Турция и Саудиты опять столкнулись лбами наш комментарий

Икрам Нур, автор haqqin.az

«Мы поддерживаем Кипр, нашего союзника, против действий Турции в Средиземноморье», - заявил вчера, 13 сентября министр иностранных дел Саудовской Аравии Ибрагим бин Абдулазиз аль-Ассаф. В очередной раз, тем самым, дав понять, что Анкара для Эр-Рияда - геополитический противник, в отношении которого позволены любые средства и союзы.

Ибрагим бин Абдулазиз аль-Ассаф

Все знают о непримиримом противостоянии Саудовской Аравии и Ирана. Два эти государства обречены на жесткое противоборство, и противоречия между ними носят антагонистический характер, так что примирение возможно только в том случае, когда у Эр-Рияда и Тегерана будет по отдельному глобусу. Но ведь подобная ситуация складывается и в отношениях между Саудовской Аравией и Турцией.

И если ирано-саудовский конфликт - дело, в общем-то, привычное и знакомое, то стремительно накаляющееся противостояние Анкара - Эр-Рияд представляет собой явление достаточно новое, способное внести в региональные и международные расклады существенные коррективы, неожиданные и не всегда для остального мира приятные.

История отношений Турции и Аравии всегда была достаточно увлекательной, но очень непростой. Право же, есть огромный соблазн углубиться в прошлые века и рассказать и приоткрыть завесу над турецко-аравийским историческим полотном, завораживающим пестротой и плотным плетением интриг, борьбы, сотрудничества и предательств. Но - не в этот раз, поскольку день сегодняшний дает нам не менее захватывающие сюжеты.

Эр-Рияд и Анкара стремительно и не слишком заметно для остального мира вошли за последние годы в конфликт - и хотя это происходило буквально на наших глазах, так и остается непонятным, возможно ли для них теперь примирение.

В целом болевые точки в отношениях между Турцией и саудитами перечислить не так уж и сложно. Отношение к «Братьям-мусульманам», Катар, переворот в Египте - вот, пожалуй, и все, если, конечно, не углубляться в дебри политической философии и теологии. Но каждая из этих проблем внезапно - и это слово вообще очень характерно для турецко-саудовского конфликта - стремительно расширилась, затянув в свою сферу другие государства. Более того - за несколько лет стремительно эволюционировала от холодной войны к прокси войнам.

Поэтому, как ни соблазнительно было бы сделать исторические экскурсы, приходится признать, что основной причиной ожесточенного противостояния Анкары и Эр-Рияда является день сегодняшний. В схватке сошлись две модели и два видения будущего для огромной территории - от Красного моря до Гиндукуша и Тянь-Шаня, от Средиземноморья до Индийского океана, и здесь нет никакого преувеличения. В Турции любят подчеркивать, что они - европейцы. Все верно, вот только европейство это - приграничное, а, следовательно, налагающее определенную специфику и дополнительные обременения.

Как во всякой холодной войне у сторон уже есть победы и поражения. Свержение Мурси в Египте было замечательным успехом саудитов, после которого Эр-Рияд решил, что «сделал» Анкару на раз-два и до гегемонии ему совсем немного неспешным шагом. Вот только потом наступил Катар, который Турция не просто умело прикрыла от вполне реальной саудовской оккупации, теперь об этом можно говорить открыто, Эр-Рияд и ОАЭ были совершенно готовы к силовому решению данного вопроса. Анкара сделала даже больше - она сумела расколоть CCG, Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива.

Саудовская Аравия рассчитывала создать на его основе блок во главе с собой, который, по сути, являлся бы лидером для Ближнего Востока и всего мусульманского мира. Турция похоронила эти надежды, причем, сделано это было настолько изящно, что когда саудиты спохватились - было уже поздно.

После этого вполне ожидаемо началась эскалация в прокси-войнах между Анкарой и Эр-Риядом. Сегодня, не считая Сирии - это отдельная и крайне интересная тема, их две - в Ливии и Судане. Здесь однозначных побед нет ни у одной стороны. Так, если в Ливии симпатичный саудитам и спонсируемый ими Хафтар регулярно получает живительных ударов от союзников Турции, то с Суданом пока все далеко не ясно. Пришедшие к власти просаудовские элементы пока крайне враждебно относятся к Анкаре и ее ранее начавшимся в стране проектам. Но не совсем понятно, насколько этой враждебности хватит, поскольку политическая ориентация - это одно, а кушать хочется всегда, даже в Судане.

Но если на фронтах холодной и прокси войн пока сохраняется некоторое зыбкое равновесие - про Сирию и Палестину, как и договаривались, обстоятельно поговорим в следующий раз - то на полях информационной войны Анкара саудитов, что называется, «сделала» с разгромным счетом.

Дело Джемаля Хашогги, бомба, по своему разрушительному воздействию оказавшаяся для репутации саудитов эквивалентной Хиросиме и Нагасаки. То, что Эр-Рияд залил эту историю миллионами долларов лоббистам, миллиардами «отступных» для лидеров целого ряда государств - от США до России, никакой особой роли не играет. От этой истории саудитам в ближайшие годы не отмыться, и Анкара крайне умело ведет данную партию на информационном поле.

Самое интересное в турецко-саудовском противостоянии заключается в том, что несмотря на его ожесточенность и накал - оно проходит мимо масс-медиа. И в этом тоже есть определенная логика - важнейшие события, определяющие судьбы регионов и мира в целом, как правило, не слишком заметны. Но в том и суть, что конфликт между Анкарой и Эр-Риядом действительно носит для мира судьбоносный характер. Более того - от него зависит образ нашего завтра. А потому - будем пристально наблюдать за тем, как оно там - на турецко-саудовском фронте.

4169 просмотров