Кто они, политзаключенные в Германии? haqqin.az из Германии, седьмая часть

Томас Оккупай, Гамбург, спецкор

Наш спецкор в Германии, известный левый активист Томас Оккупай, узнав о новом витке давления генсека Совета Европы Турбьерна Ягланда, инициировавшего процесс введения санкций против Азербайджана, объявленного определенными силами в этой европейской правительственной организации государством недемократическим, неправовым и авторитарным, предложил описать варварский разгон манифестации в Гамбурге накануне саммита «Большой двадцатки» в начале июля 2017 года. Ни Совет Европы, ни другие международные организации не отреагировали на тотальное нарушение свободы собраний и СМИ в Гамбурге, оставив представителей СМИ и внесистемной оппозиции лицом к лицу с разъяренными полицейскими силами. Вот вам и наглядное проявление двойных стандартов, о котором и говорил президент Азербайджана Ильхам Алиев на недавней встрече c делегацией Комитета по политике и безопасности Совета Европейского Союза.

Мы продолжаем публикацию специального отчета спецкора haqqin.az в Германии. Читайте и делайте выводы. Ягланд не узрел в этом произволе тотального нарушения политических свобод. Первую часть исследования смотрите по этой ссылке: https://haqqin.az/news/112560, а вторую по этой - https://haqqin.az/democracy/112695, третью - https://haqqin.az/comics/112842, четвертую - https://haqqin.az/investigations/113648, пятую - https://haqqin.az/dictatorship/114004, шестую - https://haqqin.az/democracy/114818.

* * *

Саммит «Большой двадцатки» еще не завершился, а политики уже публично призвали к самому суровому наказанию для нарушителей порядка. Мэр Гамбурга Олаф Шольц, отрицавший насилие, допущенное полицией, заявил: «Я надеюсь, что одним из последствий для правонарушителей, которых мы задержали, станут очень высокие штрафы».

Политики из разных партий также настраивали общественность в этом направлении. «Мы говорим о серьезных преступлениях, которые полиция и судебная система должны преследовать со всей твердостью и последовательностью», - сказал Томас де Мезьер (ХДС). Публично осудил протест «NoG20» и председатель СДПГ Мартин Шульц: «На этот раз мы имеем дело с убийцами -  жестокими людьми, которые пытались организовать покушения на участников саммита и блуждали по улицам с целью учинить грабежи» (http://www.spiegel.de/politik/deutschland/g20-gipfel-olaf-scholz-fordert-harte-strafen-fuer-randalierer-a-1156825.html).

Мартин Шульц

И во всех официальных документах говорится только о противоправных действиях демонстрантов. До сих пор ни один из этих политиков не потребовал какой-либо ответственности за преступления полиции. Глава Федеральной канцелярии Петер Альтмайер сделал следующее бессмысленное заявление: «Левоэкстремистский террор в Гамбурге был отвратительным и таким же недопустимым, как террор со стороны правых экстремистов и исламистов» (https://twitter.com/peteraltmaier/status/883648014275018752).

Следует отметить, что у демонстрантов и других граждан - участников акций протеста не было ни ружей, ни бомб, ни «коктейлей Молотова» или других орудий, традиционно применяемых в террористических атаках. Несмотря на тысячи фото- и видеозаписей, нет никаких доказательств даже предполагаемого наличия у демонстрантов арматуры и булыжников. Если политики провоцируют общественное мнение против мирного протеста с помощью публичного досудебного осуждения и оскорблений, которые вполне можно охарактеризовать как преступные, то неудивительно, что судебные власти действуют точно так же. Результатом являются многочисленные расследования и аресты демонстрантов под сомнительными предлогами.

В связи с описанным выше инцидентом в районе Ронденбарг в отношении двух итальянцев была применена мера пресечения в виде досудебного содержания под стражей. Несмотря на то, что широкое освещение событий в средствах массовой информации давно ясно показало, что полиция лжет общественности и искажает события, судьи были беспощадны. Хотя не было доказательств использования камней или подобных предметов, Марию Р. обвинили в участии в особо тяжком преступлении. «Психологическая экспертиза» подозреваемых в камнеметании послужила для окружного суда Гамбурга достаточным основанием для оправдания содержания под стражей в течение пяти недель. Только Высший областной суд отменил тюремное заключение без каких-либо условий (https://www.neues-deutschland.de/m/artikel/1060278.g-scharfe-kritik-an-untersuchungshaft-von-fabio-v.html). Фабио В. также был арестован в Ронденбарге, но его досудебное содержание под стражей было поддержано Областным судом.

