Он снова устроил бордель… после митинга почти по Шукшину

Юсиф Алиев

Застыв у двери, он, наверное, с минуту, настороженно и с плохо скрытой боязливостью, молча осматривал нас. Наверное, подумалось мне, глядя на склонившихся  к компьютерам и живо переговаривающимися между собой редакционных сотрудников, которые не обращали на него никакого внимания, растерялся и не знал к кому обратиться.

- Проходите, - придвинув поближе к себе свободный стул, пригласил я и дружелюбно добавил, что здесь его никто не укусит.

- Как знать! – неожиданно громко и на полном серьезе сказал он.

Меня, да и всех коллег, в тот момент окунувшихся в свои материалы, словно долбанул электрический разряд.

- Вчера пришел к вашим коллегам из «Мейдан ТВ», так меня там назвали провокатором. И взашей! Не буквальным образом, а словесами азербайджанских нецензурных выражений. Правда, они звучали мне во след…

И тут все, как один, кто находился в зале, повернулись к нам. На лицах наших читалось одно: «Такого быть не может! Уважающие себя и свой печатный орган журналисты не могли подобного допустить… Быть такого не может!»…

- А вот так оно и было! – резко поднявшись с места, нервно выпалил он.

Попросив его вновь усесться, мы попросили его представиться и рассказать, что же такое вынудило наших коллег из оппозиционной прессы обозвать его «провокатором» и выставить вон.

- Меня зовут Ганиев Сейфаддин Гаджи оглы. Я моряк. Ныне на пенсии. Бывший капитан-наставник каботажных судов нефтефлота, обслуживающих отдельные морские основания добытчиков черного золота… Я тот самый, что в кровавую ночь 20 января вместе со своим судном был заблокирован военными кораблями, которые навели стволы своих пушек на город… Как мы тогда верили этому Народному фронту, - скрипнув зубами, сокрушенно цедит он. - Они под автоматы, танки и корабельные орудия вывели безоружных людей…

после январской резни

Не стану пересказывать того, что перетерпели тогда, зажатые стальными корпусами военных фрегатов, моряки нефтефлота. И не стану повторять тех, услышанных от него подробностей того, как одно из их суденушек, под названием «Амбуран», было обстреляно с палуб наших же родных нам тогда cоветских кораблей. Об этом обо всем наш читатель хорошо знает. И знает, как крикливые, известные теперь всем тогдашние вождюшки Народного Фронта, предали тех, кого они вывели на улицы…

- Пришел же я в их СМИ-шки, - не без раздражения продолжал моряк, - чтобы поделиться своими впечатлениями от митинга… Ну того, что пару дней назад, проходил в Ясамалах. Не знаю, как другие, но я пришел на него из-за любопытства. По наивности своей мне думалось, что по прошествии времени, да при новых её лидерах, «фронтисты» в тандеме с каким-то никому не понятным Национальным Советом, наконец, смогли определиться с маяками, зовущими нас к кисельным берегам и молочным рекам. Я хотел бы услышать о них… Или, пусть в воображении своем, да увидеть…

- Ну и как, удалось? – спросил я вдруг замолкнувшего и ушедшего в себя своего собеседника.

- А то! – воскликнул он. – Маяки – это ничто иное, как они сами. Их, шитая белыми нитками, волчья страсть дорваться до власти. Уж тогда-то они сделают и эдак и так… А нам остается только помочь им. Особенно тому маяку под именем Али Керимли, что амбициозно и полный самовлюбленности, взирая на жидкую кучку, сгрудившуюся у трибуны, клеймил власть, бросившую всех нас в беспросветную нищету и бесправие… Дескать, ребята, что стоите, давайте к топору, окажем вотум недоверия этой власти… Посмотрите на меня! Я готовый президент!  Я самая, что ни на есть нужная вам власть! И я - ваш!... В общем, атмосфера один к одному, что была до того самого трагического 20 января.. Ничего не изменилось! Ничто их не изменило!.. Я плюнул и ушел.

- Да причём, как вы выразились, их СМИ-шки?.. – с недоумением спрашиваю я.

- Как причем?  В тот же день в их интернетных газетах читаю, что, мол, в Ясамалах прошел многотысячный митинг оппозиционеров, где люди громогласно выражали недовольство властью и президентом. Эта откровенная ложь меня возмутила, и я пришел к журналистам «Мейдан ТВ», чтобы сказать, что даже маленькая неправда вызывает большое недоверие и компрометирует настоящую демократию. Вдобавок, стараясь очень мягко, я поведал им о том,  что такие, как я - а их действительно много тысяч, - думают об их самовлюбленном лидере Али Керимли…. Открещиваясь от грязных оргий, устраиваемых его сыном в Лондоне, он называет их происками властей. Но факты-то - вещь упрямая. Они никак не вяжутся с провозглашаемыми им идеалами. А вот так ненавидимая им власть, не на словах, а на деле наказывает, причем, жестко тех высокопоставленных чиновников, чьи отпрыски ведут себя не должным образом. Наказывают, невзирая на заслуги и на занимаемое ими положение… Так я оттуда и ушел с кличкой провокатор, которая, если начистоту, более всего подходит к маяку нашего благоденствия - Али Керимли…

Немного помолчав, бывший капитан-наставник национального нефтефлота уверенно резюмировал, что подобное мы никогда не опубликуем.

Почему же, ваше мнение о Маяках наших, псевдореволюционеров, мы решили-таки предать гласности.

Али Керимли кричал с трибуны: «Долой воров!» А его сын в эти минуты на ложе патриция предавался утехам Древнего Рима. Повсюду оргии, оголенные тела, бушующий разврат и шальные деньги…

Тюркель Керимли и вокруг один Древний Рим
После званого ужина в Древнем Риме начиналась бурная оргия
19560 просмотров