Так в Азербайджане воруют корабли

Юлия Медведева

Сегодняшняя история должна поразить нашего читателя не только уровнем беззакония и общего бардака, но и своей абсурдностью. Оказывается, в Азербайджане можно с помощью денег и связей присвоить себе любое понравившееся имущество. Единственным ограничителем в этой ситуации остается только совесть, с которой у наших чиновников не просто плохо.

Буквально вчера я узнала, что у многих экстремальных спортсменов отсутствует так называемый «ген страха», поэтому часто акробаты, канатоходцы, дрессировщики – семейная профессия. В Азербайджане у чиновников отсутствует «ген совести», и эта патология передается, скорее, не на наследственном уровне, а воздушно-капельным путем. Попадаешь в высший эшелон – считай, заболел, через несколько лет болезнь обязательно проявится…

Долой абстрактные рассуждения, у нашего сегодняшнего героя отобрали не рынок, как в нашей первой истории, не дом, как во второй. Отобрали – теплоход.

Казалось бы, как можно отобрать огромный корабль 25 на 5 метров? В Азербайджане – очень просто.

В 2003-м году Ганбар Сафаров принял решение о возвращении на родину в Азербайджан. В Астрахани 20 февраля того же года он купил пассажирское судно, теплоход 57-го года выпуска под именем «Юный моряк», которое было в неплохом состоянии. Стоило оно недешево, ему пришлось занять денег, но наш герой не боялся – он знал, что такая вещь быстро себя окупит при правильной тактике ведения бизнеса. Затем новый владелец его отремонтировал и отправил в Баку.

Когда судно дошло до берегов Азербайджана, начался новый процесс – его нужно было растаможить, пройти ряд инстанций, которые бы утвердили, что с ним все в порядке. Тогда таможня забрала у Сафарова документы для того, чтобы за 72 часа сделать все необходимые процедуры. В этот момент появляется фигурант дела – организация «Мардакан Бройлер» с директором Айдыном Ахмедовым, которая выступала посредником при сделке.

Наш герой начал понимать, что что-то не так: когда приходил в эту контору, ему там начали угрожать: «Есть семья, дети есть? Боишься за них?»

И далее происходит волшебство, появляется новый договор, согласно которому Ганбар Сафаров продал свой теплоход этому самому «Мардакан Бройлер». Чтобы понять АБСУРДНОСТЬ ситуации, мы предлагаем читателю ознакомиться с этой самой бумажкой, которую любой человек может прямо сейчас сверстать, не вставая из-за компьютера.

Обратите внимание на то, что:

- договор составлен на русском языке,

- в договоре указана дата 9 января 2003 года, то есть ДО того срока, когда судно по документам перешло от гражданина России к Ганбару Сафарову,

- адрес организации охватывает, по-видимому, целый поселок,

- сумма указана в (!) российских рублях,

- в договоре не исправлены пункты о «законодательстве РФ»,

- никто и никогда не видел оригинала настоящего договора, кроме того, нет и акта приема-передачи, без которого любой договор недействителен.

Теперь, думаю, вы начинаете понимать, с кем мы имеем дело: напечатать липовый договор было поручено человеку, который, по-видимому, поленился продвинуться дальше первого абзаца, и речь уже не идет ни о каких юридических или правовых нормах.

Но это еще не все: на основании вот этой бумаги (даже документом это назвать язык не поворачивается) Государственная морская администрация Азербайджана выдает на судно свидетельство о собственности. Теперь «Юный моряк» официально превращен в «Ramin» и плавает под азербайджанским флагом, а его владельцем значится вышеназванная конторка. Документ выдан в июле этого же года и подписан уполномоченным Гудратом Гурбановым.

Ганбар Сафаров начал обращаться во всевозможные организации, но там только разводили руками, мол, а что мы сделаем, судитесь. Пострадавший пришел в Генпрокуратуру, где рассказал о случившемся, своими обещаниями там развитие дела затянули еще на несколько лет. Затем Сафаров все же подает в суд, и происходит это в 2008-м году. Начинается процесс, на заседания от отвечающей стороны никто не приходит, и таким образом первое решение по делу появляется только в 2012-м году:

«Вернуть судно его законному владельцу».

Но как наш читатель уже успел заметить из предыдущих ситуаций и историй, рассказанных нами, решение суда для исполнителей и ответчиков просто какая-то бумажка, которая никак не может поколебать их восседание на теплом, нагретом местечке.

Сафарова вызвали в Государственную морскую администрацию Азербайджана, где лично ее начальник Гудрат Гурбанов сказал ему: «Дай мне недельку, все сделаем», - и дал заполнить анкету для выдачи свидетельства о собственности. «Документ был готов. Я даже видел его», - рассказывает пострадавший. В то же самое время начальник судебных приставов Сабаильского района, который должен был проконтролировать исполнение решения суда,  Араз Гусейнов сказал Сафарову то же самое, попросил подождать неделю. «Я подумал, ну ладно, чиновники, что поделаешь», - рассказывает наш герой.

Две недели превратились в 5,5 месяцев, все молчали, а чиновники оказывались то во Франции, то в Турции, то уезжали по «неотложным делам». И если по закону решение суда госслужащие должны были исполнить в течение 10-ти дневного срока, или проигравшая сторона должна была подать апелляцию – ни того, ни другого не было сделано.

Через почти полгода появился какой-то неизвестный никому человек, который обратился в Арбитражный суд, чтобы обжаловать дело. Теперь уже он был то ли новоиспеченным владельцем, то ли представляющим его сторону.

Вместо 3-х законных месяцев суд рассматривает дело в течение года… Новая подробность поразит нашего читателя своей двойной абсурдностью: Мардакян Бройлер признает, что корабль у него, и он потратил на ремонт судна 400 тысяч манатов. Будьте добры, мистер Сафаров, верните эти деньги, но документов, чеков, подтверждающих это, нет…то есть, судно «на экспертизе».

В данный момент некая «шарашкина контора» занимается этой самой «экспертной оценкой» судна в течение 4-х месяцев (хотя должна была сделать это за один), чтобы, очевидно, выдать бумагу, в которой будет написано о больших затратах на ремонт корабля. Ни фотографий, ни описаний, ни встреч с самим Сафаровым или его представителями. На предложение суда – вычесть 400 тысяч из суммы, в которую оценивается судно, и отдать их нашему герою – реакции никакой нет.

«Я знаю мой корабль, он стоит сейчас на 21-м съезде. Они его перекрасили, ни номера бортового, ни флага, но я-то знаю моё судно. Ни ареста на нём, ни опломбировки – ничего нет, хоть это и нормальная процедура в рамках судебного процесса. Я сужусь, а в то время меня мучают люди из России, которым я должен деньги, которые занимал, чтобы сделать покупку. Мне пришлось продать квартиру дочери из-за долгов.

Мне все говорят, мол, зачем ты приехал? А обманули меня, потому что думали, что я такой наивный, приехал из России, постоять за себя не смогу. В данный момент я живу здесь только из-за этого уголовного процесса и моего теплохода…» - заключает наш герой Ганбар Сафаров, обманутый чиновниками и их подельниками.

Оказывается, в Азербайджане можно присвоить себе любую чужую собственность даже самым абсурдным способом, а судно – это почти как кошелек, который так легко вытянуть из дамской сумочки, пока владелица смотрит в другую сторону…

4051 просмотров