Один телеканал, который победил целый мир памятка для властей Азербайджана

Автор: Игорь Панкратенко, автор haqqin.az 

Одним из условий ультиматума, которые ряд монархий Персидского залива предъявили летом нынешнего, 2017 года, Катару, было закрытие информационного агентства Аль-Джазира. Пожалуй, впервые в новейшей истории целый блок государств выступил против одного средства массовой информации - одного канала новостей.

Впрочем, это только вершина айсберга, поскольку с начала 2000-х годов ни одно информационное агентство не удостаивалось такого «внимания» со стороны иностранных государств. Средства массовой информации США и Европы постоянно обвиняли ее в антиамериканизме, враждебном отношении к западным ценностям и предоставлении трибуны «Аль-Каиде».

Израильтяне обвиняли канал в поддержке терроризма за его репортажи об интифаде. Палестинцы, сирийцы и ливийцы называли телеканал рупором сионистской пропаганды. Иордания и Кувейт высылали корреспондентов «Аль Джазиры», сочтя их репортажи, оскорбляющими правителей этих стран. А экс-президент Египта Хосни Мубарак именовал канал «источником проблем Египта».

Корреспондентов Аль-Джазиры постоянно задерживали представители спецслужб и военные практически во всех странах мира, где они работали, а у операторов канала изымали камеры и весь отснятый ими материал. За время существования этого информационного агентства МИД Катара получил несколько сотен официальных нот протеста по поводу содержания передач.

Сегодня на этот канал работают более трех тысяч сотрудников, аудитория составляет 220 миллионов семей более чем в 100 странах мира. В ходе опроса, проведенного в 2008 году в Британии, выяснилось, что англоязычную версию Аль-Джазиры наиболее заслуживающим доверия источником информации назвали 33 процента респондентов. В то время как традиционные BBC и новостные программы одного из самых популярных каналов в стране, ITV, набрали всего по 6 процентов.

Cловом, Аль-Джазира за 20 лет с момента своего создания не только приобрела уникальную по скандальности репутацию, не только стала фабрикой новостей и сенсаций, но и стала весомым политическим фактором, который вынуждены учитывать в своих раскладах все участники большой игры на Ближнем и Среднем Востоке.

Рождение информационного монстра

Созданный декретом эмира Катара Хамада бен Халифа аль-Тани, канал впервые вышел в эфир 7 ноября 1996. А ядро его сотрудников составили журналисты, работавшие на арабском телеканале Всемирной службы BBC - BBC Arabic Service TV - до его закрытия в том же, 1996 году. И тут надо сделать важное замечание — совладельцем BBC Arabic Service TV являлся королевский дом Саудовской Аравии.

По официальной версии, саудовскому правительству не понравилось то, о чём снимают и пишут корреспонденты, вещание было прекращено по требованиям цензуры. Чем тут же поспешил воспользоваться эмир Катара, предложивший оставшемуся без работы коллективу редакции создать на его деньги новый канал.

Изначальная сумма кредита, который получили создатели Аль-Джазиры от катарского эмира, составляла 137 миллионов долларов. Было объявлено, что, беря деньги в долг вместо прямого безвозмездного государственного финансирования, канал сможет обеспечить себе не зависимую от властей редакционную политику. Более того, из достоверных источников стало известно, что эмир Катара предоставил Аль-Джазире некие, публично не оглашавшиеся, «гарантии редакционной независимости». Но тогда никто не воспринял появление нового канала всерьез, посчитав данную затею лишь капризом эмира, которому некуда девать деньги. Ни у кого и подозрения не возникло, что Доха создает нечто, способное вывести карликовое государство в первый ряд региональных игроков, нечто, способное менять ход событий в регионе...

эмир Катара Хамад бен Халифа аль-Тани

Правда, изначально все пошло не столь гладко, как рассчитывали эмир и создатели канала. Получив изначальный грант в 137 млн долларов, «Аль-Джазира» планировала выйти на окупаемость к 2001 году. Однако этого сделать не удалось, и эмир Катара согласился дать ещё несколько поддерживающих займов. Помощь осуществлялась в течение нескольких лет. В 2004 году, по данным СМИ, канал получил от 30 до 50 миллионов долларов. Тогда же назывались цифры общего бюджета компании — 120 миллионов долларов в год.

Впрочем, официальные цифры бюджета «Аль-Джазиры» всегда подвергались сомнению. Западные СМИ подчеркивали, что полноценное телевещание на двух языках — арабском и английском, корпункты почти во всех странах Востока, сотни журналистов по всему миру, техника и тому подобное обходятся дороже. Назывались цифры вплоть до 5 млрд долларов — якобы такие деньги вкладывались в первые годы запуска канала.

