Опасный спор России с Эстонией не закончен наша корреспонденция

Владимир Решетов, спецкор в странах Балтии и Польше

На недавнем саммите НАТО в Лондоне министр обороны Эстонии Юри Луйк открыто назвал Россию серьезной угрозой для безопасности. Он подчеркнул, что только Североатлантический альянс способен сдержать российскую агрессию против соседних государств, имея в виду Эстонию, Латвию и Литву.

В чем же причина опасений эстонского политика? Дело в том, что несмотря на почти 30 лет, прошедших с восстановления независимости, между Эстонией и Россией до сих пор не подписан договор о границе.

Юри Луйк

А в корне этого вопроса, по мнению, dw.com, разное отношение к Тартускому мирному договору, заключенному между Эстонией и Советской Россией в феврале 1920 года. Согласно этому документу балтийская республика получала от России часть приграничных территорий — к западу от Петрограда (они после оккупации Эстонии находятся в составе РФ). Там же большевистская Россия отказывалась от каких-либо притязаний на Эстонию, признав первой независимость нового государства. Для советской же России договор был важен тем, что он прорывал международную блокаду большевистских властей.

Пограничные вопросы — непростая часть международной политики, чувствительная и взрывоопасная. Как правило, часто такими документами завершаются войны, подводя итоги конфликтов.

Аналогичный эстонско-российскому договор был подписан в августе 1920 года между Латвийской Республикой и  Россией. В нем тоже были записаны территориальные уступки со стороны большевиков в пользу этого нового государства.

Красная Армия, 1920 год

Так же, как в случае с Эстонией, часть земель (город Абрене и теперь Пыталовский район Псковской области — прим. авт.) была переведена в состав СССР после оккупации 1940 года.

В отличие от ситуации между Эстонией и Россией, латвийско-российский договор о границе был подписан еще в 1997 году. Его вначале большинством голосов принял парламент Латвии, потом законодательно провозгласила тогдашний президент Вайра Вике-Фрейберга. Подписание на уровне премьеров состоялось в Москве.

Этот документ и позиция президента подверглись острой критике со стороны национальных политических кругов — ведь в нем был зафиксирован отказ Латвии от довоенной территории Абренского округа, который был передан ей по договору 1920 года. В.Вике-Фрейбергу кое-кто называл предателем национальных интересов.

Но позиция президента была непреклонной — она считала, что лучше закрыть тему, чем пребывать в состоянии неопределенности бок о бок с огромным соседом.

Вике-Фрейберга

К тому же о важности подписания договора о границе говорили США, Германия, Швеция и другие. Подчеркивалось значение его не только для Латвии, но и для Евросоюза в целом.

Мудрость политиков теперь, спустя десятилетия, очень хорошо понятна. Латвии с Россией уже нечего делить по границе, не о чем спорить в этом смысле.

Но вот с Эстонией ситуация обрела в последнее время актуальность. Дело в том, что российские историки (а они чаще всего выражают точку зрения официальных властей) упорно называют оккупацию балтийских государств 1940 года «мирным вхождением» в состав сталинской империи, повторяя зады советской пропаганды.

Как известно, в связи с недавним 80-летием пакта Молотова-Риббентропа официальная позиция Кремля состоит в оправдании смены властей в Латвии, Литве и Эстонии под дулами танков и реализации так называемой «воли народа».

Понятно, что в таких условиях поднимается тема границы и территориальных приобретений одной из стран-победительниц по итогам Второй мировой войны.

Эстония, к слову сказать, отказалась от претензий на бывшие свои земли еще в 2005 году, ратифицировав договор о границе с Россией, добавив в преамбулу ссылку на Тартуский мирный договор. Москва в ответ на эту ссылку отказалась ратифицировать документ и отозвала свою подпись.

Немецкий историк Давид Феест считает, что это попытка РФ уйти от ответственности, от неявного таким образом признания факта оккупации Эстонии в 1940 году. Потому до сих пор между Эстонией и Россией нет границы в официальном понимании этого слова, а существует так называемая временная контрольная линия, которая является и частью внешней границы Евросоюза.

Эстонцы все же решились на новый шаг, и в 2014 году парламент в первом чтении одобрил новый вариант договора, уже без ссылки на документ 1920 года. Однако российские власти не спешат делать ответный шаг.

Тем временем консервативное крыло эстонского парламента снова поднимает вопрос утраченных территорий. Недавно даже спикер Рийгикогу Хейн Пыллуаас заявил, что Россия должна вернуть их, как это было записано в Тартуском мирном договоре.

Тот же немецкий историк Д.Феест считает, что Россия должна признать факт оккупации в 1940 году, чтобы снять преграды на пути к подписанию «горячего» договора. Однако он весьма скептичен — в настоящей политической ситуации это маловероятно.

А это значит, что спор о границе между Эстонией - страной-членом Евросоюза и НАТО, с одной стороны, и Россией, с другой стороны, не сойдет с повестки дня.

Таким образом, видеть наметившееся улучшение взаимоотношений двух государств после встречи президентов, означает - желаемое выдавать за действительное. Но вопрос этот, подвешенный в воздухе, - знак потенциальной опасности.

3972 просмотров