Война Либермана против всего Израиля бунт известного у нас политика

Валерий Кантор, cпецкор, Иерусалим

В канун Судного Дня лидер НДИ Авигдор Либерман обрушился с беспрецедентными нападками на высокопоставленных политических деятелей Израиля, включая премьер-министра Биньямина Нетаньяху. Выданные Либерманом скандальные характеристики были мгновенно растиражированы во многих арабских СМИ, в том числе на телеканале «Аль-Маядин», ассоциированным с «Хизбаллой».

Либерман пошел против всех, кто предал дружбу

В интервью политическому обозревателю газеты «Маарив» Бену Каспиту – одному из наиболее авторитетных и информированных израильских журналистов, Либерман в частности сказал: «Я не удивлюсь, если выяснится, что Нетаньяху и его люди задействуют частных сыщиков против меня и моей семьи… К сожалению, Биби не в состоянии понять такие вещи, как дружба и верность».

Впрочем, критикой премьер-министра дело не ограничилось. В опубликованном в сегодняшнем выпуске «Маарива» интервью Либерман называет министра иностранных дел Исраэля Каца «жалким лгуном», главу МВД Арье Дери - «предателем», а министра культуры и спорта Мири Регев – «невежественной коровой».

Понятно, что израильская политика – не оксфордский клуб блюстителей изящной словесности. И сомнительные выражения в адрес друг друга (их стыдливо называют «непарламентскими») - это привычный способ максимально полно выразить свои эмоции. Да и вообще, трудно представить себе пронизанный духом подлинной демократии парламент без словесных перепалок, унизительных метафор и даже оскорбительных реплик.

Но, как известно, терпение и время дают политическому деятелю куда больше, нежели сила или страсть. Не случайно, даже в запале спора политики, достигшие определенных высот и претендующие на лидерство, стараются не переступать за так называемую точку невозврата - point of no return, которая может лишить их главного стратегического ресурса - возможности вернуться к исходному состоянию.

А посему характеристики, выданные Либерманом своим коллегам, да еще в канун Судного Дня, когда подавляющее большинство израильтян, не желая навлечь на себя гнев Создателя, просит прощения у всех и каждого, действительно беспрецедентны.

И тогда возникает естественный вопрос: почему Либерман, прошедший сквозь огонь, воду и медные трубы суровой, как война на истощение, израильской политики, позволил себе так откровенно подставиться?

Чем продиктованы его демонстративная несдержанность и оскорбительный тон, которые, не исключено, могут повлечь за собой серьезные политические последствия?

"Биби не в состоянии понять дружбу и верность"

И что это было вообще: психологический срыв, вызванный колоссальным давлением правого лагеря на Либермана, упорно отвергающего союз с «самим» Нетаньяху, или сознательный эпатаж с целью поколебать традиционные политические предпочтения электората и заявить о себе в ситуации коалиционного кризиса, как о реальном лидере государства, способным во имя подлинных интересов страны, отбросив в сторону общепринятые ложь и лицемерие, сказать народу правду о его лидерах и проблемах его страны, какой бы горькой эта правда ни была?..

Естественно, ответа на эти вопросы у меня нет. Как нет его и у автора интервью, обозревателя «Маарива» Бена Каспита, написавшего за последние тридцать лет ряд прекрасных документальных исследований об израильских премьер-министрах.

Вот, что он, в частности, пишет: «…Являясь в журналистике этаким либертарианцем-одиночкой, я занимаюсь тем, что пытаюсь объяснить читателям, какова истинная цель, которую преследует тот или иной политик. Однако применительно к Либерману должен признаться, что, несмотря на двадцатипятилетнее личное знакомство с этим человеком, я понятия не имею, чего он хочет, куда идет и каков его истинный план… Для меня он как был, так и остался загадкой…

Я помню свои ощущения, когда впервые его увидел. Это было в 1996 году, на церемонии смены правительства, когда Нетаниягу победил на выборах Шимона Переса. Либерман стоял в стороне - крупный русский со странным именем, тяжелым акцентом, пугающей бородой и пронзительным взглядом. Первая ассоциация – ну вылитый Распутин! Следующая мысль - человек, который еще недавно был вышибалой в баре, становится исполнительным директором целой страны! Фантастика!..

