Если мой народ пойдет за «Мусаватом», я пойду против своего народа слово публицисту

Чингиз Гусейнзаде, автор haqqin.az

О чем же «Мусават» шумел на улицах Баку?

Задумывался ли, уважаемый читатель, над этим вообще-то довольно простым и к тому же отнюдь не новым вопросом?

Его, помнится, не уставали задавать едва ли не всем кумирам бунтующих толпищ: Исе Гамбару - тогда он еще был по-советски Гамбаровым, Арифу Гаджилы, именовавшемуся просто Гаджиевым, да и Абульфазу Алиеву (до и после того, как он трансформировался в посланника Аллаха - Эльчибея). Вопросы, когда-то задававшиеся политикам, которые звали народ к бессрочным митингам, в то время как армянские сепаратисты прибирали к рукам Нагорный Карабах, как ни странно, не потеряли актуальности и сегодня.

Даешь президентское кресло!

К чему эти революционные воспоминания, не накликать бы беды, скажет читатель. Уж, конечно, вовсе не из-за последней митинговой акции «Мусавата» в центре Баку, как может показаться на первый взгляд. Дело в другом.

Столько времени прошло с того жуткого прошлого – почти четверть века (!). Да куда денешься - на улицах и у экранов телевизоров вновь то и дело мелькают знакомые до боли лица революционно настроенных «преобразователей» общества. Вон уже и новое поколение народофронтовцев подросло.

О чем шумит оно, куда зовет? Подобрался я к ним поближе – все-таки интересно. Однако стоит ли в них вглядываться? - опять же вопрошает читатель. Стоит. И вот почему: представьте, те же лица, те же лозунги, та же цель – власть. Неужто и приемчик достижения вожделенной власти тот же – собрать как можно больше бездельников и под видом возмущенных толпищ народных двинуться на штурм правительственных зданий?!

Судя по последним сборищам, ничего нового азербайджанская революция в этом плане не придумала. Увы, так думаю не только я один. И причина этого проста: попытки напомнить о себе с помощью каких-то насильственных действий лучшее тому подтверждение. При этом оппозиция пытается всеми правдами и неправдами найти себе в центре азербайджанской столицы некую точку опоры. Это можно было бы как-то понять, если бы появились хотя бы некие признаки расширения социальной базы «Мусавата», НФА и других мечтающих о политическом реванше сил.

Для этого следовало бы предстать перед массами в качественно обновленном виде. Но ничто не свидетельствует об этом качественном сдвиге. Ни одной мысли, ни единой строчки, которую можно было бы назвать осмыслением пройденного пути. Впрочем, этого и не нужно толпищам, видящим свою задачу в том, чтобы взорвать обстановку мира и спокойствия в республике. Остается добавить, что митинговый хаос всегда являлся желанной стихией для тех, кто вынашивает идеи трансформации власти. Ясно как божий день, что расчет делается на то, чтобы в обстановке митингового хаоса подорвать общественное спокойствие. Отсюда возникает вопрос, на который должен быть дан ясный и четкий ответ: не рассматривается ли митинг определенными политическими элементами средством подталкивания общества к очередному противостоянию – сколь бессмысленному, столь же непримиримому?

Иса Гамбар и Ариф Гаджилы 28 лет назад

Это, кстати, избавило бы от необходимости придумывать ответы на мучающий всех вопрос: ведь такой способ завоевания власти помимо прочего еще и вызывающе противозаконный!

Что есть главный вопрос революции?

По-разному отвечали на него революционеры далекого прошлого.

Из него, между прочим, следует другой вопрос, над которым не мешало бы задуматься и нашим нынешним революционно настроенным деятелям, претендующим на роль выразителя интересов и чаяний широких народных масс. Этот вопрос, кстати, не нов: может ли быть эффективной власть, завоеванная кучкой приверженцев силовой борьбы? Может ли такая, скажем прямо, стихийная организация ныне называться политической, если главным орудием борьбы является винтовка или кулак? При том, что главной целью объявляется модернизация общественного строя?! Не с помощью ли винтовки?! Надо бы заметить, что такого рода вопросы возникали едва ли не перед всеми революционерами - и всамделишними, и желающими таковыми предстать перед широкими народными массами. И ответ на них был одинаков, что на московских баррикадах, что перед Бумедьеном в Алжире или каким-либо Панаховым в Нахчыване – «История нас оправдает!»

Увы, она не то что не оправдала босяков и примкнувших к ним разнокалиберных поэтов и совсем уж никудышных публицистов, она их прокляла. Если это не так, то почему за бездарно прожитые десятилетия в рядах революционного вроде бы движения так и не родилось ни одного достойного истории имени? Все революции прошлого – от Спартака до Кастро - прославлены личностями. Где они, герои азербайджанской толпы, выдаваемой ее поклонниками за революционную массу? Вы когда-нибудь видели рядом с Нейматом или Эльчибеем людей, вызывающих у большей части общества истинное восхищение и в мире - восторги?

Однажды, 28 лет назад, народ пошел за ними

«Если мой народ пойдет за Гамсахурдией, я пойду против моего народа» - эти слова истинного и неповторимого грузинского философа Мераба Мамардашвили не многие ученые, да и политики смогли повторить на постсоветском пространстве. Мало кто из них сумел применять этот принцип в своей политической практике.

По мне – то золотые слова! Скажете, что никто их в Баку не произносил? Может, и так. Только взгляните на толпу, жаждущую вроде бы штурма правительственных твердынь! Где они, мыслящие сторонники революционных переворотов? Нет их. И не будет. По той простой причине, что время переворотчиков давно прошло. Как сказал однажды один иранский журналист, бежавший от отечественных революционеров в Париж: «Имея нефть, глупо искать счастье среди разрушителей дворцов!»

15096 просмотров