В Евросоюзе решили всех под одну гребенку наша корреспонденция

Владимир Решетов, спецкор в странах Балтии и Польше

В Евросоюзе некоторое время назад возникла идея установить одну для всех стран минимальную зарплату. Возможно, это продиктовано тем, что сотни тысяч жителей Восточной Европы стремятся в страны запада и севера континента за более высокими заработками.

Сейчас тема активно обсуждается на уровне Еврокомиссии, то есть правительства ЕС. И если, например, в странах Балтии и Польше мысль поддерживается властями и профсоюзами, то очень осторожную позицию занимают в странах Северной Европы и Скандинавии, мотивируя это тем, что будет поставлена под угрозу система многолетних коллективных договоров.

По мнению представителя латвийских профсоюзов Эгила Балдзенса, который выступает за это новшество, действительно, скандинавы не спешат поддержать идею.

К ним примыкают и профсоюзы Австрии и Германии, у которых высоко развита система генеральных соглашений и коллективных договоров между работодателями и работающими. В разговоре с tvnet.lv латвийский функционер соглашается с тем, что для них можно сохранить автономию.

Он напоминает, что к 2021 году в Латвии сохранится уровень минимальной зарплаты в 430 евро (до уплаты налогов). В Эстонии же «минималка» составит 584 евро, а в Литве и вовсе — 607. Важно отметить, что «чистая» зарплата в категории не облагаемого налогами минимума в будущем году будет: в Латвии — 366, в Эстонии — 550, а в Литве — 458 евро.

Интересно, что при этом самая высокая покупательная способность среди трех стран — в Литве. Все потому, что там при минимальной зарплате уровень потребительских цен ниже, чем в Латвии или Эстонии, то есть работающий может себе позволить купить больше товаров.

Профсоюзный лидер считает, что при принятии решения о «минималке» в диалоге с правительством следует наблюдать и принимать во внимание ситуацию у соседей. Он считает, что надо стремиться к выравниванию оплаты труда не только среди стран Балтии, но и на уровне всего Евросоюза. Минимальная зарплата должна быть конкурентоспособной, говорит он.

Э.Балдзенс привел обнадеживающий пример: на предприятии Latvijas finieris, крупном производителе фанеры, уже сегодня она составляет 70 процентов от скандинавского уровня. Здесь уже заявили о том, что теперь они стремятся поднять эту планку до 80 процентов.

Председатель правления Латвийского союза бизнеса Эдуард Филиппов высказывает опасение за судьбу малых предприятий, по которым реформа минимальной зарплаты в Евросоюзе может очень больно ударить.

Осторожно высказываются и представители работодателей и министерств финансов и благосостояния Латвии. Они предполагают, что новации в сфере оплаты труда в ЕС могут ослабить конкурентоспособность некоторых стран и помешать их экономическому росту. Положительно то, что повышение минимума оплаты сделает более привлекательной работу на родине, сможет вернуть часть трудовых эмигрантов из Латвии, осевших в Ирландии, Великобритании, Норвегии, предотвратить новые отъезды за границу.

В Дании и Финляндии, в свою очередь, звучат слова о том, что новый уровень «минималки» угрожает местным рынкам труда или даже привести к потерям на них.

Интересно, что на сегодня только шесть стран из 28 членов ЕС не имеют четко установленной минимальной зарплаты — Дания, Финляндия, Италия, Кипр, Швеция и Австрия.

В среднем же затраты на рабочую силу в Скандинавии составляли 43,50 евро в час (данные за 2018 год). Это самый высокий показатель в Евросоюзе. У датчан минимум оплаты — 12 евро в час. Пока идет обсуждение в кулуарах Еврокомиссии, профсоюзы и бизнесмены Северной Европы предостерегают - «дьявол кроется в деталях», а «один размер на всех» совсем не означает, что это хорошо для всех членов Евросоюза.

Если учесть, что в последние годы в страны Балтии и Польшу потянулся поток специалистов из Украины, Молдовы и Беларуси, которые все равно получают меньше местных работников, то, можно предположить, что с ростом минимальной оплаты здесь этот поток станет еще более мощным. Гастарбайтеры, как и везде, зарабатывают деньги за границей и потом отправляют их на родину, семьям, в более бедные страны.

Будет ли учитывать этот фактор Еврокомиссия, пока не понятно. Однако он существенно может повлиять на рынок труда в Евросоюзе. Вопрос: в лучшую или в худшую сторону?

3435 просмотров