Назарбаев ушел, чтобы остаться и Казахстан выбрал "политическую преемственность"

Афа Бабаева

Во всяком случае в новейшей истории Казахстана, а правильней было бы сказать, всего эсенговья, особое историческое место Назарбаев за собой оставил. И хотя все эсенговье с 19 марта с.г. гадает об истинных причинах неожиданного ухода с верховного поста Нурсултана Абишевича, до каких бы правительственных деталей они ни докопались, он останется в исторических справочниках как первый и единственный президент республики, который шесть раз избирался главой государства. Его президентство к тому времени, когда он в открытом эфире объявил о своей отставке и подписал соответствующий указ, насчитывало 30 долгих лет.

Особая позиция Назарбаева

Сейчас политики и журналисты в Казахстане, в Москве и далее по всему эсенговью вспоминают многое, что сделал выдающийся политик для своей страны, постсоветского пространства, именуемого СНГ. Назарбаев – создатель первого в истории независимого государства Казахстан и основатель первой столицы, которая по праву будет носить его имя, сыграл большую роль и в воплощении старой мечты о Евразийском союзе. Именно Назарбаев является духовным отцом «евразийской политической идеи». Назарбаев сыграл исключительную роль и в создании единственного функционального постсоветского института – СНГ. Именно казахстанский лидер, обретший роль политика регионального масштаба, еще в далеком 1991 году не допустил разрыва экономических, хозяйственных, и, конечно же, политических уз между республиками и народами вмиг распавшейся советской державы.

Запомнился эпизод, имевший место в час воссоединения республик бывшего СССР, заполненного до отказа интригами армянства, работавшего на Запад и уверовавшего, что все делегации, съехавшиеся в Алма-Ату в 1991 году, последуют за ними. И тут нельзя не вспомнить о том, что в одной кампании с ними оказались азербайджанские неформалы, которые с радостью встретили сообщение о том, что армянская делегация делает все, чтобы не допустить участия представителей правительства Азербайджана на политическом форуме, где решалась судьба будущего государственного образования на месте бывшего СССР. Более бездарной политики от рвавшихся к власти деятелей НФА трудно было ожидать. Это благодаря и их стараниям члены азербайджанской делегации оказались в замешательстве к началу алма-атинской конференции. И тут Нурсултан Назарбаев вполголоса, но так чтобы слышали все участники действа - и его слова и нескрываемое возмущение - довел до сведения Ельцина, как всегда пребывающего в состоянии эйфории: «Этого нельзя допускать. Мы тут все бывшие. Те, кто предпочел дистанцироваться от нас, – пусть остаются в стороне (намек на прибалтов). Но азербайджанская делегация тут, в Алма-Ате!»

Так в очередной раз армянская делегация оказалась посрамленной, подтвердив, что в момент величайшей социально-политической катастрофы, когда народы бывшего единого пространства – СССР, с надеждой ждали решений национальных лидеров, Армения и ее лидеры были заняты тем, чем они всегда занимались в Союзе – мелкими интригами против своих соседей. И в одной упряжке с ними оказались, как это случалось не раз и тогда и много позже, лидеры так называемого оппозиционного азербайджанского фронта.

Ведь сохранить мир на постсоветском пространстве и добиться определенного взаимопонимания удалось в тот исторический момент ценой больших усилий. И дальновидности в умах, рвущихся к власти, тогдашних политических сил было трудно уловить.

В тот миг исключительного переломного этапа лидер Казахстана Нурсултан Абишевич Назарбаев в полной мере проявил и политическую дальновидность, и твердость действующего политического лидера. А это было не так просто – против решений Алма-Аты выступала зарождающаяся псевдодемократическая братия. И в том, что советский развод произошел без катастрофического взрыва, с минимальными потерями несомненно огромная заслуга казахского лидера, не отступившего перед теми, кто работал с оглядкой на западных советников.

И спустя четверть столетия Назарбаев остался верным своей исторической миссии. Особое заявление Нурсултана Абишевича, поставившего ребром вопрос вступления Армении в Евразийский союз в международно признанных границах, вызвал бурю возмущения не в одной Армении. Назарбаев, пригрозив правом на вето, дважды озвучил свою особую позицию, которая и обусловила появление таможенного поста на границе Армении с Нагорным Карабахом. Выражая свое беспокойство, Назарбаев вовсе не руководствовался особым пиететным отношением к одному Азербайджану. Мудрость политика регионального масштаба, взвешенный подход и естественное, хотя и несвойственная современному образу циничного политика, чувство справедливости обязали Назарбаева вмешаться и остановить довольно опасный процесс легализации сепаратистских проявлений. И Назарбаев вопреки большому сопротивлению остановил угрожающую евразийской мечте разрушительную тенденцию.

