Где Вагит Алекперов прячет свое золото? размышления публициста

Автор: Ширин Манафов, автор haqqin.az 

В этом году сотнями выставок отмечается столетие Октябрьской революции 1917 года. Все революции – нарциссы. Но революция 1917 года переплюнула всех, в 1918 году состоялась театральная постановка Матюшина и Крученых под скромным названием «Победа над солнцем». Никак не меньше. Удивительно, как солнце выдержало такое и продолжило свою работу.

На фоне выставок «Код революции», «Победа разума-1917», «Энергия мечты. 100 лет залпу «Авроры» вызывающе непристойной иронией выглядит выставка на Арбате в частном нумизматическом музее Вагита Алекперова «Золотые монеты в истории династии Романовых».

открытие музея Вагита Алекперова

Вагит Алекперов открыл свой музей на Арбате два года назад. Это и вызов, и какая-то тонкая игра с солнцем-властью. Миллионеры с не меньшей крутизной ни на что подобное не осмеливались - открыть частный музей на базе своей признанной одной из лучших монетных коллекций. Вексельберг купил целую коллекцию яиц Фаберже и подарил их России, Алишер Усманов купил коллекцию Ростроповича за 100 миллионов долларов и тоже подарил стране. Вагит Алекперов осмелился на открытие частного музея нумизматики, где выставлена принадлежащая ему коллекция золотых монет.

Почему у нас такое невозможно? Экскурсия по музею шефа «ЛУКойла» отвечает на этот вопрос.

На открытии выставки монет Романовых выступали министр культуры РФ, директора музея «Московский Кремль», Исторического музея и скромно представленный в качестве учредителя музея Международного нумизматического клуба В.Алекперов. Министр и директора музеев хвалили Алекперова за чудесный музей, выполняющий сразу несколько важных функций. Это казна, экспертный центр и вызов страху - ребята, не бойтесь засветиться.

В.Алекперов первым создал музей как эффективный метод активизации меценатского дела в РФ, в будущем в СНГ. Все три функции инициативы важно активизировать и в нашей стране.

Как это удалось Вагиту Алекперову?

В основе экспозиции великолепная, давно собираемая им коллекция золотых монет - истинно царское хобби - признанная одной из лучших в мире нумизматики. Вторая причина успеха – расчетливая осторожность и дальновидность, вызывающая зависть у друзей Алекперова по другому клубу – клубу миллионеров СНГ. Где есть коллекционеры многократно богаче, а никто не знает о них. В чем их опережает Алекперов?

Золотые монеты собирают десятки миллионеров по всему миру. Золото называют царем металлов и металлом царей, а золотые монеты имеют особое значение.

Высокая ценность и малый тираж предназначены для обращения среди избранных особ королевских кровей и состоятельных людей. Одна из выдающихся коллекций золотых монет принадлежит Ротшильдам, но и они не осмелились создать частный музей своей выдающейся монетной коллекции. Побоявшись того, чем пренебрег В.Алекперов – обвинений завистников и слабаков в демонстрации превосходства.

Каким чудом ему это удалось преодолеть – очень интересно его друзьям - бакинским нефтепромышленникам второго нефтяного бума. Так пройдитесь по залам музея на Арбате. Музей стал магнитом, к которому приковано внимание всех лиц СНГ, оказавшихся в списке журнала Форбс. Попытаемся удовлетворить их интерес, ведь каждому из них хочется сделать что-то такое же выдающееся, заметное, яркое. Мечта ведь у всех ребят из списка Форбс одна на всех – засветиться безнаказанно. Почему Вагиту можно, умирают от зависти подпольные миллионеры всего СНГ, а нам с нашими подлинниками Джотто и Караваджо нельзя?

Музей нумизматики рассматривается как пример гармоничного сотрудничества коллекционера и государства. Так как стал казной, фондом, драйвером коллекционирования монет. Основа – коллекция В. Алекперова собранные им российские золотые и серебряные монеты, средневековые немецкие талеры и золотые античные монеты. Последних около 300 штук, в том числе такие знаменитости в мире антика как гекта города Фатея, датируемая 5-м веком до нашей эры. Таких монет в мире всего  несколько и лучший по сохранности как раз в музее В. Алекперова.

