В азербайджанской политике побеждают львы, а не побитые лисицы слово об образе-призраке

Эйнулла Фатуллаев

Азербайджанскому народу сложно воспринять Али Керимли в образе будущего президента своей страны. И не только из-за непростительной, если не сказать роковой ошибки – призрака прошлого, ведь так называемый лидер оппозиции почти на протяжении 9 лет подыгрывал властям. Его растили, ему помогали – организационно, финансово, снабжая депутатскими мандатами, административными и медиа-ресурсами. Долгие годы ролевая игра Али Керимли с чиновниками Гейдара и Ильхама Алиевых была обусловлена железными обязательствами и верой в завтрашний день. Керимли оттягивал на себя часть протестного электората, превентивно сдерживая расширение влияния «Мусават» и Исы Гамбара.

А взамен укреплял свое место в политсистеме и в устройстве парламентаризма, незаслуженно и несправедливо продолжая большое плавание в большой политике. Это был не общественный договор, а сепаратный, если не сказать предательский по своей сущности и отношению к соратникам сговор. Можно ли это объяснить философией политического прагматизма? Особенности азербайджанского политического устройства не оставляют места подобным изъяснениям. Повторюсь, Керимли не играл, а подыгрывал. Он не вступал в равноправные коалиции и политические союзы, а всего лишь исполнял свыше заданную роль.

Как можно стереть из памяти народной предательские и подлые инсинуации Керимли в отношении патриарха нацдеков Эльчибея? И после развернутой жесткой внутрипартийной борьбы с келекийским затворником, которого власть призвала в Баку к борьбе с единственной на тот момент угрозой – олигархом Расулом Гулиевым, сегодняшние бесстыдные посмертные панегирики у надгробья лидера, которого при жизни издания Керимли называли «спидоносцем», выглядят верхом цинизма. Керимли – само олицетворение беспринципности и цинизма. Заядлый двурушник и забитый своими же оппортунист, охваченный слепой страстью власти со времен работы в комсомоле, затем в НФА, а потом в рядах лжеоппозиции. Предвкушая интриги будущих баталий, Керимли пошел за вкусом власти на улицу. Сегодня он уже уличная оппозиция.

Однако вчера Керимли превзошел самого себя. Лидер фронтистов устроил на глазах всей страны лирическую драматическую мыльную оперу. С повязкой на лбу, со слезинками на глазах и нарочито пугающими словами, Керимли душераздирающе описывал сцену своего избиения полицейскими. И снова ошибка. Политик, претендующий на лидерство в Азербайджане, никогда не должен показывать свои слабости. Восточная политика – дело тонкое, ибо сложно убедить народ и сторонников в своей силе, если ты демонстрируешь свои человеческие слабости. Политик в Азербайджане всегда сверхчеловек! Можно вызвать слезу. Но почтение – никогда!

Допустим, Керимли и подвергся неимоверно жестоким пыткам, и спецназ МВД посадил его на испанский сапог. Но зачем об этом рассказывать своим сторонникам? Вызвать жалость? Так в азербайджанском понимании лидерской харизмы это означает унижение себя в глазах своих последователей. Показать жестокость власти и полиции? Снова двойка. В следующий раз сцена, описанная Керимли, отпугнет большую часть решившихся на отчаянный поступок сторонников Фронта. Если руководствоваться теорией Макиавелли, в азербайджанской политике побеждают сильные львы, а не побитые, пусть и коварные, хитрые лисицы. Керимли в эфире Османгызы выглядел побитой жалкой лисицей. Чем вызвал слезу телеведущей – обыкновенной женщины. Невероятная роковая ошибка для политика, претендующего на главенствующую роль в азербайджанской политике.

Если Керимли хотел действительно произвести впечатление на симпатичную ведущую и небезразличных телезрителей, то должен был снять в прямом эфире повязку, не упоминая инцидента в автозаке. Что вместо этого предпринимает А.Керимли?! В подробностях рассказывает, как полицейские измывались над ним и даже пытались убить, задушить… и при этом угрожая запечатлеть все сцены пытки на камеру. Керимли, увлекшись своим живописанием, страстно и впечатляюще на протяжении часа рассказывал о пытках над самим собой. А спустя час (!!!), посетовав на плохое самочувствие, ибо он был, по его словам, при смерти не так давно, покинул студию в собственной квартире.

Конечно же, Керимли лгал. О чем свидетельствует подписанная собственноручно им же самим медицинская справка, выданная госпиталем МВД. Полицейские уложили Керимли в автозак, так он и там пытался оказать сопротивление. Затем обнаружили с краю лба всего лишь легкие ссадины. Отвезли в госпиталь, где врачи наложили небольшую стерильную повязку. А в общем лидер фронтистов вел себя довольно смирно и тихо, молча выслушивая нравоучения полицейских о недопустимости проведения несанкционированных акций протеста. Лишь иногда поддакивал, соглашаясь кивал головой.

Предположим, эксперты госпиталя МВД лгут. И Керимли действительно пытались задушить как слепого котенка. Но в таком случае почему же столь политически ответственный и принципиальный человек, борец за народное дело согласился подписать ложное и надуманное медицинское заключение? Неужели Керимли принудили подписать медицинское освидетельствование? Если заставили, то почему он не объявил об этом в драматическом эфире Османгызы?! Значит, утаил?! Соврал? Соврал о пытках или побоялся рассказать о собственном страхе подвергнуться новым пыткам в случае отказа подписать медзаключение?

Так или иначе, но такая вот вульгарная ложь, разбавленная неумелыми сценическими приемами, не могла остаться вне внимания педантичных наблюдателей.

Конечно же, против Керимли никто не применял насилия. К чему? С первых минут Керимли не скрывал своих оголенных нервов, чувствовались смятение, страх одиночества перед внушительным полицейским войском… Он так и не покинул малочисленную гурьбу журналистов, с ужасом на лице втиснувшись в их ряды.

Скорей всего, лидер фронтистов просто не преминул возможностью воспользоваться удобной ситуацией, чтобы войти в роль мученика - политического борца, навевая параллели с другим побитым в 1991 году на улице Советской лидером Фронта – Абульфазом Эльчибеем. Во второй раз за всю политическую историю Азербайджана политик появился перед своими избирателями и народом с повязкой на лбу. Ведь впоследствии фронтисты, да и сам молодой Керимли, долго паразитировали на образе бородатого мученика с повязкой на лбу. Вот и появилась возможность вжиться в забытый образ-призрак, который по сегодняшний день пугает Азербайджан.

Пусть этот образ-призрак будет хорошим напоминанием нам всем, наученным горьким опытом свирепого годичного властвования необольшевистской клики, которая все еще преследует наш Азербайджан.

15312 просмотров