Несмотря на явное искажение полицией событий и тот факт, что прокуратура не могла обвинить Фабио В. в каких-либо конкретных противоправных действиях, он должен оставаться под стражей по воле главы 1-го уголовного сената Марка Тулли. Не обратив внимания на то, что сам Фабио В. не имел возможности выступить в суде, Высший областной суд принимает свое решение: «безжалостная и глубоко укоренившаяся воля к действию» означает, что совершенное преступление «особенно серьезно». Фабио В. принимал участие в «самых опасных беспорядках», что показывает «характерное отношение, которое оправдывает обвинение». Высший областной суд также заявляет о «пагубных тенденциях» и отмечает «существенные недостатки в обучении и образовании, которые предполагают риск дальнейших уголовных преступлений» (https://www.welt.de/politik/deutschland/article167538292/Sind-Hamburgs-Richter-ueberhart-gegen-die-G-20-Haeftlinge.html). «Он стал причиной событий в Гамбурге, похожих на гражданскую войну», - так Областной суд обосновал содержание под стражей Фабио В.

в этом суде шли слушания по делам политзеков

По мнению судей, осуждение за серьезное правонарушение было «весьма вероятным», а «долгосрочное лишение свободы предсказуемым». Не имея доказательств того, что Фабио В. швырнул камень или ранил кого-либо, сенат областного суда уже знает, какое решение по его делу будет принято по окончании разбирательства. То есть вроде бы в судебном разбирательстве вообще нет необходимости. Известный федеральный судья, вышедший в отставку Томас Фишер считает, давать такие оценки обвиняемому, которого никто не слушал и чье дело судьи знали лишь по документам, недопустимо. «Не хватает еще, чтобы они заранее объявили о конкретном наказании», - сказал известный правовед.(http://daserste.ndr.de/panorama/archiv/2017/Linke-Gewalt-Hamburger-Justiz-greift-durch,gzwanzig304.html).

Особенно настораживает то, что председатель уголовного суда Марк Тулли является еще и председателем гамбургской судейской ассоциации. Как может быть тот, кто принимает столь сомнительные решения, образцом для других?

Описанное не является единственным инцидентом с откровенно негативной окраской. Подтверждением тенденции является следующее заявление о досудебном задержании польского гражданина Станислава Б. Глава судебной пресс-службы и судья Областного суда доктор Кай Хотзен признает, что «всегда можно спорить о пропорциональности». Гамбургские суды предполагали, что те, кто был арестован во время саммита, отвергают верховенство закона. В этом случае это станет причиной задержания до начала судебного разбирательства (https://www.taz.de/Archiv-Suche/!5432285/). Станислав Б. сегодня уже на свободе после семи недель предварительного заключения.

Суд в Гамбурге приговорил только потому, что не было прецедентной базы. И Станислав Б. был приговорен к шести месяцам тюремного заключения за мелкие правонарушения и предполагаемые, но не доказанные, преступления. Исполнение приговора было приостановлено на два года. Станислава Б. задержали на вокзале. У него были обнаружены перечный аэрозоль и 6 маленьких петард. Перцовый аэрозоль и петарды легальны в Польше, но не разрешены в ФРГ, что ему не было известно.

У него также была найдена маска для дайвинга, а прокурор ввел суд в заблуждение, утверждая, что он направлялся на демонстрацию, где собирался использовать это незаконное «защитное вооружение». Еще его обвиняли за найденные у него стеклянные шарики, но в приговор это не попало. Таким образом, генеральный прокурор Элснер потребовал шесть месяцев условного заключения за нарушение закона об общественном спокойствии, закона о взрывчатых веществах и закона об оружии.

В его требованиях практически не было ссылок на эту конкретную процедуру изъятия, вместо этого он говорил о серьезных беспорядках во время саммита «Большой двадцатки» и о справедливости предполагаемого ужесточения законодательства. Из слов прокурора выходило, что обвиняемый должен был быть еще и благодарен чиновникам, которые его «вовремя» арестовали, так как если бы он бросал стеклянные шарики, его задержали бы на еще больший срок (https://unitedwestand.blackblogs.org/kurzbericht-zum-2-g20-prozess-am-dienstag-29-8-2017-de/). Судья принял решение в соответствии с требованиями прокурора не в последнюю очередь для того, чтобы утвердить «общий превентивный аспект» сдерживания протеста широкой общественности (http://www.taz.de/Urteil-gegen-zweiten-G20-Gegner/!5443719/). Адвокат Станислава Б. заявил об апелляции, поскольку обладание запрещенными петардами и перечным спреем в обычное время (т.е. не во время международного саммита) ведет лишь к небольшому штрафу, а судебное производство может быть вообще закрыто из-за незначительности правонарушения, то в случае осуждения Станислава Б. суд полностью проигнорировал применяемый в Германии юридический принцип «in dubio pro reo» (сомнительные моменты толкуются в пользу подсудимого). Если это было сделано намеренно, то судья был виновен в совершении уголовного преступления.

Еще более трагическим является дело ранее не судимого голландца Пайке С. Несмотря на противоречивые свидетельства, гамбургский судья Иоганн Критен, известный как «враг левых», уничтожил будущее молодого человека. «Сегодня не День короля». С этими словами судья Иоганн Критен инициировал свое решение против 21-летнего Пайке С. «Koningsdag» (День короля) отмечается в соседних Нидерландах. Заявив, что «сегодня не День короля», судья, очевидно, хотел оправдать жесткость своего приговора (http://daserste.ndr.de/panorama/archiv/2017/Linke-Gewalt-Hamburger-Justiz-greift-durch,gzwanzig304.html).