Среди других стоит отметить золотую копейку лжецаря  Владислава Жиготомонтовича (1610-1612), золотой дукат (червонец) 1711 года Кадашевского монетного двора, пробный рубль императрицы Елизаветты Петровны 1756 года, набор платиновых монет (3, 6 и 12 рублей) 1839 года, которых было отчеканено всего по два экземпляра. Из талеров выделяется памятный баварский, рисунок которого послужил основой для знаменитого семейного талера чеканки 1835 года. Музей нумизматики стал предметом зависти и изучения частных коллекционеров всего мира. Не только потому, что коллекция В. Алекперова входит в тройку самых крупных частных собраний в России и на момент открытия музея насчитывала 5 тысяч монет, в том числе около 500 золотых монет царской России. Музей грамотно сконструирован и стал примером эффективности идеи приращения казны, понимаемая коллекционерами как вклад в приращение богатства родины.

Идея шефом «ЛУКойла» реализована мастерски, учитесь и завидуйте подпольные миллионеры. Частная коллекция названа музеем Международного нумизматического клуба. Музей В.Алекперова учит тайных магнатов, как подарить родине такой роскошный подарок и самому при этом не оказаться объектом внимания налоговиков и силовиков с их раздражающими вопросами.

Стать Гаджи Зейналабдином и не сесть

Все хотят быть Гаджи Зейналабдином Тагиевым и при этом не сесть. Давно уже пора создать учебный курс и книгу издать «Как подарить родине коллекцию, картину Пикассо, корабль, частный музей, школу вундеркиндов, умный дом и умный город» и при этом не разориться на проверках из прокуратуры. После развала СССР пока это удалось только Вагиту Алекперову. Остальные плакали-рыдали, но отдавали свои коллекции, как Усманов, и с дрожащими губами говорили «Дарю».

Тогда как судьба музея В.Алекперова – рост, обогащение коллекции. Например, на выставку в Музее нумизматики охотно предоставили свои редкие экземпляры Музей Кремля, Исторический музей, пять монет дал коллекционер Дм.Ушаков - абсолютно уникальные 5, 10 и 15 русов 1895 года. Каждая из которых – состояние. Вторая функция музея – образование. Памятники нумизматики отражают многие аспекты истории России, Европы, королевских династий, важные события в жизни той или иной страны, изменение стилей в искусстве, государственной геральдике, развитие монетных технологий. Очень часто это и единственный точный портрет исторической личности.

Третья функция – вызвать зависть у тайных миллионеров и заставить их искать пути раскрыться. Для кого прячете? – иронизирует музей. - С собой все равно не унесете. С открытием музея В.Алекперова резко активизировались подпольные миллионеры, мечтающие засветиться. Никого уже не греет тайная комната на даче, где миллионер по вечерам рассматривает свою коллекцию импрессионистов, плачет и стреляет себе в ногу, чтобы дикой болью заглушить страстное желание показать Баку картины Кандинского, Мане или Дали.

В.Алекперов осмелился, и получилось блестяще, на зависть Усманову и Вексельбергу. Зависть к изобретательности, гигантский вызов и мотивация. Слетайте на Арбат и посмотрите, как здорово получилось.

Миллионеры-нонкорформисты не такая уж и редкость, просто их протестантизм не так вызывающ, как в исполнении революционеров 1917 года. В этом и ирония, и вызов выставки в музее В.Алекперова.

Вагит Алекперов создавал свою коллекцию многие годы, все началось в Баку в студенческие годы. Юноша собирает монеты – это не претенциозность. Скорее страстное желание познать мир больших чисел и большой игры. Оригинальна специализация – золотые монеты. Ведь золотые царские монеты – увлечение для очень азартных. Да и сами царские монеты создавались для игры в карты. Для карточных игр императрицы и придворных в период правления дочери Петра - Елизаветы и Екатерины Второй чеканили небольшие золотые монеты номиналом в 2 рубля, 1 рубль и полтина.

Царям надлежит играть только на золото

Интересную историю рассказала выставка: оказывается, издревле при царском дворе был популярен перенятый с Востока обычай осыпания золотыми монетами венчания на княжение, а позднее венчания на царство. Спасибо Золотой Орде, хоть что-то переняли, пригодилась Орда царям.

Очень интересны и познавательны секреты царского богатства. Многие тайны раскрывает выставка: у большинства членов царской семьи были личные нумизматические коллекции, в которые попали и так называемые новоделы русских золотых монет – копии старинных монет, чеканенных на Петербургском монетном дворе. И цари делали подделки, золотые монеты ведь использовались и для заграничных платежей, и во время поездок в Европу.