Чего было больше в подобных заявлениях — достоверных сведений или же элементарной зависти к успешному конкуренту — теперь уже разобрать достаточно сложно. Да и не очень нужно, наверное, потому как сколько бы не вкладывали в канал — все эти затраты окупились. Структура «на выходе» получилась достаточно впечатляющая. В марте 2006 года телеканал получил официальное название Al Jazeera Network, став международной медийной корпорацией, имеющей 65 бюро по всему миру, каждое из которых к этому времени обзавелось сотнями информаторов и волонтеров в стране пребывания.

Кому – хаос, а кому – звездный час

Собственно, к 2006 году крупнейшие медиа-корпорации уже начали беспокоиться по поводу появления на их поляне нового игрока, который действовал нагло и жестко, буквально распихивая конкурентов локтями. К этому времени канал уже начал привлекать к себе и внимание политиков. Правда, в основном из-за того, что подача им новостей из Ближнего и Среднего Востока в корне отличалась по своим акцентам от принятых в медийном мире трендов. Так, например, если для Запада бен Ладен был террористом №1, то для Аль-Джазиры он стал моджахедом, бросившим вызов «новым крестоносцам» из Америки и Европы, которые силой насаждают чуждые мусульманской умме ценности и столь же чуждый миропорядок. Что, нужно заметить, в те годы полностью совпадало с настроениями «арабской улицы».

Авторитет канала постоянно возрастал, попытки ограничить его вещание на Западе (те же крупные кабельные операторы США зачастую отказывались включить канал в свой пакет) только добавляли ему популярности. Деятельность Аль-Джазиры была признана успешной, и в 2003 году ее создателя, ливанца Вадаха Ханфара, на посту генерального директора сменил родственник эмира Катара, Ахмад бен Хассим Тани. И дату, когда произошла эта кадровая перестановка, можно считать датой принятия Дохой на баланс одного из самых мощных видов оружия XXI века – информационных бомб, к которой прилагалась целая фабрика по их производству.

Тогда же Аль-Джазира попробовала себя и в качестве политического игрока. В феврале 2011 года WikiLeaks опубликовал документы о том, что премьер-министр Катара Хамад бин Джасем аль-Тани предлагал президенту Египта Хосни Мубараку прекратить нападки канала на него в обмен на помощь Каира в урегулировании палестино-израильского конфликта.

А вскоре наступил и звездный час канала - «арабская весна». Показательно в этой связи заявление администрации WikiLeaks, для которой события в арабских странах являлись предметом особой гордости («мы влияем на мировую политику»): «Да, возможно, мы внесли свой вклад в события в Тунисе и Египте. Но давайте не будем забывать про слона в этой комнате: Аль-Джазиру и спутниковые тарелки».

Роль канала как массового агитатора и пропагандиста, а порой – и организатора выступлений, тогда отмечали все. Даже официальный Вашингтон, всегда ревниво относящийся к своей монополии на информационное оружие, говорил об Аль-Джазире как единственном не зависимом и не подконтрольном местным властям СМИ, способным не только оперативно информировать о событиях, но и подстегивать их.

Широкая сеть информаторов, методично создававшаяся представителями Аль-Джазиры на местах, с самого начала ее работы – как в правительственных структурах, так и в рядах оппозиции - позволяли ее корреспондентам и операторам всегда оказываться в эпицентре событий, причем, что интересно, иногда даже за полчаса-час до их начала. Данное обстоятельство, кстати, служило поводом для обвинений канала в том, что именно он провоцировал отдельные выступления. Но, справедливости ради, нужно отметить, что в реальности процент акций, к которым местные бюро прилагали бы руку, был тогда еще исчезающе мал. Просто сеть информаторов у Аль-Джазиры на порядок превосходила добывающие возможности не только ее конкурентов, но даже и ЦРУ, и местных спецслужб.

Другое дело, что в те времена канал впервые начал широко использовать в пропагандистских целях и монтаж, и прямые подтасовки – когда кадры, отснятые в одной стране вставлялись в репортажи о другой. Тогда же впервые, очень осторожно, Аль-Джазира начала съемки постановочных сцен. Но это, как выяснилось чуть позже, были еще цветочки.

