После второго предупреждения Ильхама Алиева: Магомед покрыл Баку дымом наш спецреп

Фархад Мамедов, Гюльнар Алиева, Ульвия Худиева

В последнее десятилетие Баку и его пригороды буквально заполонили кустарные цеха по производству арматуры, качество которой в их исполнении, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Пару лет назад в связи с кризисом в строительном секторе подобные «предприятия» вынуждены были сократить свое производство,  но строительный спад миновал, и они вновь заработали в полную силу.

Найти их несложно - ядовитые столбы дыма видны издалека. На очистных сооружениях  самодеятельные металлоплавилки, само собой, экономят. Два таких цеха расположены прямо в центре города, всего в какой-то сотне метров от проспекта Гейдара Алиева.

Репортерская группа haqqin.az посетила два кустарных цеха черной металлургии, расположенных на территории ОАО Bakı Elektriktökmə в старом промышленном квартале по адресу Наримановский район, ул. Насруллы Насруллаева, 5. Увиденное иначе как экологическим преступлением не назовешь. Не оборудованные никакими защитными устройствами старозаветные плавильные печи отравляют бакинский воздух гарью и тяжелыми металлами.

И это не единственное зло от этих, с позволения сказать, производств. Haqqin.az неоднократно писал о безобразном качестве продукции, выпускаемой подобными кустарными цехами. Однако, если такую низкосортную продукцию выпускают, значит она востребована на рынке. Как оказалось, более чем. В Баку десятки малоизвестных фирм строят многоэтажные здания, экономя при этом буквально на всем. И в первую очередь - на арматуре. Разумеется, строительные мошенники предпочитают покупать более дешевую арматуру именно в кустарных цехах. Главное – быстро построить здание и продать квартиры, а то, что их сооружения потом не проходят проверки госкомиссии и годами не получают документы о вводе в эксплуатацию, таких застройщиков не волнует.

За арматурой к Магомеду: «Продадим сколько захотите»

Завидев репортерскую группу haqqin.az, двое отдыхавших на территории предприятия Bakı Elektriktökmə рабочих сразу засуетились. Пойдя на хитрость, сотрудники haqqin.az заявили, что их компания начало строить здание и их прислали сюда купить арматуру.

Обрадованные работяги ринулись в цех с возгласом: «Они хотят купить арматуру!».

- Знаете, нам вообще-то каждый месяц нужно примерно 20-30 тонн арматуры, - войдя в роль строительного заправилы уверял журналист.

-  Не проблема, продадим сколько захотите…

- У вас есть такие объемы производства? Сколько же ваш маленький цех выпускает ежемесячно?

- Если понадобится, то все 200-220.

- Отлично, тогда надо заключить договор с владельцем цеха.

- Можно и без договора. Вы нам деньги - мы вам арматуру.

Вот так, по-быстрому, журналисты договорились с представителем цеха на территории ОАО Bakı Elektriktökmə. Между прочим, это широко известное «предприятие» строители называют просто «цех Магомеда». Из разговора с его работниками выяснилось, что выпускают здесь самую разную арматуру диаметром от 8 до 15 мм. Естественно, «цех Магомеда» умело обходит и Министерство налогов, о чем, видимо, Микаил Джаббаров даже не догадывается…

Однако вскоре здешняя работница, заподозрив неладное (что значит женское чутье!), отозвала рабочих и принялась что-то шептать им на ухо. Приподнятое настроение работяг резко изменилось, и они вдруг заявили: «Цех закрыт, какие-то проблемы с налоговой…».

Журналистов это, однако, не убедило. Как это закрыт, когда чуть поодаль усердно работают три человека? На земле уложена готовая арматура, а у дверей стоят четыре грузовика - то ли привезли металлолом, то ли ждут отгрузку готовой продукции. Все рабочие больше смахивают на бомжей: одежда грязная, потрепанная и совсем не по сезону. Особо жалкий вид у стоящего в стороне молодого парня. Несмотря на октябрьское ненастье, он одет в одну лишь рубашку, настолько испачканную ржавчиной, что не разобрать какого она цвета.

