, что вселяет оптимизм. Вот этого-то нам и не хватает – оптимизма. И куда он только подевался… Раньше бывало, что ни день, то праздник, что ни вечер - торжественное собрание. Нынче единственное развлечение – «Слыхали?..»

Вот я и обращаюсь к пессимистам: «Слыхали, первая неделя нового года объявлена праздничной – семь дней отдыха! Коли это так, коли мы за праздничным столом провожаем старый год, то есть надежда, что новый, 2017-й будет лучше. Никогда не унывайте. Верьте в лучшее!»

Аплодисменты! Не слышу аплодисментов, господа-товарищи!

16672 просмотров