День, когда умерла большая страна

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Верховный суд Индии в субботу, 9 ноября, вынес вердикт о том, что на месте мечети Бабри в городе Айодхья будет выстроен индуистский храм.

Айодхья, город, название которого с санскрита переводится как «то, против чего нельзя воевать», описанный в «Атхарва-веде» как «город, построенный богами и процветающий, как рай» в минувшую субботу выглядел пустынным, застывшим в напряженном ожидании. Вооруженные патрули через каждые десять метров, гостиницы, заполненные прибывшими сюда офицерами сил безопасности, жители, делавшие запасы продуктов и воды на случай длительных беспорядков - такими были «моментальные картинки» этого города, который, по индуистской мифологии, был основан Ману, первым человеком на Земле.

Из-за чего сыр-бор? В Верховном суде решалась дальнейшая судьба мусульманской реликвии - мечети Бабри, выстроенной падишахом Бабуром в 1528 году, несколько веков бывшей «яблоком раздора» между индуистами и последователями ислама в этой стране.

Кто бы сомневался, в чью пользу - с учетом происходящего сейчас в Индии - будет вынесен вердикт. Верховный суд единогласно постановил, что земля, на которой находятся руины мечети, должна быть для строительства храма передана индуистам. Что же до мусульман - то им будет отведен участок размером в два гектара где-нибудь в городской черте. Там пусть и строятся.

Важная деталь - «руинами» мечеть Бабри стала… в 1992 году, всего 27 лет назад. Но об этом чуть позже, а пока давайте пройдемся по некоторым принципиально важным в этой истории датам.

разрушение мечети Бабри в Айодхье, 1992 год

Индуисты утверждают, что мечеть была построена на месте, где раньше стоял «величественный», по их словам, храм «бога-воина» Рамы, родившегося в Айодхье. Дело это темное - полноценных археологических раскопок здесь по понятным причинам не велось, а в нынешние времена их проведению независимыми учеными индийские власти всячески препятствуют. Что, в общем-то, не помешало Верховному суду в своем вердикте упомянуть о неких «неоспоримых исторических доказательствах».

Достоверно известно, что в 1717 году джайпурский махараджа Джай Сингх II приобрёл рядом с мечетью земельный участок, где индусы могли бы возносить молитву Раме. Вот уж воистину - хотели как лучше, а получилось как всегда. Умиротворения в отношения между индуистскими и мусульманскими общинами это решение не внесло, более того, индусы тут же начали требовать и остальную землю.

Шло время, противоречия все нарастали. И в 1859 году доведённая до белого каления постоянными жалобами представителей общин друг на друга британская администрация отделяет забором индуистскую территорию от мечети Бабура, а также запрещает сторонам проход на территорию соперничающей общины под страхом тюрьмы.

Подействовало. На девяносто лет ситуация относительно нормализовалась. Вплоть до 1949 года, когда националисты из «Хинду махасабха» при поддержке союзных ей правых организаций не начали агитацию за разрушение мечети Бабура и строительство на её месте храма в честь бога Рамы. В декабре того же года, после 9-дневного чтения у стен мечети поэмы Тулсидаса «Море деяний Рамы», индуистские активисты выламывают двери мечети и устанавливают внутри неё статуи Рамы.

Центральное правительство требует удалить статуи - местные власти отказываются это сделать. В итоге правительство принимает решение запечатать двери мечети, а дело о принадлежности земельного участка попадает в гражданский суд. Где оно успешно и завязло на десятилетия.

Один из самых интересных моментов в этой истории заключается в том, что все эти нынешние общенациональные медиа-истерики индуистов по поводу мечети Бабри - откровенный «новодел». Споры вокруг и самой мечети, и земельного участка веками оставались внутренним делом Айодхьи и ее окрестностей. Все начало меняться только в середине 80-х, когда националисты Индии стремительно рванули во власть.

индусы верят, что Рама родился в Айодхье около 7000 лет назад, а мечеть Бабри была построена на месте его рождения

Именно тогда правящая ныне BJP сделала все возможное, чтобы придать вопросу о строительстве храма Рамы в Айодхье на месте мечети Бабри статус главной национальной проблемы, без решения которого у Индии вот просто нет шансов стать великой страной - ни больше ни меньше.

В 1989 году BJP и связанная с ней организация «Всемирный совет индусов» начали раскручивать маховик общественной истерии по этому поводу. Тогдашний лидер партии и идейный вдохновитель нынешнего премьера Нарендры Моди - Лал Кришна Адвани совершает пропагандистский тур по крупнейшим городам Индии, агитируя за «восстановление справедливости» по отношению к «великому прошлому индийской цивилизации, попранной мусульманскими оккупантами».

