Восемь тысяч манатов – теневая зарплата врача в клинике Лейлы Шихлинской Haqqin.az из зала суда

Отдел информации

В клинике, принадлежащей киноактрисе, хореографу, педагогу, народной артистке, обладательнице еще множества титулов и званий Лейле Шихлинской, врач-офтальмолог Намик Мустафаев официально получал зарплату в размере 180 манатов, а фактически – 7-8 тысяч в месяц. Об этом Н.Мустафаев заявил 19 января на судебном процессе по делу о хищениях и финансовых нарушениях в этом частном медицинском учреждении.

Всего обвиняемыми по делу проходят семеро: бывший главный бухгалтер клиники Шахла Аббасова и рядовые сотрудники Полад Алиев, Сакина Эфендиева, Айтен Гусейнова, Медина Гусиева, Елена Абдуллаева и Нигяр Рзагулиева. Всем им предъявлены обвинения по статьям 313 (служебный подлог) и 179 (присвоение денежных средств) УК АР.

Дело в отношении этих лиц было возбуждено еще четыре года назад по заявлению самой Л.Шихлинской, обвинившей их в присвоении 800 тысяч манатов, и вначале рассматривалось Главным управлением по борьбе с организованной преступностью МВД, а затем – Управлением по борьбе с коррупцией при генпрокуроре республики. Основатель и владелица клиники настаивала, чтобы ее бывшие сотрудники были не просто привлечены к уголовной ответственности, но возместили ей якобы украденные 804 тысячи 343 маната.

Однако в ходе следствия было обнаружено, что руководство клиники уклонялось от уплаты налогов, в результате чего государству был причинен многомиллионный ущерб. Все это стало основанием для возбуждения уголовного дела по факту уклонения от уплаты налогов.

Доктор Намик Мустафаев дал показания в суде в качестве свидетеля. Врач не скрыл, что, помимо клиники Шихлинской, практикует и в Центральной больнице нефтяников, которая и является основным местом его работы. В клинике же Шихлинской он только оперировал пациентов с офтальмологическими заболеваниями, за что в течение недели после каждой операции получал из кассы учреждения определенные суммы.

«Грубо говоря, у каждой операции есть своя цена. У меня не было зарплатной карточки, но ежемесячно я получал не менее 7-8 тысяч манатов», - сказал офтальмолог. 

Решившая внести ясность в показания Н.Мустафаева обвиняемая Ш.Аббасова, бывший главный бухгалтер клиники, заявила, что врач-офтальмолог действительно получал примерно 7-8 тысяч в месяц, однако по документам зарплата врача составляла всего 180 манатов. Именно такую сумму по указанию руководства фиксировала бухгалтерия.

«От нас потребовали перейти на карточную систему. На всех работников клиники были открыты зарплатные карты, однако указанные там суммы были много меньше реальной оплаты труда сотрудников», - утверждала обвиняемая.

Свидетели на процессе - детский хирург Парвиз Самедов и гинеколог Нурия Гадирова - в своих показаниях подтвердили заявленное Намиком Мустафаевым. Врачи показали, что деньги за проведенные ими операции во много раз превышали официальную зарплату. Конкретных сумм они не называли, однако заявили, что им регулярно выплачивали финансовое вознаграждение в обещанных размерах.

В ходе заседания стало известно, что и на этих врачей были открыты зарплатные карточки, но они их так и не получили. Указанные же на этих картах суммы не превышали 200 манатов.

Затем показания в качестве свидетелей дали бывший начальник службы безопасности клиники Ильгар Гасанов и IT-специалист Нуру Нуриев. Оба заявили, что по распоряжению Лейлы Шихлинской на компьютере главбуха осуществлялись определенные операции.

«Как-то наш IT-специалист Нуриев уже после окончания рабочего дня вошел в кабинет главного бухгалтера. Узнав об этом, я сразу предупредил Шахлу Аббасову. А через два дня после этого руководство клиники освободило меня от занимаемой должности, сделав рядовым охранником. Я отказался от этой должности и написал заявление об уходе», - сказал Ильгар Гасанов.

IT-специалист Нуру Нуриев в своих показаниях подтвердил, что он заходил в кабинет главного бухгалтера.

«Лейла ханум попросила, чтобы я скопировал все документы, которые хранились в компьютере главбуха, и дала мне ключи от кабинета Аббасовой. Возможно, это было связано с тем, что в клинике тогда работали аудиторы. Я выполнил распоряжение Лейлы ханум и передал ей все скопированное. А она предупредила, что об этом никто не должен знать», - заявил этот свидетель.

12756 просмотров