«Люди, Эльчибей возвращается!» антиутопия

Чингиз Гусейноглу

После этого экстренного сообщения подпольного информационного агентства «1993» (время краткого пребывания Народного фронта у власти) несколько депутатов Милли Меджлиса получили инфаркт, премьер-министра увезла «Скорая помощь» с симптомами инсульта, а спикер национального парламента бесследно исчез. Его помощник, схваченный бдительными депутатами, официально проинформировал их, а заодно и прессу, что своими глазами видел как шеф садится в набирающий скорость поезд Баку-Москва. В толпе, собравшейся перед зданием, в подвале которого печатались информационные сообщения «1993», неизвестные люди распространяли листовки с заявлением мэра Баку, которое начиналось словами «Я всю свою жизнь ждал этого часа…».

Однажды в Баку…

Тут зазвонила мобилка – редактор срочно требовал явиться на пятиминутку в связи, как он выразился “с предреволюционной ситуацией в Баку”. “Обстановка такая, что автобусы не ходят”, - соврал я, удивившись собственной находчивости. Но редактор, как ему и положено по должности, лучше меня чувствовал политическое своеобразие момента: “Садись на такси! Беги галопом – как можешь, но чтобы через пять минут ты был здесь!” Я вошел в кабинет редактора через три минуты как раз в тот момент, когда он получал первое указание из Администрации нового президента: “ Он требует, чтобы я явился на первое – историческое заседание правительства, где будет объявлено о новых - высших назначениях, а заодно и нашей отставке”.

- Опять отставка?! - невольно вырвалось у меня. - Согласно моим подсчетам, то была тринадцатая отставка в моей жизни – в точном соответствии с числом азербайджанских революций, начиная с 80-х. В общей сложности за революционные годы я числился безработным что-то около года, потому как средняя продолжительность любой власти составляла не более двух месяцев.

- Тебе на сей раз придется идти на правительственное совещание без меня! - вдруг оживился шеф, и я понял, что его осенила идея, которая всенепременно дорого обойдется мне, несчастному его заместителю.

- А если новый президент потребует разыскать тебя и привести в его кабинет?

- Скажешь, что я уже в морге. Морг уже, кстати, переполнен. Что-что, а это им хорошо известно!

Сопротивление было бесполезно – речь шла не только о жизни, но и смерти шефа, правда, пока что политической. Тем не менее... Надо отдать ему должное, ради такого случая он распорядился подбросить меня к президентскому аппарату на своей персоналке.

 Эльчибей, он же Али-Ага, он же маштагинский лоту

...Эльчибей Тринадцатый, широко улыбаясь, отвечал на вопросы корреспондентов. Вообще-то, всем известно, что нынешний самозваный президент никакой не Эльчибей, а маштагинский лоту, с типичным для этого села именем Али-Ага, отсидевший три года за дезертирство и еще столько же за то, что устроил из отчего дома гумар-хану. Кто-то в зоне ему сказал, что это и есть его самое страшное преступление. Пришлось навсегда завязать с любимым занятием. Так он оказался в политике, потому что это была единственная сфера, где не требовали справки с прежнего места работы. Даже фамилию никто не спрашивал. Фамилия была объявлена проклятым наследием Москвы. Достаточно было одного имени.

«Меня зовут Али-Ага. Так прошу обращаться ко мне и впредь», - заявил он на первом митинге, с которого началась Великая азербайджанская революция или просто ВАР, как с тех пор говорят. Местные газетчики тут же объяснили народу сокрытый смысл неологизма: вар, на азербайджанском означает иметься, быть в наличии. Понимать это надо, мол, президент у нас уже имеется, и всем желающим стать таковым надо бы с этим фактом смириться!

С того дня произошло несколько революций, и все они начинались со сборищ на главном Мейдане Баку. Если кому-то удавалось собрать несколько тысяч родственников, друзей, земляков – революция считалась состоявшейся. Тогда же было принято решение, чтобы президент републики, кто бы им не оказался, официально будет именоваться Эльчибеем – в честь первого президента республики, который на самом деле был вторым, потому, что спьяну проспал выборы на Мейдане и в президентский дворец пробрался коммунист, которого пришлось в экстренном порядке свергать и сжечь все газеты, в которых он упоминался в качестве первого президента Азербайджанской Республики (АР). Короче, для удобства – своего и потомков – решено было именовать будущих президентов Эльчибеями (Первым, Вторым, короче десятым, двадцатым и т.д.). Так мы дожили до Эльчибея Тринадцатого…

Эльчибей – ставленник Вашингтона?

Президентский конференц-зал был как никогда переполнен. Эльчибея XIII, сопровождаемого Гамбаром, помощником со времен первого захвата президентского аппарата, встретили без особого энтузиазма.

- Когда вы присвоили себе псевдоним Эльчибей? Мы учились с вами в одной школе, и я хорошо помню, что вас звали по другому, то ли Гюльбала, то ли Бейбала. Кстати, много в вашем роду было беев? – накинулся на президента с трехчасовым стажем работы Мамед Эмин Мир-Джафароглу, корреспондент трех столичных газет: мусаватистской «Гамбар», коммунистической «Аяз» и ализадеевской «Араз».

- Я тоже тебя помню, - усмехнулся президент, - ты был безнадежным двоечником (смешок в зале). Школу, кажется, ты так и не окончил (общий хохот).

- На этом пресс-конференция закончена. Через несколько минут у уважаемого президента важная встреча - он принимает американского посла, - успел выскочить к микрофону помощник Эльчибея ХIII.

“Новый президент ответил на многочисленные вопросы корреспондентов. Когда помощник напомнил, что в приемной его дожидается посол США, Эльчибей ХIII громко, чтобы было слышно всем ответил: “Ничего, Америка подождет!” – сообщило через пару часов правительственное информационное агентство “Эльтадж” (бывший Азертадж).   

Мне страсть как хотелось попасть на прием американского посла. Москва уже сообщила, что новый президент АР является ставленником Вашингтона. Агентство Ассошиэйтед пресс, в свою очередь, распространило информацию о том, что новый президент Азербайджана в свое время учился искусству вокала в московской консерватории. На это последовало опровержение оппозиционного эксперта в Баку, рассказавшего по ТВ о том, что в Эльчибее он узнал своего ученика, которого он когда-то учил исполнять знаменитый романс “Сенсиз”. И при том бесплатно. Первая часть воспоминаний была принята к сведению. Второй – никто не поверил.

* * *

“...Оппозиционные силы вновь добиваются проведения очередного митинга”, - это приемник прервал мой сон, такой захватывающий, безжалостно вернув меня к действительности.

Верно говорят, что человек подчас не сознает своего благополучия. Какое счастье, что оппозиционные митинги теперь мы видим изредка, да и то большей частью во сне...

21497 просмотров