Обстановка накаляется, но не хватает совсем чуть-чуть, ведь как сказал поэт: «дело прочно, когда под ним струится кровь». В 1990 году полиция была вынуждена применить оружие против толпы индуистских националистов, шедших громить мечеть Бабри. Погибло 18 человек, но, как выяснилось чуть позже, это были только «цветочки». 6 декабря 1992 года двухсоттысячная толпа с помощью подручных средств разносит мечеть Бабура до основания, превращая его в те самые руины, о которых говорится во вчерашнем решении Верховного суда Индии.

Вспыхивают межконфессиональные столкновения, унесшие жизни более двух тысяч человек. Лала Кришну Адвани и его «подельников» из руководства BJP пытаются привлечь к судебной ответственности за организацию массовых беспорядков - но дело сначала откровенно буксует, а затем и вовсе прекращается «за недостаточностью улик».

А 27 февраля 2002 года произошел странный пожар на станции Годхра в штат Гуджарат. Загорелся поезд с паломниками-индусами, возвращавшимися из Айодхьи. Во всем обвинили мусульман, кого же еще, другие версии даже не рассматривались - и по Гуджарату, при полном бездействии властей и полиции, а то и при их соучастии, прокатилась волна погромов, в которых погибло более тысячи человек, в абсолютном большинстве своем именно мусульмане. Главным министром штата тогда был «молодой и перспективный политик» Нарендра Моди.

у индуистов-националистов в Уттар-Прадеше после решения Верховного суда праздник

Но влияния и власти индуистским националистам тогда еще не хватает. Поэтому вынесенный 30 сентября 2010 года вердикт Верховного суда по «вопросу Айодхьи» звучал следующим образом: «Спорная территория делится поровну между индусами и мусульманами, любое строительство на ней запрещается». Естественно, что вердикт никого не устроил. Но было понятно, что это решение сугубо временное, и будет действовать ровно до того момента, когда BJP и Нарендра Моди не укрепятся во власти.

Именно так все ипроизошло. Первый шаг превращения Индии в националистическое государство произошел в Кашмире, когда была растоптана конституция страны. Попустительство и «молчание ягнят», которое продемонстрировала так называемая «прогрессивная мировая общественность», убедили Моди и местных националистов в собственной безнаказанности. Поэтому судьба мечети Бабри была предрешена, а обязательный пункт программы индуистских националистов - возведение храма бога Рамы в Айодхье - будет выполнен. Уж если с Кашмиром «прокатило», то здесь вообще все пройдет без проблем…

Айодхья находится в штате Уттар-Прадеш. Территория приблизительно с Беларусь, а население - 215 миллионов человек, сорок миллионов из которых - мусульмане.

И, естественно, встает главный вопрос - возможна ли после вердикта Верховного суда новая вспышка насилия между двумя общинами, что в Айодхье, что в других штатах Индии? Ответ однозначен - нет. Возможно, какие-то единичные инциденты и произойдут - но не более того.

вооруженные патрули в Айодхье

Мусульманские общины по всей стране призывают сейчас своих членов к сдержанности. Поскольку четко понимают - Моди и националисты только ждут повода для того, чтобы обрушить на мусульманское меньшинство вал полицейских репрессий и погромов со стороны толпы. Чтобы самыми радикальными методами заглушить любой протест навсегда, чтобы меньшинства даже думать о сопротивлении боялись.

Вопреки всем сказочкам о миролюбивом ненасильственном характере индийского общества и его культуры насилие всегда трактовалось в индуизме как религиозный долг (дхарма), а боевая эстетика вообще занимала в нем почетное место. Сегодня в почете и «на коне» фундаменталисты, которые отвергают ненасильственные действия и прочее наследие Ганди как неприемлемый для них «секуляризм», пережиток светского государства, навязанный «великой Индии извне, колонизаторами и прочими врагами». Как говорит индийский публицист Дев Мурарка, «сегодня последователей Ганди легче найти за пределами Индии, чем в ее границах».

Культ «бога-воина» Рамы как раз то, что нужно сегодня индуистскому национализму, правящему классу и национальному капиталу. Все остальное эти силы с энтузиазмом выбрасывают за борт истории. Включая светский характер государства. И готовы уничтожать внутри страны любое количество людей, с этим несогласных.

12964 просмотров