Призрак коммунизма бродит по Америке haqqin.az из Вашингтона

Евгений Бай, спецкорр haqqin.az Вашингтон

Можно ли было представить, чтобы 46-м президентом США стал политик, который называет себя «демократическим социалистом»? Еще каких-то полгода назад такое казалось немыслимым, но сегодня и это не исключено.

Причин тому множество. Истеблишмент Демократической партии, устойчиво стоящий на позициях центра, говорил, что просто не может позволить себе делегировать на выборы в ноябре левого кандидата. Давно ли название «социалист» в Америке, пережившей эпоху макартизма, было то, что здесь называют «поцелуем смерти»? А теперь что, это перестало быть «поцелуем любви»?

Были и более прагматические расчеты в пользу того, что избиратели не пойдут за 78-летний Берни Сандерса, который летом 1985 года побывал в Никарагуа, где отмечалась 6-я годовщина победы сандинистской революции и где он хвалил тамошние власти за их борьбу за права женщин и экономическое равенство. А год спустя, в 1986 году, выступая в Университете Вермонта, говорил, что он «в восторге от революции Фиделя Кастро на Кубе, потому что она была «правильным делом, которое подняло бедных людей против богатых». А еще два года спустя, в 1988-м, вместе с женой Джейн Сандерс провел медовый месяц не где- нибудь, а в Советском Союзе.

Поэтому такими важными для самого Сандерса и всей демократической партии стали последние кокусы в штате Неваде. В отличие от первых двух штатов - Айова и Нью-Гемпшир, с их абсолютно доминирующим белым населением, в Неваде избиратели имеют разнообразную расовую и этическую раскраску.

И вот они, эти меньшинства, и преподнесли сюрприз, который теперь проецируется и на другие, более крупные штаты. В Неваде Сандерс (в целом он резко оторвался от своего ближайшего конкурента Джо Байдена: 46 процентов против 20) получил 29 процентов от белых, 51 процентов от hispanics, как здесь называют выходцев из Латинской Америки, которые, казалось бы, должны были ненавидеть социализм, и 27 процентов от афроамериканцев. Сандерсу отдали свои симпатии 65 процентов молодых людей до 30 лет, он стал победителем почти во всех возрастных группах, за исключением людей старше 65 лет, которые проголосовали за Байдена.

А в Калифорнии и Техасе, где праймериз пройдут в так называемый «супервторник» 3 марта и где число латинос составляет 40 процентов, вермонтский сенатор уже лидирует по всем опросам. Он побеждает и Байдена, и Блумберга, которые занимают второе и третье места, не говоря уже об остальных кандидатах. Многие тамошние избиратели, которых опросил журнал Time даже не знают имена таких кандидатов от демократов, как Пит Буттиджич или Эми Клобушар.

«Но это же будет катастрофа, если Сандерса номинируют», - голосят видные члены Демократической партии. Трамп порвет социалиста Сандерса за его приверженность к социализму, убеждены они. А умеренные республиканцы, которые прежде не хотели переизбрания Трампа и готовы были делить с демократами одну палатку, теперь с отвращением отвернутся от своих временных попутчиков. Хочется спростить: «А о чем вы думали раньше, господа? Мало того что за четыре года вы не смогли подыскать подходящего кандидата, который противостоял бы Трампу, так еще не учли тенденцию, которая уже давно набирает силу в Америке - массовое антиолигархическое движение, отмеченное неприятием к господствующей элите и стремлением к большему равенству».

Вот эту тенденцию вовсю теперь и эксплуатирует Сандерс. Он смог создать массовое базовое движение. Он, в отличие от других кандидатов, не принимает подношений от воротил с Уолл-стрит. Его доноры - простые американцы, предоставляющие кандидату небольшие суммы, но их множество. Наконец, в отличие от «сонного Джо» (Байдена), Сандерс заводит публику своей пассионарностью. Он отличный полемист, в отличие от Майкла Булмберга, который впервые выступил на дебатах накануне кокусов в Неваде и полностью осрамился.

«Сандерс возглавил нечто необычное и непрогнозируемое в американской политике», - пишет газета The Washington Post. С этим можно было бы поспорить. Нечто подобное мы уже видели в 2016 году. Тогда и элита Республиканской партии и нация в целом не допускали даже мысли, что Трамп победит на выборах. Все без исключения прогнозы давали победу Хиллари Клинтон. А Трамп взял и победил, несмотря на свою ксенофобию, на свой нарциссизм, на пренебрежительное отношение к женщинам и этническим меньшинствам. Его простые речи, рубленные как топором, приглянулись избирателю, утомленному излишней политкорректностью и, одновременно, двуличием политиков.

Как это ни парадоксально, кампании Трампа и Сандерса схожи именно потому, что они представляют массовые низовые движения, а не партийную аристократию. Перефразируя известную советскую поговорку можно сказать, что «Сандерс - это Трамп сегодня». Об этом говорит и массовость их митингов. В августе 2015 году на ралли Трампа в Алабаме пришли около 30 тысяч человек. В прошлое воскресенье в Денвере на митинге  Сандерса собрались 11 тысяч человек, хотя было предусмотрено участие лишь 5 тысяч. И эта волна по мере продвижения в более густонаселенные штаты будет только нарастать.

«Можно ли остановить Сандерса?»  - таким был рефрен публикаций в прессе США еще неделю назад. После кокусов в Неваде лозунг дня изменился: «Что делать, если Сандерс будет номинирован?» А самый радикальный из колумнистов, Дин Обейдалла из CNN, представляет свои интеллектуальные выкладки на сайте телекомпании под заголовком: «Берни Сандерс, без сомнения, может выиграть выборы в ноябре».

2875 просмотров