А теперь Лейла Юнус предстала перед французским судом взгляд во Францию

Автор: Эйнулла Фатуллаев 

Неприкосновенность голосов критики и гарантированность свободы СМИ – не только символическое завоевание западной демократии, но и одна из функциональных иммунных систем государства. Но наряду с завоеванием свобода выражений привела к логическому осмыслению еще одной непреложной ценности, кстати говоря, вытекающей из переосмысления безграничной свободы – ответственности СМИ. Где заканчивается свобода журналиста и где начинается его ответственность? Теоретики по сей день не пришли к общему резюме, ибо такие дискуссии в большей мере носят философский и социологический характер, однако большинство, исходя из ценностей самого либерализма, убеждено – свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека. И мера ответственности журналиста не позволяет переходить эту почти невидимую и весьма условную грань.

ответственность или свобода

Кроме этих двух, на первый взгляд взаимоисключающих, а на самом деле взаимодополняющих дефиниций, есть еще две главные и, похоже, неразрешимые проблемы западного журналистского сообщества – ангажированность и стереотипность. Вот с этим и сталкивается Азербайджан на протяжении четверти века. Официальный Баку долгое время терпеливо выслушивал запредельную критику, которая порой перехлестывала через край. Но один из репортажей авторитетного во Франции общественного ТВ – France 2 переполнил чашу терпения наших властей. Журналисты телеканала Элиз Люсе и Лоран Ришар в сентябре 2015 года подготовили репортаж, в котором назвали правящий в Азербайджане политический режим «свирепой диктатурой». По всей видимости, власти Азербайджана, возмущенные переходящей все нормы журналистского этикета безответственностью французских журналистов, решили обратиться в суд.

Азербайджан требует символическую компенсацию – всего 1 евро, ибо в этом вопросе правительство интересует исключительно моральная сторона вопроса. Нам нужен прецедент, который положит конец огульному охаиванию и оскорбительной риторике, затрагивающих президента, членов его семьи и в целом правительство страны.

Ведь в устах журналистов звучит не просто оценочное суждение, а вердикт, наводящий ужас на миллионы телезрителей, определяющий страну - члена Совета Европы в ряд государств, где царит режим военизированной диктатуры либо допускается узурпация власти группой лиц или одним волюнтаристом.

авторы злополучного репортажа

Итак, два французских журналиста в сентябре 2015 года, в период визита экс-президента Франции Олланда в Азербайджан, в своей передаче “CashInvestigation” объявили Азербайджан – «одной из самых жестоких диктатур в мире». Нанесен большой удар по реноме государства, которое сравнивают с Северной Кореей, Мьянмой, Зимбабве и другими странами, вставшими на путь политической казни, казарменной системы и милитаризации экономики. Нас могут спросить, какой урон стране может нанести репортаж французского телеканала. А самый непосредственный! Кто захочет посетить Пхеньян, где законы подменены волей диктатора, а спецслужбы видят в каждом американском туристе потенциального агента ЦРУ? Никто, и в первую очередь из-за соображений личной безопасности. Услышав о «диктаторском режиме» в Азербайджане французские туристы, как и другие европейские путешественники, скорее всего, откажутся от опасной идеи испытать судьбу в «диктаторской стране»! Ведь там ничего не гарантировано, и в первую очередь личная неприкосновенность и свобода! Правительство Азербайджана обязано было отреагировать, ибо отсутствие реакции могло быть воспринято как молчаливое согласие.

И вот 5 сентября состоялось первое судебное заседание по иску азербайджанского правительства. Интересы Азербайджана представляет известный французский адвокат – Оливье Пардо.

В своих показаниях французские журналисты принялись уверять судью, что репортаж был подготовлен на основе всестороннего анализа и серьезного исследования ситуации в Азербайджане. И при этом, дескать, взвешивали каждое слово, включая обвинение в диктатуре. После этих показаний адвокат Оливье Пардо задал призванным к ответу журналистам элементарный вопрос о численности населения Азербайджана. Однако ни Лусье, ни Ришар не смогли ответить на этот простейший вопрос. Журналисты твердят о всестороннем анализе, не имея малейшего представления о стране. Не странно ли это?! Следующий вопрос адвоката: «Какие города в Азербайджане вы можете назвать, кроме столицы Баку?» Опять молчание. Журналисты не смогли назвать ни один город в Азербайджане.

