Бориса отхлестали за Брекзит наш комментарий

Леонид Швец, автор haqqin.az

Неприятности Бориса Джонсона, взявшегося решительно вывести свою страну из Евросоюза и тем самым выполнить волю британского народа, выраженную на референдуме 2016 года, продолжаются. Верховный суд Великобритании взялся за рассмотрение законности решения премьер-министра приостановить работу парламента с 10 сентября по 14 октября.

Дорого обошлась пророгация Борису

До этого Высший гражданский суд Шотландии постановил, что Борис Джонсон не имел права принимать такое решение, а Высший суд Англии и Уэльса пришел к выводу, что это вопрос политический, и премьер мог решать его на свое усмотрение. Вот теперь Верховный суд Британии и постарается поставить точку в вопросе, как оценивать трюк, к которому прибег глава правительства, пытаясь нейтрализовать парламент в горячие дни, предшествующие 31 октября – дню, когда Джонсон поклялся вывести страну из ЕС, чего бы ему это ни стоило.

Премьер использовал стандартную техническую процедуру так называемой пророгации, которая обычно задействуется, чтобы дать правительству подготовиться к новому политическому сезону. Накопившиеся в прошлом законопроекты обнуляются, парламент начинает как бы с нового листа. Но обычно пророгация длится считанные дни.

В этот раз это больше месяца, причем в период жестокого политического кризиса, когда буквально решается будущее страны. Из технической процедуры пророгация превратилась в показательный политический жест премьера парламентариям: не путайтесь под ногами. А это уже противоречит духу неписаной британской конституции, где выше парламента ничего нет, и ее слуга, премьер, не вправе ставить себя выше законодательного органа.

Перед Верховным судом стоит непростая задача. Признать, что Борис Джонсон прав, значит, создать прецедент, когда исполнительная власть может диктовать свою волю законодательной. Если же постановить, что Джонсон вышел за рамки своих полномочий, то в неудобном положении окажется королева, формально утвердившая его решение. Королеву в Великобритании стараются от неудобных положений беречь. Времени на размышление у Верховного суда три дня. Любое решение будет историческим.

любое решение Верховного суда станет историческим

Зато у премьера Люксембурга Ксавьера Беттеля нет никаких оснований, чтобы сдерживаться и не ставить британского премьера в неудобное положение. Борис Джонсон сейчас объезжает европейских лидеров, пытаясь с ними обсудить проблемы Брекзита, и его последний визит был как раз в Люксембург, где он встречался в том числе с председателем Европейской комиссии Жан-Клодом Юнкером.

Когда британский премьер узнал, что на объявленной пресс-конференции будет группа протестующих против Брекзита, он отказался принимать в ней участие, и Беттель вышел к журналистам один. Обращаясь к месту, где должен был стоять Джонсон, люксембургский премьер подверг жесткой критике совершенно неподготовленный выход Британии из Евросоюза, подчеркнув, что вся ответственность за это лежит на нынешнем руководстве британского правительства.

Беттель обратился к пустому креслу Джонсона

«Людям нужно знать, что с ними случится через шесть недель. Им нужна ясность, им нужна определенность, им нужна стабильность. Вы не можете делать будущее заложником партийных политических выгод», - хлестал Беттель, выдавая по ходу тональность разговоров европейских политиков с Борисом Джонсоном.

Нетрудно заключить, что за шесть недель до дедлайна тот не предоставил им никакого вменяемого плана выхода. Неожиданно вылившееся на публике раздражение премьера маленького Люксембурга – весьма говорящая оценка деятельности Джонсона, который с июля не сделал ничего, чтобы внушить партнерам и простым людям ту самую ясность. Зато постарался погасить критику, которая раздавалась из собственного парламента.

После того как в знак протеста правительство покинул его брат, премьер Британии получил новый тяжелый удар по репутации. Кажется, не последний.

4217 просмотров