А кто заподозрит членов царской семьи? Хотя нередко представители династии Романовых расплачивались копиями голландских золотых червонцев, которые тайно чеканили в Петербурге с 1768 года. Со временем изготовление копий-новоделов приняло широкий масштаб. Так много стало богачей, желающих купить «старинные» царские золотые монеты, что быстро развилась в Российской империи спекуляция золотыми монетами. Особенно активно скупали царские золотые монеты бакинские нефтепромышленники. Таких масштабов достигла скупка золотых монет, что в 1890 году чеканка подражаний старинным золотым царским монетам была запрещена. Сейчас эти монеты стоят десятки тысяч долларов, в них сокрыты тайны петербургского царского двора и монетного двора, нелегально выпускавшего чрезвычайно ценные для российских миллионеров - а они все коллекционеры - золотые монеты.

В разделе "Царские пожалования" представлена уникальная монета времен правления царя Михаила Федоровича в серебряной оправе с гравировкой о награждении стольника Фефилатьева. Считается одним из самых ранних случаев превращения золотой монеты в медаль, в именную датированную награду. С середины XVI века в России такие монеты стали наградой государя за ратные подвиги. В начале XVIII века с развитием монетного дела монеты заменяются награждениями в виде орденов и медалей.

Монетовидные медали образца 1702 года с изображением Петра Великого представлены, они имеют особую историческую ценность как образцы переходного периода от монет к медалям.

Особый интерес для историков представляют золотые императорские монеты в денежном обращении XVIII-XX веков. Знатокам они многое могут поведать о других тайнах и интригах царского двора – о порядке наследования, династических переворотах, символике и геральдике.

Новое доказательство дальновидности В.Алекперова. Это к теме музея - казна. Фантастическими темпами растут цены на нумизматических аукционах. В начале года в Москве на аукционе №105 фирмы «Монеты и медали» уже современные монеты взлетели – три пробные монеты 1995 года номиналом 100, 500 и 1000 рублей были проданы за 310, 550 и 550 тысяч рублей при старте всех трех по цене 250 тысяч рублей. Монеты СССР, РСФСР и современной России представлены широко – 144 лота, из которых 68% были проданы со значительным превышением эстимейта. Но все это богатство идет в распыл, рассеивается по частникам. А коллекция В.Алекперова прирастает новыми приобретениями и уже стала образцом цивилизованных форм сотрудничества коллекционера и власти. Что доказывает старую истину от Ротшильда: зачем богатым мешать богатеть? Самоубийственная политика, страна прирастает великими коллекциями.

Великих коллекций в Баку нет

Как в бакинских условиях повторить этот феноменальный успех – большой вопрос. Великих коллекций в Баку, кажется, нет, если не считать таковыми 200-300 видов швейцарских часов из частного собрания Инсанова.

Зато сохранились в частных руках остатки собраний миллионеров первого нефтяного бума. Это твердо можно сказать, поскольку они представлены в самом закрытом и самом интересном музее Баку – музее при таможне. О сокровищах таможенного музея в следующем репортаже.

Ясно, что скажут подпольные миллионеры: стоит только заявить о намерении выставить свои картины-ковры-кинжалы - и такие коллекционеры из прокуратуры набегут, что и ковры пропадут, и сам сядешь. Лучше уж на своей яхте Пикассо вывесить, очень приятно вести на такой яхте деловые переговоры.

Как повторить успех В.Алекперова в наших условиях? Нет ни одного специалиста по юридической защите владельцев и способам переформатирования великих коллекций миллионеров в музей как институт прирастания казны и обогащения страны.

Во время первого нефтяного бума такие люди были, о чем свидетельствует ювелирная выставка в Баку в 1900 году и феноменальный успех азербайджанских ювелиров на всемирной выставке в Париже 1900 года. Нет и посредника между властью и магнатами. Ни один миллионер не посмеет засветиться своим Ван Гогом без гарантий. Посредник между властью и современными художниками есть – Yarat. Но это иллюзия участия в большой игре. Нет посредника между властью и коллекциями старого искусства. Тогда как государства соревнуются великими коллекциями и великими музеями. Опять может помочь опыт шефа «ЛУКойла».

Казначей страны - не шефы нацбанков и Нефтяного фонда, а тот, кто, как Вагит Алекперов, осмелится сказать: «У меня есть великая коллекция».

Одна из причин, почему позволили - стремление вывести из тени другие великие собрания. В.Алекперов грамотно преподнес позицию коллекционеров – музей есть рост казны страны. Отнимите, будете играть в экспроприации и все попрячутся, и станут вывозить коллекции на Запад. А пещера Сим-Сим должна работать на имидж страны. У нас в Баку такие пещеры Сим-Сим есть, Берлин и Лондон позавидуют, да только  проблема №1 нарастает — проблема легализации. Не концентрация богатства происходит, а распыление по частным жадным подпольным конуркам. 

