МИД Армении об оптимизме Мамедъярова: "Это техническая ошибка"

Фархад Мамедов, отдел информации

После встречи глав МИД Азербайджана и Армении в Братиславе в начале декабря снова возникла полемика вокруг «документа на столе переговоров». Встреча продлилась 3,5 часа, после нее Эльмар Мамедъяров заявил, что переговоры велись на основе документа, который известен как «план Лаврова».

Т.н. «план Лаврова» на самом деле основывается на «Мадридских принципах» и был подготовлен два года назад на переговорах министров иностранных дел в Москве. Данный документ подразумевает поэтапное решение нагорно-карабахского конфликта. На первом этапе должны быть освобождены оккупированные районы (точное количество не указывается – ред.), восстановлены коммуникации и возвращены в свои дома вынужденные переселенцы. А итоговый статус Нагорного Карабаха будет определен на следующем этапе.

Эльмар Мамедъяров тогда заявил, что он вместе со своим армянским коллегой Зограбом Мнацаканяном «обсуждали конкретные и реальные моменты, и переговоры прошли жестко».

Ответ на вопрос, как именно будет определен итоговой статус Нагорного Карабаха, по всей видимости, придется искать в тех же самых «Мадридских принципах». В них указывалось, что итоговый статус может быть определен голосованием или референдумом.

Однако армянская сторона заявила, что обсуждений вокруг какого-либо конкретного документа на встрече Мнацаканяна с Мамедъяровым в Братиславе не велось.

"На данном этапе никакой документ не обсуждается. Об этом мы говорили много раз, это точно. Непонятно, о чем говорит Мамедъяров. Хотелось бы считать, что здесь произошла техническая ошибка", — сказала  журналистам пресс-секретарь МИД Армении Анна Нагдалян.

Противоречивые заявления о «документе на столе переговоров» ведутся уже долгое время. Каждый раз официальный Баку заявляет, что переговоры ведутся вокруг конкретного документа, однако армянская сторона каждый раз это опровергает, отмечая, что никакого документа нет.

Тогда возникает вопрос, о чем каждый раз часами говорят Мамедъяров и Мнацаканян? Стоят ли устные переговоры траты такого количества времени и усилий?

В этой связи позиция армянской стороны выглядит крайне несерьезной. Министры неоднократно встречались после смены власти в Ереване и каждая их встреча длилась несколько часов. Если бы переговоры не шли бы по конкретному документу, то их можно было бы назвать встречами ради встреч.

На столе переговоров долгие годы лежит конкретный документ, который определяет общие контуры урегулирования конфликта. Раньше этот документ назывался «Мадридскими принципами», а после редакции его начали именовать «планом Лаврова». О том, что переговоры ведутся вокруг этого документа, неоднократно говорили и в Москве. Но армянская сторона продолжает это отрицать.

И единственным объяснением этому, а также ряду противоречащих друг другу заявлений Еревана по конфликту является то, что у Никола Пашиняна отсутствует конкретно сформированная позиция.

Ведь если признать, что на столе переговоров имеется конкретный документ, то Николу Пашиняну и его министру придется объяснять армянам, чем этот документ отличается от "Мадридских принципов", отвергнутых прежними властями.

11582 просмотров