С тех пор я неоднократно пытался понять, кто же он на самом деле? Является ли Авигдор Либерман одним из величайших шарлатанов XXI века, придумывавшим тонкие и невероятно изощренные схемы борьбы с правосудием, или это - подлинный лидер, не устающий всякий раз создавать себя заново и стремящийся принести реальные перемены в страну, куда он переехал двадцатилетним юношей, и которая стала для него родным домом?..

Единственное, в чем я уверен – Либерман сильный прагматик, так было всегда. Его единственная идеология – делать то, что правильно, что хорошо, и что имеет смысл. Он умеет принимать решения, умеет выдерживать давление. Он не впадает в панику. Он смел. И еще: он никогда не бросает друзей, чего бы ему это ни стоило…».

От себя добавлю: и никогда не прощает тех, кто эту дружбу предал. Подтверждение тому – ответ Либермана на вопрос, как он отреагирует, если партия «Ликуд» предложит ему в обмен на присоединение к коалиции право-религиозного лагеря кресло премьер-министра Израиля на условиях ротации с Нетаньяху.

почти в гордом одиночестве

«Я скажу им, чтобы они шли к чертовой (в ивритском оригинале, «к бениной») матери! - отрезал Либерман. – Меня интересует суть дела, а не ваша ротация!..»

И добавляет: «Вопреки тому, что говорят в «Ликуде», я не ненавижу Нетаньяху. И у меня нет интереса устранить его. Это не главное. Я просто хочу выжить и продвигать свою повестку дня. Проблема Биби в том, что как только у вас появится другой подход или восприятие, которые идут вразрез с его интересами, как вы немедленно становитесь его личным врагом. Вас сразу же обвиняют в том, что вы ненавидите премьер-министра, что вы левый и пытаетесь его свергнуть… Увы, пропасть между нами действительно ужасна: он голосовал за размежевание (имеется ввиду эвакуация еврейских поселений из сектора Газы в 2005 году – В.К.), а я – против, я продвигал законопроект о смертной казни для террористов, а он его торпедировал, Нетаньяху возглавил «сделку Шалита» (обмен в 2011 году свыше тысячи палестинских террористов на израильского капрала Гилада Шалита – В.К.), а я был против, он принес извинения Эрдогану, а я просил его не делать этого…».  

И последний штрих, который, не исключено, учитывал Либерман, отвечая на вопросы в канун Судного Дня: за исключением нескольких гневных откликов от упомянутых в негативном свете персон, реакции на скандальное интервью Либермана, как таковой, еще не было. Поскольку те, от кого она могла последовать, уже готовились к посту и, дабы не нарушать хрупкую связь с Создателем, временно отрешились от суетности бытия.

Все громы, молнии и ушаты помоев обрушатся на голову Либермана в четверг вечером, когда представители израильского политического истеблишмента, получив честно отработанную запись в Книге Судеб, вновь окунутся в бурлящие волны политического кризиса.

Что же касается рядовых избирателей, то у них будет около двух суток, чтобы осмыслить слова лидера НДИ и понять, сжег ли Либерман последний мост, который оставлял надежду на продолжение его блестящей политической карьеры, или же, наоборот, заставил народ Израиля заговорить о себе, как о реальном политическом лидере.

Похоже, не знает этого и сам лидер НДИ. Во всяком случае, когда журналист спросил его напоследок, думал ли он, охраняя вход в бар, что его жизнь в Израиле сложится именно так, как она сложилась, Либерман ответил с присущей ему грубоватой простотой: «Я не знаю. Никогда не мечтал, что получу все, ради чего пришел. Что буду министром иностранных дел, министром обороны и так далее. Знаете, как это бывает: человек планирует себе что-то, а Бог смеется и делает, что хочет. В этом прелесть нашей страны…»

9263 просмотров