Гарбуза солдата Пашиняна и обет солдата Алиева наша передовица

Эйнулла Фатуллаев

Наше советское поколение воспитывалось на ценностях интернационального долга, доблести во имя Отчизны и культе непобедимого образа, я бы даже сказал, святости армии. Мы выросли на таких фильмах, как «Максим Перепелица» с участием непревзойденного Леонида Быкова или «Баллада о солдате», воспевавших трепетные чувства к армии и воспитывавших верность армейскому долгу перед Родиной. Нас закаляли романы таких стоиков, как Василь Быков и Владимир Богомолов, зарождая в наших душах мечту об армейской службе… Потом развалилась великая страна. Правда, наступил другой миропорядок и появилась другая Родина, но трепетные чувства к армейскому долгу остались. Тем более что началась навязанная нам не наша война. Бесчестная, банальная, вероломная и жестокая карабахская война, унесшая жизни десятков тысяч юных солдат.

Это была не наша война

Она сломала стереотипы нашего поколения об интернационализме и долге, ибо была вызвана чуждыми нашему, но привитыми новым поколениям чувствами национализма, сепаратизма и ксенофобии. Парадоксально, но даже меркнущий ныне, однако завоевавший умы после распада империи глобализм и окрыляющий все новые и новые народы евроцентризм не смогли остановить словно возрожденную из небытия философию армянской оккупационной идеи. Карабахская война – не наша война, нам ее навязали, пытаясь отнять у одного народа право на жизнь и его историю на смешанной с кровью карабахской земле. Даже неоднократные попытки переворотов и свершившиеся либеральные революции в Армении, призванные сломать не только общественный уклад и формацию, но и сменить пути развития нации, не изменили гипертрофированное националистическое сознание общества. Вспомним кайзеровскую Германию или николаевскую Россию, да и ельцинские баррикады… Коренная ломка общественной формации обусловила пересмотр внешнеполитических ценностей, ведь либерализм снимает национальные рамки, и свобода одного народа заканчивается там, где начинается свобода другого. Немыслимо, но, ворвавшись во власть на гребне либеральной волны, Пашинян заявил о преемственности милитаристской политики клана карабахских полевых командиров. Революция любви, объявленная Пашиняном, мягко трансформировалась в революцию насилия и войны.

Пашинян - новая страница армянской трагедии

Апофеозом милитаристской риторики Пашиняна стало горделивое заявление о том, что его сын Ашот Пашинян призван в армию Республики Армения и отправлен на передовую, в окопы, в Карабах. Пашинян переиграл самого себя. Армянский премьер допустил серьезную пропагандистскую, если не политическую ошибку. Ведь согласно принятой и общеизвестной версии армянской официальной пропаганды, причем с первых дней карабахской войны, сторонами конфликта являются Азербайджан и карабахские сепаратисты. И, дескать, Армения с этой войной никак не связана, и пособничество сепаратизму ограничивается информационной, гуманитарной и моральной поддержкой. Даже в стенах Совбеза ООН на протяжении двух десятилетий представители Армении, акцентируя внимания на межэтнической фабуле, всячески отрицали участие и присутствие экспедиционных корпусов армии Армении в Карабахе. И вот впервые, на уровне руководителя страны, главы правительства, Армения признала факт оккупации. Более того, глава правительства отправляет своего сына в оккупационную зону.

Пашинян не только заигрался, но и запутался. С одной стороны, он заявляет об оккупационной политике Армении и расквартированной в Карабахе армянской армии, а с другой - отказывается от переговорного процесса, подчеркивая внутренний сепаратистский характер конфликта. Мол, Азербайджан сам должен разобраться и договориться с Карабахом. Позвольте, так что же делает в Карабахе оккупационная армия Республики Армения? Логики не ищи.

Немаловажную роль в трансформации подхода армянской стороны сыграли убедительные доказательства Азербайджана в Страсбургском суде о марионеточной сущности подконтрольного Еревану военизированного карабахского режима. По всей видимости, правительство Армении и решило пересмотреть концептуальную модель карабахского конфликта. И азербайджанской дипломатии надо готовиться к этому новому перерождению.

Страсбургский суд не признает марионетку

Очевидно, Пашинян сознает, что армянское общество устало от вечной войны. И это умозаключение подтверждается перманентными обращениями матерей армянских солдат, погибающих на чужой земле. В армянской армии царит разброд, пал боевой дух, и новые поколения не хотят воевать и умирать в бессмысленной войне.

