Россия опять делает ставку на нефть наша аналитика

Автор: Дмитрий Докучаев, автор haqqin.az 

Российская экономика в нынешнем году перешла от спада к росту. Последние официальные статистические данные впечатляют: рост ВВП РФ за первое полугодие оставил 1,5%, а за II квартал текущего года – и вовсе 2,5%. После двух с лишним лет беспросветного экономического падения (вызванного западными санкциями «за Крым», и обвалом цены нефти в конце 2014 года) это отличный результат.

Возникает вопрос: за счет чего он достигнут? Может быть, это результат государственных инвестиций в оборонно-промышленный комплекс? Или Россия вдруг совершила давно лелеемый научно-технологический рывок? Возможно, к таким результатам привел курс на импортозамещение, вынужденно провозглашенный российским руководством на волне западных санкций? 

Ничего подобного, главный фактор этого роста – старая-добрая нефть, главная кормилица российского бюджета и всей российской экономики в XXI веке.

Бремя лидерства

Напомним, именно в первой половине 2017 года баррель довольно заметно подрос, совершив подъем с уровней в $40-45 до уровней в $50-55. Это стало возможным благодаря подписанному в ноябре-декабре 2016 года историческому соглашению между 24 странами в формате ОПЕК+ (13 государств ОПЕК плюс 11 независимых стран-экспортеров, включая Россию и Азербайджан) о добровольном ограничении добычи нефти с целью поддержки цены барреля.

Поднялась в цене нефть — тут же «задышал» российский бюджет, появились источники для роста всей экономики страны. Статистические данные наглядно подтверждают: относительные успехи российской экономики в этом году опираются на случившийся в первом полугодии рост нефтяных цен. Как ни крути, нефть остается главным экспортным товаром страны, а поступления от нефтегазового сектора обеспечивают порядка 40% доходов федерального бюджета РФ. Россия с января этого года является мировым лидером по уровню добычи «черного золота», опережая Саудовскую Аравию. Как подсчитали международные эксперты, Российская Федерация по состоянию на июнь производила в среднем 10,323 млн баррелей в сутки, Саудовская Аравия — 10,070 млн баррелей в сутки.

Примечательно, что даже при этом Россия умудрялась выполнять взятые на себя обязательства в рамках соглашения ОПЕК+ по сокращению добычи. По данным Минэнерго РФ, по сравнению с октябрем прошлого года добыча сократилась на 307 тыс. баррелей в сутки, или на 7%.

Таким образом, в целом снижение добычи не привело к тому, что роль нефтяного сектора в российской экономике снизилась. Наоборот: позиции сильны, как и ранее!

Тут стоит напомнить, что до обвала цен на нефть, который начался в 2014 году, поступления от экспорта нефти и газа обеспечивали более половины доходов федерального бюджета. И его тогда удавалось сводить с профицитом, а также пополнять резервы.

Сейчас ситуация иная — с 2014 года бюджет дефицитный и, по оценкам Минфина, останется таковым, по крайней мере, до 2019 года включительно. В частности, в этом году «дыра» в бюджете ожидается в размере 2% ВВП. Но нет худа без добра: падение цен помогло сократить зависимость госказны от нефтегазового сектора. По итогам первых семи месяцев 2017 года на нефтегазовые доходы пришлось примерно 40% всех доходов федерального бюджета.

По данным Минфина, средняя цена нефти российской марки Urals в январе – июле 2017 года составила без малого $50 за баррель, что почти на 30% выше показателя за аналогичный период прошлого года.

Мало того, выросшие цены на нефть позволяют Минфину пока не тратить средства Резервного фонда (в нем в настоящий момент находится несколько более 1 трлн руб.), а также покупать валюту на рынке — на эти цели за минувшие месяцы уже потрачено свыше 350 млрд руб.

Сырьевой фактор

Итак, сырьевой характер российского экспорта никуда не делся за последние годы. Нефть, нефтепродукты, природный газ остаются ключевыми товарами, которые Россия продает другим странам.

По данным Росстата, в первом полугодии 2017 года на долю всех топливно-энергетических товаров пришлось две трети всего экспорта страны в долларовом эквиваленте. Так, машин, оборудования и транспортных средств в первом полугодии было экспортировано лишь чуть более, чем на $10 млрд, что составило 6% с небольшим от всего объема поставок за рубеж.

Рост цен и физических объемов экспорта позволяет России увеличивать положительное сальдо торгового баланса. По оценке Банка России, оно составило в январе – июне этого года около $60 млрд, что на треть выше показателя аналогичного периода прошлого года. Таким образом, сырьевой сектор, как и в предыдущие годы, обеспечивает приток валюты в страну.

Но только этим заслуги сырьевого сектора не ограничиваются. Он также крупнейший инвестор в стране.

По итогам первого полугодия, как свидетельствуют данные Росстата, на «добычу сырой нефти и природного газа» пришлось 17,2% всех инвестиций в основной капитал. В деньгах это 738,7 млрд руб. Эксперты подсчитали, что в целом вклад нефтяной отрасли в российский ВВП приближается к 10%. Больше — только у торговли (оптовой и розничной), чья доля превышает 15%. 

Бочки меда и ложки дегтя

Что же следует из вышеприведенных цифр? Российским властям и российскому населению нужно в очередной раз в ножки поклониться матушке-природе, которая заложила в недра российской земли несметные запасы нефти и газа. Они и ранее многократно помогали стране решать насущные экономические проблемы, помогают и сейчас находить выход из экономического кризиса, в который страна угодила в предыдущие два года. 

Однако в этой «бочке меда» имеются свои «ложки дегтя». А если выражаться более деловым языком, то с нефтяным фактором для России связаны определенные риски, как тактического, так и стратегического характера. 

Тактические риски связаны с будущим соглашения «ОПЕК+». Смогут ли страны и дальше выполнять взятые на себя обязательства по ограничении добычи? Не сорвет ли процесс экспансия сланцевой нефти из-за океана? Не ввяжутся ли добывающие государства в новую конкурентную борьбу за рынки сбыта?

Если соглашение не сохранится, баррель рискует вновь обрушиться — и до какого уровня, сегодня никто не возьмется предсказать. Зато легко можно предсказать другое: такое развитие событий грозит новым кризисом большинству стран - участников сделки, ну и России — в первую очередь. 

При реализации подобного сценария нынешний экономический рост в стране окажется лишь кратковременным позитивным эпизодом в череде нескончаемых финансов-экономических кризисов. 

Второй риск — стратегический. Он связан с тем, что нефтяной ресурс у России, к сожалению, конечный. Министр природных ресурсов РФ Сергей Донской не так давно заявил, что разведанных запасов нефти в России хватит на 29 лет. Правда, если брать в расчет извлекаемые запасы, то временной порог возрастает в два раза — до 57 лет. Но это все равно близко: условно говоря, на долю наших детей нефти еще хватит, а на долю внуков — уже с трудом. И если Россия хочет сохранить на плаву свою экономику и в дальнейшем, ей нужно срочно позаботиться об иных источниках роста, кроме тех полезных ископаемых, что запрятаны в ее землю.

3563 просмотров


Уведомления о важном

На сайте появилась новая функция — уведомления о важных новостях, которые появляются прямо на рабочем столе.

Если вы хотите узнавать важные новости как можно раньше, подписывайтесь прямо сейчас!

Eсли передумаете, то всегда можно отписаться.

Подписаться