Пайке С. был обвинен в серьезных преступлениях против общественного порядка, в том числе нападении на полицейских. Суд проигнорировал, что Пайке С. принял во время ареста так называемую «позу эмбриона». Он скрючился на земле, прикрыв себя руками и ногами, чтобы защититься от побоев. Его также обвинили в том, что он бросил две бутылки в сотрудника полиции, оснащенного полным защитным снаряжением. Одна бутылка попала в шлем, другая - в ногу. Этот полицейский не обращался за медицинской помощью и не заявлял о жестоком обращении. Единственным свидетельством этого являются показания двух полицейских, описывающих человека, бросившего бутылки, который явно не соответствовал внешнему облику обвиняемого. Единственной характерной чертой были мелкие косички в ямайском стиле. Однако у обвиняемого были длинные прямые волосы. Описания момента ареста также весьма противоречивы. Полицейский, в которого, судя по показаниям других полицейских, попали две бутылки, видел только вторую из них, а арестованный человек якобы упал сам при попытке ударить его коллегу. Этот коллега, в свою очередь, изображает все по-другому.

Он видел обе бутылки, человека с ямайскими косичками и хотел задержать его. Однако два человека попытались его заблокировать. Поэтому он оттолкнул первого человека, а второго ударил кулаком по голове. Между тем тот полицейский, которого поразили бутылками, и произвел арест. Интересно, что наш обвиняемый имеет не только гладкие волосы, но и травму под глазом, которая могла стать результатом удара кулаком (https://unitedwestand.blackblogs.org/kurzbericht-zum-ersten-g20-prozess-am-montag-28-8/). Прокурор заявил, что налицо весьма серьезное преднамеренное преступное деяние и потребовал для голландца тюремное заключение сроком на один год и девять месяцев без права условно-досрочного освобождения.

При этом он призвал принять во внимание ожесточенные беспорядки и «условия, подобные гражданской войне», в которых оказался Гамбург в последующие после протестов дни. Как отметил в своей речи прокурор, Пайке С. способствовал усугублению негативной атмосферы, поэтому ответственен и за беспорядки в пятницу, хотя тогда уже и находился под стражей (http://m.taz.de/!5443401;m/). Адвокат потребовал оправдательного приговора, заявив, что связь подсудимого с вменяемыми ему правонарушениями не доказана - обвиняемый был в составе группы из 15 человек, и потому никак не может быть единоличным виновником нарушения общественного спокойствия. А «эмбриональная поза» была его защитной реакцией. Это показывает, что осужденный боялся за свою безопасность (https://www.ndr.de/nachrichten/hamburg/G20-Krawalle-Lange-Haftstrafe-fuer-21-Jaehrigen,gipfeltreffen644.html).

Но судья Критен рассмотрел дело в другом ключе, выйдя далеко за рамки требований прокурора в своем жестоком вердикте: два года и семь месяцев лишения свободы, а также включение образца ДНК осужденного в базу данных преступников. Вдоль стен переполненного зала суда стояли полицейские в шлемах и с дубинками, по-видимому, для предотвращения возможных массовых беспорядков.

Однако на приговор зал ответил шокирующей тишиной. Раздался только лишь один возглас потрясенной приговором молодой женщины: «Что?!?». Утром, когда Пайке С. вошел в зал, около сотни сочувствующих приветствовали его аплодисментами, но теперь была тишина. После приговора обвиняемый растерянно посмотрел на своих родителей, находившихся в зале. Судья обосновал свое решение ужесточением уголовного законодательства, которое вступило в силу 30 мая 2017 года (https://dejure.org/gesetze/StGB/114.html). Как раз перед началом саммита «Большой двадцатки» было ужесточено наказание за нападение на полицейских. Наказание - от трех месяцев до пяти лет лишения свободы. Если судья, рассматривающий то или иное дело, настроен предвзято, то после этого нововведения в закон даже простое сопротивление аресту может привести к длительному тюремному заключению. До сих пор, по словам судьи Критена, наказание за насильственные действия против полицейских было «крайне мягким»: «После такого осуждения раньше обвиняемые просто смеялись. Но теперь, с новым, более жестким законодательством этому придет конец» (http://www.mopo.de/28237036). Так Иоганн Критен сам разоблачил себя. Очевидно, что этот судья не заинтересован в справедливом рассмотрении дел, а стремится использовать наиболее тяжелые и жестокие виды наказания.

Даже если бы обвиняемый действительно бросил две бутылки, в немецком законодательстве предусмотрены на этот случай более мягкие формы наказания для лиц, впервые совершивших преступление, особенно если при этом не нанесено никакого вреда кому-либо. Принцип «in dubio pro reo», по-видимому, также не играет никакой роли для этого судьи. Похоже, этот международно признанный правовой принцип должен быть вообще отменен, особенно в процессах по делам демонстрантов, принимавших участие в протестах против саммита «Большой двадцатки».

(Продолжение следует)

2303 просмотров