Два полюса большой политики

Самой истории угодно было вновь открыть дорогу в большую политику Гейдару Алиеву. И, как признался казахстанский лидер годами позже, «Гейдар Алиев сыграл основополагающую роль в становлении СНГ». И Назарбаева с Алиевым связывало не только общее представление о выборе исторического пути и стремление избавить свои народы от испытаний и катаклизм, но и идентичное понимание опасных политических вызовов. Н.Назарбаев и Г.Алиев смотрятся как два полюса нового реального геополитического пространства, называемого Евразией. Евразийская идея заняла свое место в пределах бывшего Советского Союза как  в новая модель развития. Влияние назарбаевского Казахстана и алиевского Азербайджана на становление, развитие и перспективы формирующегося нового геополитического пространства – Евразии - трудно переоценить. Эта проблематика еще ждет своих будущих исследователей.

В данном случае, пользуясь благоприятным поводом, хочется сказать и о том, что утверждение качественно нового перспективного образования в пределах Евразии ныне уже политическая реальность. И в этом большая заслуга Назарбаева.

В связи с этим нелишне будет сказать, что от шумной братии критиков новой геополитической тенденции в пределах бывшего Советского Союза осталась лишь жалкая кучка критиканов, изредка мелькающих в телепространстве, но до сих пор не понимающая, что поезд их давно ушел…

Самый неожиданный вывод: никто из опытных наблюдателей категорично не считает, что Назарбаев ушел раз и навсегда из политики. Наиболее восторженные почитатели сравнивают назарбаевский феномен с ролью и значимостью, которые имел для Китая Дэн Сяо Пин или Ли Куан Ю для Сингапура. Общее мнение: “Назарбаев остается большим игроком на международной арене”. Дается и убедительное обоснование этому политическому феномену: “Назарбаев является одним из авторов, реализаторов и последовательных сторонников Евразийского Союза”.

В свете этих наблюдений даже известный западный политолог Александр Рар предельно точно высказался по этому поводу: “Он уходит, усиливая свои позиции. Уходит стабилизатор Евразийского Союза, а не Центральной Азии, как сказали бы еще недавно...”

И тут все вспомнили, что Россия, позиционируя всю свою историю в качестве европейской державы, остается маяком великого азиатского пространства. Казахстан Назарбаева в этом плане служил как бы естественным продолжением евразийской модели.

«Назарбаев считает, что нужно идти вместе с Россией. В этом он видит перспективы евразийства», - так говорит цитированный выше А.Рар. И с ним нельзя не согласиться. Эта мысль может лишиться своей оригинальности, если не указать при этом, что довольно часто выражается мнение и о кризисе лидерства, которым объято международное сообщество. Хуже того, даже сторонники евразийства ныне склонны думать, что «Институциональная модель Евросоюза не соответствует времени». Тем печальней выглядит неожиданная отставка того, кто все эти непростые годы осуществлял руководство страной, которая как ни одна другая могла считаться моделью для будущей Евразии.

Однако наряду с Казахстаном есть и Азербайджан, сумевший утвердиться в том же качестве на южном полюсе. Заметьте, и тут не обошлось без выдающегося влияния личностного фактора в лице основателя Третьей Республики Гейдара Алиева и его преемника, действующего президента Ильхама Алиева. Не трудно представить, чем закончилась бы для Азербайджана народофронтовская демократическая авантюра, если бы не стабилизирующий алиевский фактор. Хочется еще раз напомнить об этой, ныне очевидной истине, еще и потому, что на каком-то этапе идея коллективного руководства вытеснила фактор личности в истории. Это в корне неверная интерпретация управления современным политическим процессом на постсоветском пространстве. А в случае таких явлений, как назарбаевский Казахстан и алиевский Азербайджан, такой псевдонаучный подход в конечном счете ограничивает возможности политического развития молодых независимых государств.

И в прошлом, и сейчас и еще долго в обозримом политическом будущем личности будут играть определяющую роль в истории неустоявшейся государственности молодых независимых государств.

К слову, потому и выродилось быстро так называемое неформальное движение, что во главе его оказались люди случайные, лишенные понимания особенностей и тенденций современного демократического движения. В этом причина неубывающего кризиса лидерства в так называемом демократическом движении. Ведь речь идет о неудавшейся попытке синхронизации передовых социально-политических воззрений с национальным традиционализмом. Назарбаеву же, как и Алиевым, удалось создать успешную дуалистическую политическую систему, при которой завоевания общеевропейского прогрессивного развития не исключают реализации модели с учетом суверенного политического выбора. Назарбаев, как и в свое время Гейдар Алиев, избрав стабилизационную модель естественной политической преемственности, обезопасил Казахстан от сценария непрогнозируемого развития, резких политических переломов и опасных испытаний.

8390 просмотров