Пашинян не готов к кэмп-дэвидской модели – «мир в обмен на территории». Слишком много жертв принесло мировое армянство на эчмиадзинский алтарь выстраданной идеи. Новоиспеченный премьер не готов и к продолжению войны. После долгих лет бандитского накопления вторичного капитала дуэт Кочаряна и Саргсяна в буквальном смысле разграбил немощную и зависимую экономику маленькой страны. Армения не выдержит бремени новой затяжной войны с самодостаточным противником, обладающим неисчерпаемыми ресурсами и современным вооружением. Наконец самое главное. Если армянское общество лелеет надежду на мирную, бескровную и обеспеченную жизнь, то оно должно знать, что азербайджанцы устали от долгой неопределенности и рвутся в бой. Правительство ценой огромных усилий остановило вышедший из-под контроля стихийный патриотический народный взрыв во время апрельской войны. Что остается делать Пашиняну, у которого все еще остается одно преимущество перед его противниками – вотум народного доверия? Удерживая статус-кво, торпедировать переговоры и, конечно же, ориентируясь на внутреннюю публику, играть в политическую демагогию и низкопробный популизм. Пашинян, по большому счету, уподобился тому же Роберту Кочаряну или, скорее, Вазгену Саркисяну – парадному герою карабахской войны, чьи животные инстинкты по сей день красноречиво описывают талантливые армянские блогеры.

И вот здесь к месту пришлась история с призывом его сына в Карабах. Пашинян, который больше уповает на умонастроения Театральной площади, чем на жизнедеятельность государства, предстал в образе эдакого дитяти революции, бородатого парня из деревни, рюкзачного героя, готового принести в жертву самое сокровенное – единственное чадо во имя идеи великой Армении.

рюкзачный герой революции насилия и войны

Сначала все выглядело довольно выразительно и образно: сын главы правительства, как заурядный сын Отечества, собирает свой рюкзак и отправляется на фронт… А вот позже оказалось, что сын Пашиняна все же числится в рядах оккупационной армии, в реальности больше времени проводя у себя на селе – в Армении, в Иджеване. Вот что пишут армянские блогеры. Пожалуйста, читайте:

вот что пишут армянские блогеры о службе Ашота Пашиняна

Армянские блогеры пошли еще дальше и откровенно подтрунивают над Пашиняном, уверяя, что сыну рюкзачного героя оружие не доверили, определив его, говоря советским сленгом, в «стройбат», в хлеборезку или, от греха подальше, – на ОЧКОвтирательство.

Пашинян, в прошлом посредственный, но оголтелый армяноязычный журналист, привлекший внимание всего лишь хулительной заушнической критикой, оказался шалманным политиком. Чем-то напоминает второго азербайджанского президента - третьесортного востоковеда Абульфаза Эльчибея. Помнится, в Хельсинки Тер-Петросян протянул руку Эльчибею, чтобы поздороваться. Эльчибей отвернулся и прошел мимо. Тер-Петросян бросил в спину новоиспеченного политика: «Ничего, научится!» Эльчибей не научился - он не учился ни на чужих ошибках, ни на своих.

Пашинян тоже не научится. Он из когорты политиков, рожденных площадью. Она его и погубит… Но до скорой гибели рожденного революцией, как и краха закудышной, вернее, никудышной революции любви остаются годы, а может, и месяцы. И Пашинян продолжает наступать на грабли. Вы только обратите внимание на риторику главы государства, который сконцентрировал свое внимание и деятельность на комментариях об одном рядовом азербайджанской армии – солдате Гейдаре Алиеве.

Недавно сын президента Гейдар Алиев окончил один из самых элитных вузов - Азербайджанскую дипакадемию. И сразу после получения диплома был призван в армию. В Азербайджане, как и в Армении, многие чиновники и депутаты делают все возможное, чтобы уберечь своих детей от службы в армии. Впрочем, это беда всего переходного постсоветского пространства, живущего по законам «избирательного права». И президент Ильхам Алиев снова продемонстрировал пример, достойный подражания. Он отправляет единственного сына, причем интеллектуала, владеющего несколькими языками, который мог бы продолжить образование в одном из лучших вузов мира, скажем, в Оксфорде или Кембридже, а может, и в Йельском университете, на службу в армию. И Гейдар Алиев попадает в ряды элитного спецподразделения СГБ. По своему опыту службы в армии – а проходил я ее в горнопехотном полку на передовой, знаю, что служить в этом подразделении войск гораздо сложнее, чем в пехоте, и даже на передовой. Это тебе не выжидать месяцами в блиндажах и окопах, а проходить сложнейшую ежедневную изнуряющую подготовку молодого бойца, ежечасно преодолевающего все тернии и круги адской по своей нагрузке армейской службы. Это нелегкий выбор и тяжелое бремя, выпавшее на плечи юного Гейдара Алиева.

