Какая революция без поддержки силовиков? послесловие к Боливии

Дмитрий Рой, автор haqqin.az

Итак, временным президентом Боливии стала Жанин Аньес, вторая вице-спикер сената. Нашелся и скрывавшийся Эво Моралес, правда - в Мексике, предоставившей ему политическое убежище.

Ситуация в стране постепенно нормализуется - временный президент, обаятельная Аньес, приступила к подготовке новых выборов, члены прежнего Центрального избирательного комитета практически в полном составе арестованы и теперь стенают о том, что «не виноватые мы, нам так приказали». Армия и полиция довольно жестко, но без особых зверств взяли под контроль обстановку.

Бывшие сторонники Эво Моралеса теперь стали оппозицией, но настолько деморализованы, что сколько-нибудь серьезного сопротивления от них ожидать не приходится. Да и сам вчерашний кумир всей боливийской улицы, «нашедшийся» в Мексике, мало похож на гордого орла в изгнании. Словом, масштабных репрессий в Боливии не будет, ограничатся очень небольшим кругом лиц. Впрочем, за это нужно поблагодарить именно экс-президента, который своим побегом существенно облегчил жизнь и себе, и окружающим, не доведя ситуацию до вооруженного противостояния.

Его вообще нужно за многое поблагодарить боливийцам. Скажу больше - не поддайся он искушению четвертого срока, ушел бы после третьего в статусе национального героя, с пожизненным почетом и всеобщим уважением - благо, есть за что. Впрочем, у истории всегда сложно с сослагательным наклонением, а потому - сейчас немного о другом, о том, что относится к послесловию.

Почему-то часть читающей публики и даже политики много говорят о перевороте в Боливии, да еще и организованном из-за границы. Ну, тему про «внешнего супостата» даже и обсуждать не будем - глупости все это, недобросовестное стремление некоторых власть имущих подстелить себе соломки. Мы вот, дескать, все такие в белых одеждах, управляем безукоризненно, народ просто задыхается от счастья, а некоторые злобные внешние силы нам пакостят. Скучно, господа, вы бы уж придумали что-то пооригинальнее, поскольку никакой внешний враг не нанесет большего ущерба стране, чем ваши тупость, алчность и управленческая импотенция.

Теперь о «перевороте». Раз была армия - значит, это военный переворот, и эта незатейливость мысли просто умиляет. В любом государстве и на любом континенте армия и силовые структуры играют ключевую роль в революциях. Это общее правило - практически нереально свергнуть режим, не заручившись поддержкой хотя бы части силовиков. Поэтому любая успешная революция включает в себя элементы военного переворота.

Так было всегда, вспомним хотя бы один малоизвестный факт из истории Великой французской революции: Бастилию штурмовали не столько «возмущенные горожане», сколько подразделения Gardes Françaises Maison du Roi - пехотного корпуса французской королевской гвардии, элиты элит, обладавшие всеми мыслимыми и немыслимыми для военных привилегиями. И именно переход Гвардии на сторону восставших резко изменил баланс сил в Париже.

Еще одна тема - индейцы. За насколько минувших дней, прошедших с момента бегства Моралеса, они обеспокоенные перспективой прекращения прежней политики раздачи субсидий и помощи, уже успели организовать несколько маршей в столицу.

Да, коренного населения в этих маршах было достаточно много, но вряд ли это способно как-то изменить ситуацию в стране. Новому руководству Боливии в любом случае придется делать выбор - а он достаточно небогат: либо стагнация экономики, либо прекращение (хотя, скорее, произойдет существенное сокращение) социальных выплат.

Успех социально-экономической политики Моралеса объяснялся во многом тем, что страна получила солидные доходы от национализации промышленности и сельского хозяйства. Часть из них была направлена на выплаты малоимущим и коренному населению. Проблема в том, что сейчас национализировать особо уже и нечего. И не вызывает сомнений, что при сокращении государственных расходов главными пострадавшими будут именно индейцы.

В обсуждениях Боливии часто всплывала тема двух крупных месторождений литиевых руд в солончаках Уюни и Коипаса, в которых по разным оценкам сосредоточено порядка 17% мировых запасов лития. Из-за которых якобы «внешние враги» и организовали свержение Моралеса, а теперь приберут это богатство к рукам.

Однако литиевой лихорадки в Боливии не предвидится. И тому есть более чем веские причины, основные из которых заключаются в том, что во-первых, у властей Боливии просто нет 2-4 миллиардов долларов для инвестиций в литиевую промышленность. Во-вторых, иностранные инвесторы тоже не торопятся вкладываться в страну, которая очень любит все подряд национализировать. Ну и в-третьих, боливийские месторождения - по сравнению с соседними чилийскими и аргентинскими - сильно загрязнены присутствием магниевых солей. Что создает серьезные сложности при их разработке.

В итоге у Боливии сейчас больше вопросов о своем будущем, чем ответов на них. Мир, поговорив о событиях в этой стране, скоро о ней и не вспомнит, и она окажется наедине со своими проблемами. Главное, чтобы поиск выхода из них, был столь же бескровным, как и свержение прежнего режима.

2710 просмотров