Возмущенный адвокат развел руками: «Представляете, какой-то азербайджанский журналист называет Францию диктаторской?! И при этом не располагает данными о численности населения, о существовании таких городов, как Марсель, Лион или Нант…»

французская Фемида

Ответчики и на это замечание пожали плечами. А далее аргументы адвоката Оливье и вовсе застали тележурналистов врасплох. Адвокат произносил нериторические вопросы: «А можно ли считать государство диктатурой, если там отменена смертная казнь, женщины наделены правом голоса и равноправны, провозглашен секуляризм и обеспечено мирное сосуществование всех религий и конфессий, Европейская конвенция признана часть национального законодательства?» Вопросы, вопросы, вопросы… Последний безответный вопрос, обращенный к журналистам, вовсе повис в воздухе: «Знаете ли вы, что граждане Азербайджана пользуются правом апелляции в Европейский суд по правам человека и часто выигрывают дела? А правительство Азербайджана исполняет все решения и выплачивает штрафы? Возможно ли такое при диктатуре?» Молчание журналистов затянулось. И это молчание не нарушилось даже после кульминационного вопроса адвоката о миссии проармянского депутат Ф.Рошблуана – единственного в парламенте Франции, обвиняющего под аккомпанемент армянской диаспоры Азербайджан в разгульной диктатуре!

Французским журналистам ничего не оставалось, как прибегнуть к помощи своих свидетелей – мнимых жертв «репрессий диктатуры». В зал вошла до боли знакомая чета Юнус. Как выяснилось недавно в Баку эта пара, в частности Лейла Юнус, вступив в сепаратный сговор с властью, выражала публичное почтение первому вице-президенту Мехрибан Алиевой. А вот во французском суде эти циники и лжецы предстали в другой ипостаси – жалких побитых жертв, напоминающих комедийных персонажей из сказки Алексея Толстого «Приключения Буратино» - Лису Алису и Кота Базилио. На сей раз им снова пригодились старческая палочка, валокордин и седой парик.

Лиса Алиса с Котом тут как тут

Но Лейле Юнус предстояла схватка с маститым французским адвокатом Оливье. Под градом острых и едких вопросов, ей, к собственному стыду, пришлось рассказать о своих неблаговидных делах. Правозащитница в седом парике а-ля Людмила Алексеева вынуждена была признать, что занимала должность замминистра обороны (?!), а во время тюремного заключения регулярно обследовалась врачами и встречалась с европейскими парламентариями. И тут адвокат задал виртуозный вопрос: «А возможно ли такое при диктатуре?» Л.Юнус от ответа уклонилась. Все в зале суда понимали, какой незавидной могла бы стать судьба Юнус, окажись она в застенках диктаторского Пхеньяна. Одним ботулизмом не отделалась бы…

И тут Лейла Юнус принялась рассказывать, как в Азербайджане преследуют талышей по этнической принадлежности. И конечно же, не преминула вспомнить о депортации армян из Баку и Ханларского района в начале 90-х годов. А как же, ведь именно Лейла Юнус вместе с Хикметом Гаджизаде проводили в Прибалтике кампанию в защиту армянского населения в дни спецоперации «Кольцо», в результате которой большая часть боевиков-бородачей была выдворена из предместья второго города Азербайджана – Гянджи…

Затем к ответу призвали и самого Арифа Юнуса. И он был вынужден признать, что занимал должность главы аналитического центра Администрации президента Азербайджана. Те же вопросы, те же ответы. И вдруг Арифу по привычке «стало плохо». И в суд, как и во время мольеровских представлений в Баку, вызвали врачей. Валокордин тут же привел в чувства хорошо известного по бакинским процессам мнимого больного. А Лейла повела себя как в той самой популярной сцене «я хочу пипи!». Бросив на адвоката свой привычный неадекватный маниакально-депрессивный взгляд, она в свойственной себе манере завизжала: «Вы ответите за все!» Француз не совсем понял – перед кем и что он должен отвечать.

Затем чета Юнус направилась к выходу. При выходе Лейла забыла о тросточке. Сцена осталась позади. Седину надо срочно менять на цвет волос заманчивой блондинки. И вот здесь произошел самый любопытный и скандальный эпизод. Лейла Юнус неожиданно для себя заметила среди присутствующих бывшего главу представительства ОБСЕ в Азербайджане, французского дипломата Алексиса Шахтахтинского. Покидая зал, она почему-то решила сорвать свою злость и на нем, повторяя свою излюбленную фразу: «Вы за все ответите!» Перед кем и почему А.Шахтахтинский должен быть призван к ответу, Л.Юнус так и не разъяснила.

Алексис Шахтахтинский

Наконец, на суде выступил третий свидетель ответчиков – представитель известной международной журналистской организации «Репортеры без границ» Йохан Бир. Адвокат Оливье подошел к Биру поближе и своим неожиданным вопросом свалил правозащитника наповал: «Судя по последней рейтинговой таблице вашей организации – по уровню свободы СМИ Франция занимает 38-е место. А вот стране с диктаторским наследием Суринам вы определили 29-е место в таблице. Можно ли Францию назвать диктатурой?» На этот высокопарный вопрос адвоката Бир ответил сбивчиво-витиевато.