«Фил … у нас есть новое предложение»

По-настоящему, от всей широты катарской души Аль-Джазира выступила в качестве воюющей стороны уже в Сирии. Роль канала в разжигании гражданской войны трудно переоценить. Как показали события, информационное участие в «арабской весне» было для него, пусть и масштабными, но все же учениями. Сирия же стала настоящим полем боя, где все было дозволено и все шло в ход.

Один из эпизодов того, как Аль-Джазира воевала с Дамаском, стал известен благодаря тому, что группа хакеров взломала переписку между высокопоставленными сотрудниками британской компании Britam Defence, занимающейся вопросами обеспечения безопасности нефтяных компаний, в частности - на Ближнем Востоке. Ну и, разумеется, попутно выполняющей «скользские заказы» от официального Вашингтона и Лондона.

Так вот, катарцы предложили Britam Defence организовать ни много ни мало, а «применение правительственными войсками против мирного населения химического оружия», причем - российского производства. Всего и дел-то: Britam Defence доставляет из Ливии снаряды с химическим оружием, идентичные тем, что стоят на вооружении сирийской армии, и предоставляет наемников из числа своих русскоязычных сотрудников. Оператор Аль-Джазиры снимает их действия, сопровождающиеся русской речью на камеру, – и сенсация готова.

Вот текст выложенного в Интернет письма директора по развитию бизнеса Britam Defence, Дэвида Гулдинга, основателю этой компании Филипу Доти: «Фил … у нас есть новое предложение. Это снова о Сирии. Катарцы предлагают привлекательное соглашение и клянутся, что идея одобрена Вашингтоном. Мы должны будем поставить химическое оружие в Хомс, а точнее — газовые снаряды (g-shell) советского производства из Ливии, подобные тем, которые должен иметь Асад. Они хотят, чтобы мы использовали наш персонал, который должен говорить на русском языке и сделать видеоотчет. Откровенно говоря, я не думаю, что это - хорошая идея, но предложенные суммы огромны. Ваше мнение? С наилучшими пожеланиями, Дэвид».

По целому ряду причин эта акция Аль-Джазиры не состоялась, но многие другие «постановки» прошли вполне успешно и в немалой степени способствовали не только успехам повстанцев, но и демонизации Дамаска в глазах «прогрессивной мировой общественности».

История продолжается

Аль-Джазира – это действительно уникальный проект, не имеющий аналогов. Термин «фабрика новостей» руководство канала понимает в самом буквальном смысле слова и не просто производит новости, но, зачастую, организует их.

Широкая сеть информаторов, часть из которых работают за деньги, а часть – на идейной основе, обладающей по совокупности возможностями, которыми обзавидуется любая разведка. Беспринципность в выборе источников – «отбросов нет, есть носитель нужного контента». Готовность в любой момент пойти на скандал и полное отсутствие почтения к местным властителям. Все это – фирменный почерк Аль-Джазиры, альфа и омега ее деятельности.

Сегодня у нее, по сути, нет равных по возможностям конкурентов, что позволяет каналу «на раз делать» тех, кого Доха в данный конкретный момент считает своим врагом.

Кризис вокруг Катара, разразившийся летом нынешнего года, прекрасно показал все стратегическое значение этого ресурса. Совокупные политические финансовые и политико-дипломатические ресурсы монархий Персидского залива оказались бессильны против информационной кампании, организованной и проведенной против них Аль-Джазирой. В Эр-Рияде откровенно не ожидали того потока компрометирующих его документов, которые, как оказалось, хранятся в архивах канала. И вброшенные в нужный момент и в нужных местах – они обеспечили Катару фактическую победу в его конфликте с саудитами и их союзниками.

В ходе кризиса, учитывая требования момента, Аль-Джазира «внезапно» стала весьма лояльной к Анкаре и Тегерану. Но это означает только то, что свои симпатии и антипатии канал выбирает в полном соответствии с колебаниями внешнеполитического курса Дохи. Кто станет мишенью для информационной бомбежки в следующий раз – предсказать достаточно трудно, ясно только одно, что этому политику или даже целому государству придется очень несладко.

И если XX век стал веком, в котором самостоятельными игроками на мировой арене стали спецслужбы и транснациональные корпорации, то век XXI добавил к этому списку новую силу – Аль-Джазиру. И те масс-медиа, которые сейчас стремятся следовать ее примеру.

18369 просмотров


Уведомления о важном

На сайте появилась новая функция — уведомления о важных новостях, которые появляются прямо на рабочем столе.

Если вы хотите узнавать важные новости как можно раньше, подписывайтесь прямо сейчас!

Eсли передумаете, то всегда можно отписаться.

Подписаться