Ильхам Алиев и Гейдар Алиев
а это сын Пашиняна

Конечно же, менделевскую генетику и хромосомную теорию наследственности еще никто не отменял. С чувством глубокого благоговения я наблюдал за церемонией присяги сына президента. И почему-то вспомнились мудрые слова Воланда, сказанные на балу. Помните «Мастера и Маргариту»? «Вопросы крови – самые сложные вопросы в мире… Как причудливо тасуется колода. Кровь!.. Кровь – великое дело!!!»

Как армянский премьер мог вообще допустить мысль сравнить собственную дворняжку с внуком политика мирового масштаба Гейдара Алиева, правнуком советского государственного деятеля Азиза Алиева, сыном президента Ильхама Алиева, правнуком выдающегося писателя Мирджалала Пашаева, внуком выдающегося ученого-физика Арифа Пашаева… Кровь – великое дело, господин Пашинян! «Ничего, научится!» - скажем словами мудрого армянского президента Левона Тер-Петросяна.

Если Пашинян имеет моральное право сравнить собственную дворняжку с Гейдаром Алиевым, то у лидера азербайджанских черносотенцев, наследника Эльчибея – Али Керимли априори нет такого морального права! Керимли со своей революционной агиткой вопрошает, почему же сын Пашиняна пошел служить в Карабах, а сын Алиева – в пригород Баку? Во-первых, сам Али Керимли в период первой карабахской войны был дезертиром, и ни дня не прослужил в рядах азербайджанской армии. Он кичится лишь свей фоткой в советском стройбате, часто демонстрируя это коричневое пятно своей биографии в соцсетях.

Али Керимли в "стройбате" Советской армии

Более того, Керимли, как и все руководство НФА, сыграл печальную роль в сдаче азербайджанских бастионов в Карабахе – Шуши и Лачина, ибо в мае 1992 года фронтисты-бородачи стянули регулярные войска в Баку для свержения тогдашнего президента. Да, мы часто вспоминаем о белых пятнах истории, поскольку время – не лечит, оно лишь заштопывает душевные раны, закрывает их повязкой новых впечатлений и чувств.

Керимли не преминул бы и во второй раз ударить ножом в спину власти. Только на сей раз перед ним предстала монументальная архитектура сильнейшей политической власти. Наконец, и сын Керимли – Тюркель уклонился от службы в армии. Сын Ильхама Алиева учился в Баку, а сын Керимли в Великобритании. Сын Ильхама Алиева приник к ружью, а сын Керимли - к груди белобрысой британской девушки… Чувствуете разницу?!

Тюркель Керимли в объятьях белобрысой британки

Ни один из сыновей других оппозиционных лидеров не служил в армии. А сын Исы Гамбара – Илькин слинял со службы на четвертый месяц и с помощью связей папы во властных кабинетах комиссовался из армии. Чувствуете разницу?

К хору Пашиняна и Керимли примкнули и прочие небожители виртуального мира. Интернет-гопники – мелкотравчатые заядлые критиканы ордуханы и мунтазиры ни дня не прослужили в азербайджанской армии. Знаете, что сразу же бросается в глаза? Интернет-гопник Ордухан – родом из оккупированного Джебраила, а Хабиб Мунтазир – из оккупированного Физули. И тот, и другой – дезертиры. И тот, и другой бросились за кордон в поисках счастливого билета. Но так и не смогли найти счастье и покой на чужбине, вторгаясь в азербайджанское пространство с помощью виртуального нашествия. Нашествия саранчи! Дикой стихии, падших дворняжек…

Вот этими непраздными мыслями я и решил поделиться с вами, уважаемые читатели. Про «гарбуза», которые Пашинян посылает из Иджевана, отвратительный цинизм коричневорубашечников и черносотенцев, для которых честь – всего лишь бремя, и священный обет солдата Гейдара Алиева!

Я поймал твердый взгляд солдата Гейдара Алиева и прочитал в них сокровенную мысль: «В мои годы юноши погибают за возлюбленную. Неужели Азербайджан не превыше возлюбленной?!»

23109 просмотров