Нет конца этому аду так и погубили Ливию

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Ливия, некогда считавшаяся процветающей, является сегодня, спустя девять лет после начала там восстания против Муаммара Каддафи, зоной нестабильности, угрожающей всему Средиземноморью.

Ливийские "махновцы" - никакой идеологии, только личная нажива от грабежей, работорговли и контрабанды

17 февраля 2011 года цунами «Арабской весны», катившейся по Северной Африке и Ближнему Востоку, накрыло и Ливию. Нефть, газ и борьба европейских элит похоронили режим Каддафи, а вместе с ним и уникальную политическую систему, которую он создал. И восстановить которую уже девять лет ни у кого не получается.

Мало кто из пишущих о Ливии отдает себе отчет в том, что же это на самом деле такое. Все время своего существования это была не страна, а слоеный пирог. Только крупных племен там больше 120, не считая мелких и средних, да еще и племенных союзов. И помимо того, что страна поделена по племенному признаку, она еще и разделена по географическому: западные племена (Триполитания), восточные (Киренаика) и южные (Феццан).

Столь же неоднородна и в этническом плане: помимо арабов-суннитов там живут берберы, тубу, а с юга временами забредают чадские племена, которые тоже серьезно дестабилизируют обстановку в стране. Пестрая мозаика, густо замешанная на обидах и обязательствах вековой давности, в каждом оазисе, деревеньке или городском квартале свой местный шейх, считающий себя очень важной фигурой и требующий к себе уважительного отношения. А в противном случае – собирающий вооруженное ополчение и объявляющий личный освободительный поход.

Как управлялся с этим Муаммар Каддафи? Братский лидер и руководитель первосентябрьской Великой революции Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирии, как он стал именовать себя после отказа от всех официальных постов, быстро понял, что никакие традиционные политические схемы в его стране работать не будут. И предложил конгломерату племен специфическую форму управления, которую назвал прямой демократией — Джамахирией.

Перед смертью Муаммар Каддафи проклял своих палачей. Это проклятие за прошедшие девять лет в Ливии полностью сбылось, страна проходит все круги ада

По факту - просто создал большой совет племен, называвшийся Всеобщим народным конгрессом, колоссальный парламент, в который входили до нескольких тысяч депутатов, представлявших все более-менее заметные племена и племенные союзы. Он формировался своеобразным способом, но там были представлены все крупные племена. Каддафи, в свое время отказавшийся от всех официальных постов, возглавлял этот великий хурал как верховный шейх.

Ну а в случае, когда какое-то племя все-таки не могло через этот орган получить удовлетворение своих требований – его лояльность попросту покупалась, государственный бюджет вполне это позволял.

Еще раз повторюсь – воссоздать эту, возможно единственно работающую для Ливии политическую систему так и не удалось. Более того – ни внутри страны, ни за рубежом, среди тех внешних игроков, кто с энтузиазмом участвовал в свержении Каддафи, кто от трагедии Ливии самоустранился, понимание истинных механизмов, на которых держалась страна, так и не пришло.

В итоге – война всех против всех. Сначала – внутри Ливии, а сегодня здесь уже воюют суданцы, египтяне, российские наемники и турецкие прокси, которых спонсируют Париж и Абу-Даби, Эр-Рияд и Доха, Анкара и Каир, Москва и Амман. Даже Пекин все чаще смотрит в эту сторону, уже прикидывая возможные прибыли и убытки от участия в «битве за Ливию», не говоря уже об оживлении в ряде других европейских столиц.

Конца этому не то, что не видно – настоящая схватка здесь только разгорается, поскольку борьба за контроль над этой страной вышла уже на новый уровень. И теперь связана с одним из важнейших новых геополитических противостояний первых десятилетий XXI века – разработка нефтегазового бассейна Восточного Средиземноморья, 3,8 триллиона кубометров доказанных запасов природного газа. Что включает в себя в первую очередь создание ближневосточного газового коридора в Евросоюз.

Уже только из этого следует, что международные усилия по урегулированию ситуации в Ливии – Берлинская конференция, прошедшая 16 февраля на полях Мюнхенской конференции по безопасности, встреча министров иностранных дел Евросоюза, а также прочие статусные мероприятия и закрытые консультации – не принесут никаких особых результатов. Все просто – мир в Ливии как результат примирения враждующих сторон сейчас никому не нужен. Победитель здесь должен остаться только один, иной расклад внешних спонсоров не устраивает.

И здесь – опять тупик. Отбросим все эти бредни о том, что Хафтар там якобы воюет против международных террористов, джихадистов и прочих -истов. Он воюет, в первую очередь, за пост нового вождя Ливии. Опираясь при этом на поддержку племен востока страны, Киренаики. Не стоит строить особых иллюзий и в отношении «международно признанного» Фаиза Сарраджа: его социальная база – это триполитанские структуры, западные ливийские племена и временный союз с племенными элитами Мисурата, весьма, надо заметить, зыбкий, как и все договорные отношения в Ливии.

Ренегат-фельдмаршал Хафтар воюет не против исламистов и за будущее Ливии. Он воюет за себя любимого во главе страны

Прибавьте к этому трансграничные преступные картели, живущие работорговлей и контрабандой всего и вся, местных махновцев, промышляющих откровенным грабежом, всю эту орду «атаманов», сменивших верблюжьи тачанки на шайтан-мобили, внедорожники с закрепленным в кузове чем-нибудь крупнокалиберным – и вам станет ясно – никакой внутриливийский мирный диалог, о котором рассуждают с высоких трибун, здесь просто не возможен.

Завязанный на Ливию конфликт между Москвой и Анкарой – лишь эпизод глобального противостояния, но сегодня – один из самых драматичных. Российская сторона играет за Хафтара, ведя себя при этом сродни «голубому воришке» Альхену, завхозу старгородского 2-го дома Старсобеса – оказывает всяческую поддержку, но при этом жутко стесняется и все отрицает. Анкара действует куда как более открыто, но тоже не без изрядной лукавинки. Но вопрос не в их поведении – а в том, что у них здесь совершенно разные цели и критически разный уровень рычагов влияния.

Та некая «единая платформа», которая была ими сформулирована и предложена Хафтару, заставила ренегат-фельдмаршала совершить исторический «побег из Москвы», то есть – продемонстрировала как минимум два обстоятельства: во-первых, Москва для него не особо и авторитет и реального веса ее рекомендации для него не имеют, не Башар Асад, в конце концов. Во-вторых, никакого диалога с Анкарой Хафтар вести не собирается – ему нужна только безоговорочная капитуляция Триполи, на его, Хафтара, условиях. А значит – и здесь все вновь зашло в глухой тупик.

На шокировавших весь мир видеозаписях расправы «повстанцами» над Муаммаром Каддафи слышно, что перед гибелью ливийский лидер проклинает своих палачей. Оно сбывается – вот уже девять лет страна проходит все круги ада, на каждом из которых все страшнее. И когда Ливии от него удастся избавиться – никому неизвестно. Как единому государству — может быть, и никогда.

Заместитель специального представителя ООН по политическим вопросам в Ливии Стефани Уильямс призывает противоборствующие стороны к диалогу. Верит ли она сама, что это возможно?
5267 просмотров