Из цеха Магомеда в цех Валеха

А по соседству еще одно «арматурное производство». Это именуется «цех Валеха». Общая картина ничем не отличается от предыдущей. Практически на пустыре несколько рабочих возятся в груде металлолома. Увидев новых людей, тут же подбегают.

- Скажите, что вы здесь производите?

- Пока ничего. Только готовимся.

Но и этот работник лжет. Территория цеха буквально завалена готовой продукцией  - катанкой, арматурой - и отходами производства.

- Можно узнать, чей это цех?

- Деловых людей, а вы кто? Откуда пришли?

Журналисты представляются, и собеседник сразу отказывается продолжить разговор и уходит. Более разговорчивым оказался пожилой сторож, охраняющий один из близлежащих объектов.

«Было время, на этих вот заводах работали тысячи людей. Работа шла хорошо, и все получали стабильную зарплату и даже бесплатные квартиры от государства. Теперь в этих цехах работают практически рабы. Те рабочие, которых вы видели, еще нормально выглядят. Увидите других, испугаетесь. У всех ожоги рук, а лица в копоти. Я уже не говорю о черном дыме, который каждое утро поднимается из труб этих цехов и который ветер относит в сторону вот тех зданий. Скоро они наверняка почернеют от копоти», - вздыхает старик, кивая на новостройки по проспекту Гейдара Алиева.

Последнее предупреждение от Ильхама Алиева

Проблема с вредными выбросами в Баку стоит довольно остро. Не случайно практически в каждом своем выступлении президент Ильхам Алиев поднимает вопросы экологии. В Баку ведется активная борьба с вырубкой деревьев, а теперь туго придется и тем, кто загрязняет воздух.

На последнем заседании Кабмина президент Ильхам Алиев особо остановился на вредных выбросах в атмосферу и отметил, что на печах домов торжеств должны быть установлены очистные сооружения. Несомненно, это очень важная проблема, требующая незамедлительного решения.

Но почему соответствующие структуры не обращают внимания на «хунвейбинную металлургию»  - кустарные цеха, спрятавшиеся в бывших промышленных кварталах Баку и отравляющие воздух? Неужели они ждут, чтобы и в это вмешался лично глава государства?

К слову о том, почему подобное кустарное производство называют «хунвейбинной металлургией». Дело в том, что в 50-60-е годы прошлого века, ради подъема экономики и индустриализации, всем китайцам было предложено начать собственное производство стали, и к осени 1958 года в Китае действовало более 700 тыс. кустарных доменных печей, а на работу по производству металла было мобилизовано до 100 млн человек. Однако буквально спустя год после такого скачка стало ясно, что более или менее сносного качества сталь можно производить только на крупных комбинатах. А вот бакинским хунвейбинам все нипочем – работают себе, как работали, и даже еще расширяют свое производство.

Традиционно черная металлургия считается сферой, которая больше других отраслей промышленности вредит окружающей среде. При обработке только тонны черного металла в воздух выбрасывается 50-120 кг вредных отходов. После внедрения современных технологий крупные металлургические предприятия смогли снизить этот показатель до 10 кг отходов на тонну черного металла. Но эта цифра не имеет никакого отношения к кустарным плавильным предприятиям подобным «цеху Магомеда» и «цеху Валеха». Ведь таких дельцов ничего, кроме личной выгоды, не интересует. Лишь бы быстрее произвести и продать низкосортную продукцию очередному новоявленному строительному барону. О вопросах экологии и безопасности производства пусть думают другие.

Haqqin.az хотел бы выяснить позицию Министерства экологии и природных ресурсов, а также других соответствующих структур, по этому вопросу. На каких основаниях ОАО Bakı Elektriktökmə  разрешило цеховикам открывать производство на своей территории? Кроме того, редакция попытается узнать, почему эту очевидную проблему усердно стараются просто не замечать.

24840 просмотров