Зачем Путин летит в Азербайджан российские СМИ

Отдел информации

Российское издание «Регнум» выступило с сенсационной статьей, проливающей свет на ожидаемый визит президента России Владимира Путина в Баку. Агентство задается вопросом – почему Путин едет в Азербайджан, хотя за несколько недель до этого принимал своего коллегу,  главу азербайджанского государства Ильхама Алиева в Москве?

Представляем вашему вниманию публикацию российского издания, которое ранее системно и целенаправленно выступало с критической позицией в адрес Азербайджана. Неожиданный комментарий в этом СМИ привлек наше внимание, и редакция haqqin.az представляет вниманию читателей публикацию обозревателя агентства Станислава Тарасова.

«На днях глава комитета Государственной думы России по делам СНГ Леонид Калашников сообщил, что президент России Владимир Путин посетит 25 сентября с визитом Баку. Эту информацию подтвердил помощник российского президента по международным делам Юрий Ушаков. Путин уже проводил 1 сентября в Сочи переговоры со своим азербайджанским коллегой Ильхамом Алиевым. Стороны подписали порядка 17 документов экономического и политического характера, приняли меморандум по пяти «дорожным картам», составляющим план действий по развитию ключевых направлений сотрудничества до 2024 года, обсудили важные проблемы как в развитии взаимоотношений между двумя странами, так и региональной и международной ситуации. Тем не менее, заявил Калашников, в ходе визита в Баку два президента «будут шлифовать те вопросы, о которых стороны договорились или не договорились в ходе переговоров в Сочи». Правда, не уточнил, какие именно вопросы. Но то, что они есть, показывает необычная интенсивность российско-азербайджанского диалога, которая затрагивает военно-техническое сотрудничество, энергетику и, что наиболее вероятно, проблемы урегулирования нагорно-карабахского конфликта.

Существуют также острые проблемы в выстраивании системы региональной безопасности, учитывая сложные процессы, развивающиеся на соседнем Ближнем Востоке в целом и в Сирии с Ираном в частности. Все понимают, что любая дестабилизация в Иране объективно в первую очередь затронет Азербайджан с проекцией хаоса на все закавказское пространство.

Другое дело, если Баку будет стремиться минимизировать развитие негативных процессов в регионе, станет реальной опорной точкой в развитии. Наконец, нельзя недооценивать в широком геополитическом контексте фактор нагорно-карабахского конфликта. Поэтому активный российско-азербайджанский диалог, нежелание Тегерана иметь на севере «горячую точку» становятся сдерживающими моментами для недопущения развития событий на этом направлении по «горячему сценарию». Ожидается, что до конца нынешнего года в России состоится трехсторонний саммит с участием президентов России, Ирана и Азербайджана, на котором многое может определиться.

Бросается в глаза еще одна важная особенность. На фоне активизации российско-азербайджанского диалога, развивающегося вокруг многочисленных торгово-экономических и других совместных проектов, во внешней политике Турции наблюдается исчерпание ресурсов на закавказском направлении.

Причины очевидны: Анкара сама обросла опасными для своей территориальной целостности геополитическими проблемами по всему периметру границы и нуждается в поддержке России. Поэтому активный диалог Москва — Баку не воспринимается в Анкаре, во всяком случае пока, в качестве тренда, ориентированного на подрыв влияния Турции в Азербайджане. В то же время Анкара с повышенным вниманием следит за развитием событий.

Стало известно, что накануне визита Путина в Баку там побывает президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган для участия в мероприятиях, посвященных 100-летию освобождения Баку возглавляемой турецким генералом Нури-пашой Кавказской исламской армией. Заметим, что в последний раз президент Турции посещал Азербайджан в июле. Анкара, будучи в альянсе с Россией и Ираном на сирийском направлении, мечется из стороны в сторону в части решения проблемы Идлиба. Эрдоган на саммите глав Ирана, России и Турции в Тегеране затребовал объявить в этой провинции перемирие. Потом объявил, что намерен еще раз встретиться с Путиным, а сейчас выступил с призывом к возглавляемой США международной коалиции подключиться к операции в Идлибе. Это игра на грани срыва компромиссов, демонстрация имеющихся сложностей в действиях сразу на нескольких геополитических площадках"...

24232 просмотров