Кроме пародийной четы поболеть за французских тележурналистов пришли и известные представители так называемой политэмиграции. В коридоре нервно метался взад-вперед Ганимат Захид. На суде ему выступить не дали. Ганимат все еще не смог освоить ни один из иностранных языков. К своему стыду и убожеству журналист изъясняется лишь по-азербайджански. Видимо, судье так и не удалось обнаружить в секретариате тюркоязычного переводчика. Рядом с Ганиматом появился и фотограф Агиль Халил. Перспектива наказания французских журналистов за безответственность в своих оценочных суждениях, вселила страх в сердца многих политэмигрантов, разменявших журавля – аскетичную борьбу за демократию на французскую синицу – карточку беженца в Париже.

компания в сборе

Нашел синекуру в стране пылкой любви не один Халил, но и другой соратник Керимли по борьбе за правое дело - Рагим Гаджиев. Тоже очень смешной персонаж – своеобразный Шурик с советской оправой и толстыми линзами, воспринимающий мир не только сквозь внушительные советские очки, но и через увлекательные рассказы энциклопедистов и якобинцев позапрошлого века. И стоял он за хрупкими плечами Ганимата. За что и во имя чего борются все эти странные люди? Словом, такая вот галиматья или ганиматья, точнее, вздор, чепуха, абсолютная бессмыслица охватила суд в самом сердце Франции. Керимлинский Шурик что-то активно обсуждал с еще одним ярким представителем политплебейства – неким Гани Новрузовым. И он каким-то чудодейственным способом оказался среди шевалье.

в кулуарах что-то горячо обсуждают

Но больше всего обескуражило появление в этой толпе маргинальных нацдеков активистов из армянской диаспоры во Франции. Видимо, армяне пришли поддержать своих товарищей по борьбе. Ведь цели-то у армянских лоббистов и и всей этой ганиматьи идентичные – война с Азербайджаном. На фотографии видно, как нацдеки что-то горячо обсуждают с армянскими активистами.

Ганиматья по душам с армянами

К сожалению, во Франции складывается какая-то двусмысленная ситуация с нацдеками-маргиналами из Азербайджана. Почему-то французские власти с распростертыми объятиями встречают «этих борцов с диктатурой». К примеру, до сих пор во там скрывается один из самых коррумпированных ректоров за всю историю разложения азербайджанского просвещения – Эльшад Абдуллаев. Этому аферисту, учредившему в первые годы независимости университет с малознакомым для того времени заморским названием "Сан-Марино", удалось создать в этом же образовательном учреждении хирургический кабинет, где преступники в белых халатах изымали у здоровых людей органы, а потом продавали их в Албанию. Э.Абдуллаев торговал человеческими органами довольно долго, вплоть до 2011 года, пока не спасся бегством во Францию. И несмотря на требования азербайджанских властей, Э.Абдуллаев скрывается от правосудия под крылом мнимого французского гуманизма.

Здесь же нашел себе приют и бывший прокурор Видади Искендеров. В бытность прокурором В.Искендеров воровал уголовные дела вагонами, но потом прокурорскую лавочку прикрыли. И гособвинитель стал правозащитником. Недавно от В.Искендерова отказались родная мать и брат - случай вопиющий для традиционалистского азербайджанского общества. Видади долгое время скрывался в Грузии, но после провала «грузинского подполья нацдеков» при помощи французского посла в Тбилиси бежал в Париж. Кстати, в свое время французским каналом воспользовалась и чета Юнус, получившая в одночасье пятилетнюю визу. Правозащитница, заработавшая неправедным трудом на квартиры в европейских столицах и Турции, бежала в аэропорт в автомобиле французского посольства…

Французскому правительству и посольству в Баку стоит поставить на чашу весов партнерство с азербайджанской властью и покровительство политплебеям и мелким воришкам, прикрывающимся корочками политбеженцев. К политике, а тем более к правам человек, это не имеет никакого отношения.

А что касается ответственности французских журналистов, то суд вынесет свой вердикт 7 ноября. Символично, в день Великой Октябрьской революции, положившей начало новой форме диктатуры – «диктатуры пролетариата». Французским журналистам стоит в этот день углубиться в историю и понять, что на самом деле происходит с людьми во время диктатуры…

13826 просмотров


Уведомления о важном

На сайте появилась новая функция — уведомления о важных новостях, которые появляются прямо на рабочем столе.

Если вы хотите узнавать важные новости как можно раньше, подписывайтесь прямо сейчас!

Eсли передумаете, то всегда можно отписаться.

Подписаться