Президент спрашивает министров: что мешает росту ненефтянки? наш комментарий

Эльдар Алиев, отдел экономики

Ранее haqqin.az отмечал, что президент Ильхам Алиев не раз прерывал речь министра финансов Самира Шарифова в ходе недавнего совещания, посвященного социально-экономическим итогам девяти месяцев. И многие, наверное, задались вполне закономерным вопросом: с чего бы это? Сразу же отметим, что кратко мы уже ответили на этот актуальный вопрос. Глава государства поинтересовался учетом инфляции в прогнозах правительства, степенью их исполнения, проблемами инвестиций ненефтяного сектора и т.д. Чем озадачил не только главу Минфина, но и других министров.

президент заставил министров внести ясность

Знающие президента и внимательно следящие за его выступлениями лица достаточно хорошо знают, что Ильхам Алиев не любит особо демонстрировать свои познания в той или иной сфере. Знают это и министры, потому-то они и не удивились столь тонким замечаниям, которые почему-то не были учтены в докладах опытных технократов, сопоставлении и сравнении отдельных фактов. Но Ильхам Алиев заставил их внести ясность в нюансы, которые имели, пожалуй, не меньшее значение для него и общественности. И вот почему.

Шарифов отметил, что в соответствии с бюджетным правилом расходы сводного бюджета на очередной год формируются на основе чистых финансовых активов предыдущего года. Причем, верхний предел расходов сводного бюджета на очередной год не должен превышать 103% показателя предыдущего года. И предложил подойти к данному показателю с учетом инфляции, что было одобрено президентом. Министр же сказал, что с учетом подготовленного Минэкономики макроэкономического прогноза в следующем году предусмотрен 4,6-процентный уровень инфляции. С учетом данного прогноза пересмотрен верхний предел сводного бюджета, и уже намечена определенная цель.

Самир Шарифов

Тут глава государства и вставил первую свою реплику. Он поинтересовался, оправдывают ли себя эти прогнозы и есть ли у нас госструктура, анализирующая это. Ответ министра экономики Шахина Мустафаева о том, что в основном оправдывают, президента не удовлетворил. Он потребовал уточнить: на сколько процентов оправдывают? Надо точно знать это, кому-то следует вести учет, так как на основе этих ежегодных прогнозов правительство и выстраивает свои планы. А впоследствии, при обсуждении итогов данного года об этом  прогнозе почему-то забывают. Поэтому необходимо знать, с какой точностью дается прогноз, чтобы в соответствии с этим строить свои планы.

И пришлось министру раскрывать детали своей деятельности, о которых многие, может, и догадывались, но мало знали. Оказывается, Минэкономики ведет такой учет, но абсолютная точность прогнозов, естественно, не обеспечивается. И при составлении Минфином нового бюджета вновь была внесена поправка в прогноз, сегодня прогноз на следующий год составляет уже 3%. Но президент дотошен – это рост экономики? Министр подтверждает это и уточняет, что по ненефтяному сектору прогноз еще выше - 3,8%, что непосредственно связано с поправками, внесенными Минфином по инвестициям. То есть на прогноз влияют различные факторы, и инвестиционная программа, конечно же, здесь играет важную роль. В зависимости от ситуации эти факторы меняются, поэтому Минэкономики приходится ежеквартально вносить в прогнозы корректировки.

горькое признание Шахина Мустафаева

Но глава государства призывает министров, чтобы экономический рост не был связан с расходами, осуществляемыми по государственной линии. Ведь источник основного экономического роста страны – это государственные инвестиционные расходы, и, откровенно говоря, в ненефтяной сектор вкладывается мало иностранных инвестиций. Цифры свидетельствуют о том, что половина вложенных в нынешнем году инвестиций – это иностранные инвестиции. Только они все еще вкладываются в нефтегазовые операции, а не в ненефтяной сектор. Поэтому основная задача заключается в том, чтобы связать экономический рост непосредственно с развитием ненефтяного сектора. Уже предоставлены льготные кредиты на сумму 1,4 млрд манатов. Но какое влияние эти кредиты оказывают на ВВП и ту его часть, которая относится к ненефтяному сектору?

Президент прямо спрашивает министра, почему в таком случае общий рост в ненефтяном секторе у нас не очень высокий? Действительно, государство предоставляет льготы, выплачивает субсидии, приобретает технику, реализует инфраструктурные проекты, уровень государственных инвестиционных расходов достаточно высок. Все эти факторы сами по себе должны привести экономический рост к более высоким цифрам. «Однако мы не видим этого», - делает вывод глава государства.

И Шахин Мустафаев откровенно признал: в последние три года рост в ненефтяном секторе не радует. Как основные причины этого он отметил проблемы, связанные с финансированием, так как за 9 месяцев этого года через Фонд развития предпринимательства предоставлено 130 млн манатов, до конца года предусмотрено еще 170 млн манатов, и это будет исполнено. Однако 130 или 170 млн манатов недостаточно для предпринимательства, а со стороны банковского сектора нет достаточного финансирования.

Министр, кажется, задел за больное президента, признавшего его правоту. Банковский сектор не оказывает особой помощи росту экономики, росту реального ее сектора. А в последние годы вновь увеличивается объем потребительских кредитов. «Я в прежние годы уже говорил о том, что в нашем портфеле преобладают потребительские кредиты, именно это и явилось одной из причин кризиса в банковском секторе. Мне сейчас сообщают, что тенденции вновь нарастают, кредиты предоставляются не реальному сектору экономики, а на потребление, то есть на приобретение потребительских товаров. Если это будет продолжаться, то через несколько лет мы вновь можем столкнуться с негативными проблемами»,-  предупредил глава государства. Он призвал проанализировать все эти вопросы и прийти к решению, чтобы все инструменты – банковский сектор, Фонд развития предпринимательства, государственные инвестиционные расходы преследовали одну цель – увеличение занятости и рост ненефтяного сектора.

Вот сколько важных моментов пришлось выяснить, прежде чем Самир Шарифов смог продолжить свою мысль о необходимости учета инфляции в бюджетном правиле. И предложил внести соответствующие изменения в закон Азербайджанской Республики "О бюджетной системе". А на вопрос главы государства о том, почему это не было сделано заранее, министр откровенно ответил, что правительство работает с бюджетным правилом первый год, поэтому не успели даже все это протестировать. Но только после серии вопросов и ответов удалось установить, что учет инфляции приведет к значительному росту основных бюджетных показателей.

Расходы сводного бюджета после уточнений уже достигают 29,5 млрд манатов, а образовавшиеся 1,3 млрд дополнительных расходов предусматривается направить в основном на государственные капиталовложения.

Может возникнуть вопрос: почему это мы так детально остановились на полемике вокруг бюджета - 2020. Конечно, можно было не приводить отдельные реплики и вопросы, а просто изложить основные параметры бюджета на будущий год. Но, честно говоря, нас и самих удивило, сколько обсуждений проходит порой, чтобы внести всего одну строку в этот важнейший документ. Думается, и читателю было бы полезно узнать об этом. А то ведь некоторые шибко прозорливые эксперты часто преподносят это совершенно в неприглядном свете…

8090 просмотров