Почему азербайджанские миллионеры не дарят стране коллекции, не открывают музеи? Наоборот, четыре года назад пропал великолепный музей фарфора в Гяндже. Где экспонаты, в чьих руках прекрасные вазы? Музей находился в центре Гянджи рядом с мечетью шаха Аббаса, исчез музей, и никакой реакции ни в Гяндже – молодежной столице Европы, ни в Баку. Дизайнер Джозеф Кошут (США): «Сегодня быть художником — задавать вопросы и природе искусства».

Казначей иначе мыслит: президент любой страны тот же коллекционер и значит должен изучать стратегию наращивания казны. Иначе нельзя, власть должна сотрудничать с владельцами собственных музеев, с такими, как В.Алекперов. Они знают великую тайну: как страну сделать великой коллекцией.  

Дело не только в тщеславии и желании засветиться, покрасоваться на выставке. Во все времена владельцы великих коллекций видели себя не просто королями и президентами, но и создателями королей. В антикварном мире В.Алекперов - фигура, соизмеримая с Ротшильдами, а вот Усманов и Вексельберг свой шанс отдали.

Пусть в сотни раз они богаче В.Алекперова, а не орлы, не создатели уникальных собраний, ценность которых растет в сотни раз быстрее, чем каждой картины в отдельности. Пусть это Джотто, ван Дейк или даже «Ночной дозор» Рембрандта. За такого масштаба задачи стоит побороться, пока еще не все резервы Нефтяного фонда растаяли.  

Как все коллекционеры высшей лиги, Вагит Алекперов — Нострадамус от нумизматики. Рынок этот на невероятном подъеме. Конечно, монет высшей пробы. В марте 2017 года на аукционе в Москве четыре монеты из так называемой Таврической серии были проданы за 27 млн рублей. Продавец приобрел их на аукционе в 2015 году за 9,2 млн рублей. За два неполных года подъем с 9 до 27 миллионов.

Во сколько обходятся сейчас золотые монеты? В марте 2017 года на аукционе «Ордена, медали, монеты императорской России», проведенном аукционным домом «Империя», редкие 3 рубля золотом 1883 года были проданы за 550 тыс. рублей, почти 10 тыс. долларов. За 1 рубль Екатерины Первой от 1725 года заплачено 360 тыс. рублей. 800 тыс. рублей отдал покупатель за золотые 10 рублей 1889 года сохранности XF. Менее котируются в РФ монеты Византии, Сасанидского Ирана и Германии. Золотой гистаменон Константина VIII продали за 59 тыс. рублей (по стартовой цене). Зато резкий подъем уже и советского, и постсоветского периодов. За 60 тыс. куплен образец денежного знака в 25 тыс. рублей 1923 года. 70 тыс. рублей отдали за редкий образец билета банка РФ номиналом в 500 тысяч рублей 1995 года.

Еще один секрет успеха В.Алекперова — профессионализм с самого начала работы с экспертами. Да, владельцы великих коллекций мечтают засветиться, показать свои шедевры, они осознают себя шахом Надиром, владеющим бриллиантом «Око Востока». Но таких единицы, а в большинстве миллионеры хоть и видят себя звездами, а прячут коллекции по двум причинам.

Два страха ведут их по жизни — прокуратура и страх оказаться в идиотском положении американского миллионера Мелона. 40 лет собирал старых мастеров, наконец осмелился выставить, и оказалось, что все его картины Рубенса и других мастеров  подделка, фальшак. Тут сойти с ума – самое меньшее, что может произойти с владельцем «сокровищ».

В.Алекперов дал просветить, просканировать свою коллекцию — честность, смелость и профессионализм. Сочетание настолько редкое среди героев журнала Форбс, что еще долгие годы не получится повторить такой успех. С другой стороны, страна богатеет великими коллекциями, и надо стимулировать подпольных миллионеров цивилизованно, с привлечением экспертов наращивать свои коллекции. Ребята, сколько можно скупать виллы под Марселем и замки под Лондоном — покупайте импрессионистов и Фаберже. Как в доброе старое время делали М.Мухтаров и Ашурбейли. Вы уйдете, а родина помянет вас добрым словом. Заставить невозможно, но есть выход.

В следующем номере — Бакинский таможенный музей.

Музей таможни Баку капризен, как Атлантида. Изредка всплывает и затем погружается на дно, при этом чаще всплывает далеко от Каспия, и очень редко — у берегов Абшерона…

8922 просмотров


Уведомления о важном

На сайте появилась новая функция — уведомления о важных новостях, которые появляются прямо на рабочем столе.

Если вы хотите узнавать важные новости как можно раньше, подписывайтесь прямо сейчас!

Eсли передумаете, то всегда можно отписаться.

Подписаться