Они умирали и за коммунизм, и за независимость один из парадоксов истории

Владимир Решетов, спецкор в странах Балтии и Польше

Одной из самых загадочных и противоречивых тем Первой мировой войны, а именно добровольческих латышских стрелковых батальонов остается история создания этих формирований и дальнейшего их пути по полям сражений, а потом и политических событий.

Фильм, снятый недавно в Латвии к 100-летию создания армии независимой Латвии, который возник на основе романа писателя Александра Грина (не путать с известным однофамильцем, автором «Алых парусов» - прим. авт.), поражает своей исторической достоверностью и честностью до малейших деталей.

В Риге к 100-летнему юбилею — в 2015 году в центре города был открыт памятный знак на здании, где записывались добровольцы и где формировались латышские стрелковые батальоны.

Мемориальная доска. В этом доме в 1915-1917 годах находился комитет по организации добровольческих военных соединений - стрелковых батальонов. (Текст с латышского)

В 1915-м туда шли не просто патриотически настроенные крестьяне и рабочие. Записывались воевать с немцами латышские интеллигенты — писатели, поэты и художники, инженеры и другие представители среднего слоя.

Многие из них после возникновения в Петербурге в конце XIX века движения «младолатышей», обрели надежду на независимость Латвии. Кто-то рассчитывал на это в составе Российской империи, а наиболее радикальные видели независимость латышского народа на своей территории вне империй.

В Военном музее Латвии к юбилею Первой мировой открылась удивительно подробная выставка, в которой можно было узнать так много деталей того, что происходило тогда на территории Латвии.

Например, столь малоизвестный факт, что было распоряжение местных властей царской России о выселении из приграничных земель немцев и евреев, как неблагонадежных граждан. И рядом были документы — петиции балтийских немцев, который уверяли военное командование в своей лояльности царским властям и просили отменить распоряжение.

Петиции не были приняты во внимание - немцы и евреи были выселены. Что, собственно, не помогло.

Много места в экспозиции было уделено судьбам беженцев — их были сотни тысяч. Рига, которая к 1913 году являлась третьим промышленным центром империи после Москвы и Петербурга, в 1915 году была тотально эвакуирована — вглубь России были вывезены все значимые заводы, которые больше никогда сюда не вернулись. Выехали туда же более 300 тысяч человек.

Из сел и деревень, хуторов потянулись на восток вереницы телег, гурты скота. Были вывезены ценные памятники, эвакуировались целые усадьбы состоятельных людей.

Кайзер Германии Вильгельм триумфально вошел в Ригу в 1915 году, пересек Даугаву, главную реку тогдашней Лифляндии, на пароме. Съехал с него на автомобиле, а потом посетил Дом Черноголовых, пешком пошел к соседнему зданию — Собору святого Петра, (немецкой лютеранской церкви), где участвовал в молебне, а потом на автомобиле отправился на Эспланаду.

группа латышских стрелков у Кремля

Там, в виду православного Кафедрального Христорождественского собора, кайзер принял парад подразделений германских войск, которые отправились после дефилады на фронт. Все это есть в германской кинохронике, сохранившейся в Военном музее Латвии.

Этой хроники нет в фильме под названием «Метель душ» по роману латышского стрелка Александра Грина, который сейчас с огромным успехом идет во всех кинотеатрах Латвии. Но мне кажется, что читателю, мало знакомому с историей Латвии, такие детали могут помочь в понимании непростых страниц истории начала ХХ века на территории бывшей Российской империи.

Латышские стрелковые батальоны — героическая страница Первой мировой войны. Движимые не только патриотизмом по отношению к монархии, но и национальной идеей — создать свое государство, добровольцы готовы были отдать жизнь за свою землю. И они в боях гибли беззаветно.

До сих пор в местах самых ожесточенных боев столетней давности на территории Латвии поисковики находят останки погибших и устанавливают их имена.

До сих пор в стволах сосен и елей там можно увидеть осколки снарядов, мин, гранат и следы пуль. Для любого латыша такие названия, как Пулеметная горка, Остров Смерти, Рождественские бои — повод склонить голову и почтить память героев.

В тех местах до сих пор стоят и ухожены памятники погибшим в годы Первой Мировой.

Небольшой народ — латыши всегда насчитывали на своей территории около или немного более 2 миллионов человек. В годы Первой мировой и участия в гражданской войне на территории бывшей Российской империи народ потерял 1 миллион 200 тысяч человек. Утрачено было более половины населения.

Обретенная в 1918 году независимость вселила надежду на возрождение. Часть латышских батальонов встала на защиту власти Ленина и большевиков. В ходе попытки июльского 1918 года переворота эсеров, как известно, Ленина спасли латыши. Позже их послали на фронты гражданской, подавлять мятежи, воевать за чужую правду.

Но в 1918-м Латвия после мира в Бресте обрела независимость. Многие стрелки поняли, что воевать за чужие земли и судьбы — не резон. В Латвию после долгих странствий наконец вернулись стрелки, которые воевали по разные стороны баррикад. Было, конечно, и такое, что в годы лихолетья в послереволюционной России, латыши стреляли в латышей. Но часть из них сделала патриотический выбор.

И бывшие сторонники большевиков, рискуя жизнью, вернувшиеся домой, составили основу новой латвийской армии. Первым командиром ее стал бывший молодой подполковник царской армии Оскарс Калпакс. Он, кстати, бывший эсер, успешно показал себя и на фронтах Первой мировой, и позже - в подчинении большевиков.

Оскарс Калпакс

В 1918 году, когда Рига была под оккупацией немцев, Калпакс вернулся в Латвию и в декабре того же года начал активную военную деятельность, возглавив вновь созданные вооруженные силы только провозглашенной Латвийской Республики. Быстро организовав успешные воинские формирования, он заслужил уважение не только подчиненных, но и местных жителей.

Меньшая часть латышских стрелков, которые были пропитаны коммунистической пропагандой, остались в Советском Союзе. Где и были, невзирая на высокие посты, которых достигли, уничтожены во время Большого террора.

Так называемых «старых стрелков» власти независимой Латвии собрали в 1923 году и признали заслуги только тех, кто вступил в стрелковые батальоны до сентября 1917 года. И это справедливо.

Кстати, один из них, знаменитый актер латвийского театра «Дайлес» Эвалдс Валтерс, дожил до 100 лет и умер в 1994 году. Он играл почти до конца своих дней, переводил французских драматургов-классиков. Писал стихи, поэмы.

Словом, «созвездие стрелков», как назывался в советское время один из документальных фильмов, еще долго будет сиять. Во всяком случае для независимой Латвии.

4353 просмотров