Трамп протянул Хану руку по горячим следам

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Президент США Дональд Трамп в понедельник, 22 июля, принял в Белом доме премьер-министра Пакистана Имрана Хана. В ходе состоявшейся беседы двух лидеров президент Трамп отметил значение сотрудничества между США и Пакистаном в сфере безопасности. Так же он выразил надежду, что Пакистан сыграет свою роль в окончании войны в Афганистане.

Трамп протянулу Хану руку

От этой встречи совершенно не ожидали каких-то прорывных решений, ведущих к быстрым результатам. Гораздо важнее, что она вообще состоялась и что подходы Вашингтона и Исламабада к некоторым вопросам, если и не полностью совпадают, то вполне могут служить основой для возобновления стратегического партнерства между двумя странами. Для начала - в вопросе мирного урегулирования в Афганистане.

Это тем более важно, что и Трампу, и Имрану Хану перед тем как встретиться в Белом доме пришлось расчистить площадку для диалога от негативного наследия, копившегося с 2001 года, с момента начала американцами операции «Несокрушимая свобода», положившей начало присутствию США в Афганистане и бесконечной войне с Талибаном. За спиной которого, как известно, стоял Пакистан, точнее - две самые влиятельные его силы, армия и межведомственная разведка, ISI.

«Мы были там (в Афганистане) 19 лет. Это нелепо», - заявил Трамп в ходе беседы с Ханом. Видимо, в том числе и потому, что за это время между Исламабадом и Вашингтоном накопилось столько взаимных претензий, что американо-пакистанские отношения оказались в точке замерзания.

Да и диалог между американским президентом и пакистанским премьером с приходом их к власти в своих странах начался с негатива. Сначала Трамп сократил традиционную военную помощь Пакистану более чем на миллиард долларов, вслед за чем последовало сокращение контактов между военными двух стран.

Затем последовала перепалка в Twitter. Президент США обвинил Исламабад в двуличности, поддержке талибов и предоставлении убежища террористам. «Соединенные Штаты по глупости предоставили Пакистану более 33 миллиардов долларов помощи за последние 15 лет, а они не дали нам ничего, кроме лжи и обмана, считая наших лидеров глупыми. Они дают убежище террористам, на которых мы охотимся в Афганистане», - написал он.

На что Хан, в том же Twitter - этот инструмент, похоже, начинает заменять дипломатические ведомства - резко ответил, что вообще-то Исламабад получил всего 20 миллиардов. И, кроме того, 75 000 тысяч жителей Пакистана стали жертвами американской «войны с терроризмом», а страна понесла ущерб на 123 миллиарда долларов. При том, что ни один пакистанец не участвовал в атаках 11 сентября.

американские ребята увязли в Афганистане

Еще несколько месяцев назад американо-пакистанские отношения находились в тупике, выход из которого как-то не просматривался. При том, что и американский президент, и пакистанский премьер откровенно нуждаются  друг в друге.

Без активного участия Исламабада мирное урегулирование в Афганистане маловероятно. А для Трампа это означает, что одно из главных его обещаний в ходе прошлой предвыборной кампании - «вернуть американских парней из Афганистана домой» - окажется невыполненным.

Кроме того, само по себе даже начало продуктивного диалога между Кабулом и Талибаном - уже такой успех, который вполне тянет на Нобелевскую премию мира. И не в ней суть, а в том, что для гарантированной победы в борьбе за второй президентский срок Трампу просто необходимо несколько ярких внешнеполитических успехов.

Примерно аналогичная ситуация и у Имрана Хана. В стратегии строительства «нового Пакистана», провозглашенного им в ходе предвыборной кампании, партнерские отношения с США играют важную роль, обеспечивая, в том числе, простор для балансирования Исламабада между Америкой и Китаем.

Но самое главное, в свете укрепления альянса между Вашингтоном и Нью-Дели, причем партнерство с Соединенными Штатами становится для пакистанцев шансом сдержать все более растущую агрессивность Нарендры Моди и «ястребов» в его окружении.

В какой-то мере Дональд Трамп и Имран Хан просто обречены были на договоренности о совместных действия в дальнейшем. Оба - прагматики, оба - имеют личный интерес, оба - достаточно мудры, чтобы переступить через прошлый негатив.

Хотя, конечно, напомнить о нем друг другу сочли нелишним. Для «поддержки лица» и намека на то, что «никто не забыт и ничто не забыто». Дональд Трамп с присущими ему - и известными всему миру  - деликатностью и тактом заявил, что если бы он хотел выиграть войну в Афганистане, то мог бы сделать это «за неделю». И без всякого диалога с Пакистаном. Правда, Афганистан «был бы стерт с лица земли», но он, Дональд Трамп, человек гуманный и «просто не хочет убивать 10 миллионов человек».

Имран Хан тоже не остался в долгу и, выступая вечером после переговоров с Трампом перед представителями пакистанской диаспоры в США, напомнил, как Вашингтон игнорировал Исламабад, нарушал его суверенитет, а его лично обзывали в американской прессе «Талибан Ханом».

Но все это отошло на второй план. Белый дом и пакистанский премьер объявили о готовности к совместной работе. Сначала - по Афганистану. А затем, в случае благополучного завершения - по урегулированию пакистано-индийского конфликта. Впрочем, «вопрос о диалоге Нью-Дели-Исламабад», а также о той роли, которую могут и захотят в нем сыграть США - это уже другая история.

10534 просмотров