Александр Искандарян: «Армения настроена жестко» эксклюзив

Беседовал: Расим Бабаев

Бархатная революция в Армении – одна из главных проблем, будоражащих умонастроения людей на всем постсоветском пространстве. Экспертное сообщество еще длительное время будет высказывать различные аналитические выкладки относительно истоков и последствий этой, во многом неожиданной революции.

Как же последние события в Армении отразятся на ситуации в регионе? И насколько повлияют на карабахское урегулирование? В свете сегодняшнего визита лидера революции, премьер-министра Н.Пашиняна, в Москву и его первых переговоров с президентом В.Путиным, на первый взгляд, события обещают непредсказуемый характер развития. Об этом мы и решили побеседовать с одним из известных армянских экспертов, директором Института Кавказа (Ереван) Александром Искандаряном.

Haqqin.az представляет вашему вниманию эксклюзивное интервью с А.Искандаряном.

Можно ли было еще несколько месяцев назад предсказать события, приведшие к смене руководства Армении?

- Конечно, в точности день, час, фамилию лидера протестов и технологию смены власти предсказать вряд ли кто-то взялся бы. Но низкая легитимность правящей Республиканской партии оценивалась социологами многократно. Что в гибридных режимах с настолько низкой легитимностью властей невозможно жить вечно, это достаточно хорошо известно политологам. Такого рода события той или иной степени успешности происходили, практически, во всех странах бывшего СССР, в которых существовали похожие режимы. Молдова, Украина, Грузия, Кыргызстан - нересурсные страны бывшего СССР с неконсолидированными слабыми персоналистскими режимами прошли через это, каждая страна со своей спецификой, конечно, но прошли. Это не может быть случайностью, это закономерность, и странно было бы, если Армения могла бы совершенно избежать такой перспективы.

Более того, посмотрев на историю ротаций власти в Армении, можно увидеть, что передача власти при смене лидеров в самой Армении всегда проходила со сложностями. Так что можно было предположить, что напряжение системы как раз во время передачи власти может вызвать подобные сценарии. Так что конкретный сценарий – не думаю, но то, что подобное может случиться рано или поздно, можно было предвидеть.

- Какую линию во внешней политике займет руководство Армении во главе с Николом Пашиняном?

- Любое руководство Армении будет проводить примерно ту же политику, которая проводится сейчас. Внешняя политика Еревана определяется отнюдь не личностями, а обстоятельствами гораздо более глубокими, как-то наличием карабахского конфликта, потребностью в безопасности, закрытой границей и отсутствием дипломатических отношений с Турцией - членом НАТО.

В то же время потребность в развитии, инвестициях, совершенствования моделей управления - все это приводит к политике комплементаризма, т.е. многовекторности, совмещения интересов различных внешних центров силы. Эти политика существовала в Армении с самых первых дней независимости, несмотря на смену президентов или правительств.

- Стоят ли за Пашиняном западные круги?

- Нет, генезис конфликта исключительно внутриармянский. История протестных движений в Армении достаточно серьезна, они имеют свою логику, причины, динамику. И эта логика не имеет никакого отношения к внешним силам.

- Как воспринимает Пашиняна армянская диаспора? Что она ждет от него по вопросу Нагорного Карабаха?

- В армянских диаспорах существуют, естественно, разные взгляды на эту проблему, но в целом известен феномен несколько большего радикализма диаспор в такого рода вопросах, чем населения страны исхода. Хотя в последнее время и в самой Армении сколько-нибудь оптимистичных настроений по поводу перспектив окончательного урегулирования карабахской проблемы не наблюдается.   

- Стоит ли ожидать положительных подвижек в деле урегулирования армяно-азербайджанского конфликта? Какой будет позиция Пашиняна по Карабаху?

- Нет, карабахский конфликт не находится в той стадии, на которой можно ожидать положительных подвижек. Общественное мнение Армении и самого Карабаха особенно после апрельской эскалации 2016 года настроено достаточно жестко, и этот факт, конечно, будет отражаться на риторике господина Пашиняна. Впрочем, выход из переговорного процесса – тоже маловероятный сценарий. Переговоры в формате Минской группы продолжатся.

- Чего стоит ожидать Еревану от Москвы? Свидетельствуют ли последние события о том, что Россия теряет рычаги влияния на Южном Кавказе? В частности, на Армению?

- Россия – огромная страна, прямой сосед Южного Кавказа, ядерная держава, постоянный член Совбеза ООН, она не может потерять рычаги влияния на Южный Кавказ в принципе. И у Армении достаточно серьезная база отношений с этой страной, она вряд ли будет меняться при любой смене личности у власти.

- Что будет с воинской частью в Гюмри?

- Мероприятия по укреплению базы, повышению ее боеготовности, оснащению новыми видами вооружения происходят на постоянной основе.

- Сможет ли Пашинян решить острые социально-бытовые вопросы, существующие в Армении? Сможет ли остановить утечку населения из страны?

- Социальные проблемы, существующие в Армении – это системные проблемы, решить их за короткий срок невозможно. Работа над этими проблемами в огромной степени зависит от состояния экономики. В прошлом году в Армении впервые за почти десятилетие обозначился серьезный экономический рост.

Если этот рост удастся сделать устойчивым, то работа над социально значимыми проблемами может быть более успешной. Что касается миграции, то опять же, приостановить ее невозможно, не закрывая наглухо границы. Люди едут в более благополучные страны из менее благополучных, это норма, а не форс мажор. Создание рабочих мест, развитие экономики, тем не менее, могут уменьшить эмиграцию и даже повернуть ее вспять. Но для этого нужен устойчивый экономический рост на протяжении как минимум нескольких лет.

- Какая судьба ожидает Сержа Саргсяна и возглавляемую им партию?

- Республиканская партия будет пытаться сохранить себя в грядущей политической реальности в качестве оппозиции. Ей для этого придется провести ребрендинг, сменить многих лиц, по крайней мере, на публичном поле, переформатировать свою элиту. Размеры ее уменьшатся в разы, многие люди покинут партию. Задача эта непроста, но вероятность того, что удастся достичь успеха, не равна нулю. Будет ли принимать в этом процессе участие Серж Саргсян, зависит от его личного решения.

19781 просмотров