Италия и Испания перед лицом мафии и второй волной коронакризиса наш обзор

Отдел международной политики

Власти Италии и Испания борются все еще с кризисом, который стал тяжелее, чем это было 10 лет назад. Рим играет с доверием финансовых рынков — долгом Италии. Он достигнет в 2020 году цифры - с 134,8 до 166,1 процента от внутреннего валового продукта. Так считает Международный валютный фонд.

Это результат колоссального бюджетного дефицита — 12,7 процента ВВП.

Премьер Италии Джузеппе Конте согласился на такую бюджетную дыру в финансах государства, так как хотел задействовать щедрую программу поддержки предпринимателей и безработных, несмотря на убытки от налоговых поступлений из-за пандемии.

Однако из-за такой жертвенности до сих пор только одна треть фирм, которые оказались за чертой, получила поддержку правительства.

Это фотография олицетворяет сегодняшнее положение Италии

- Итальянская администрация очень неэффективна, не может работать результативно, - говорит Вольфганго Пикколи, вице-президент ведущей консалтинговой фирмы Teneo в Лондоне польскому изданию Rzeczpospolita. - Но такой огромный долг Италии ставит ее к стенке, приводя к тому, что страна по сравнению с кризисом 2009-2010 утратила возможность маневра. Если бы не рекордно низкие ставки Центрального Европейского банка и колоссальная программа скупки облигаций самых слабых стран, Рим мог бы иметь проблемы с самостоятельным обслуживанием кредитов. И если цена денег возрастет, то Италия окажется в действительно очень тяжелой ситуации.

Таков есть результат годами откладывавшихся реформ. Когда Германия времен Герхарда Шрёдера, Испания времен Мариано Рахоя проводили болезненную перестройку рынка труда, в Италии все продолжалось по-старому.

- Реальный доход на жителя в Италии сейчас ниже, чем это было в 2000 году. У нас уже есть потерянное поколение, - говорит Маттео Вилла из Института по международным отношениям (ISPI) в Милане.

И это вытекает не только из пренебреженя реформами. Это стало возможным из-за хронических слабостей итальянского государства. Одна из них - это доминирование малых предпринимательств в экономике. 95 процентов из них имеют менее 10 работников. Из-за этого им труднее пережить пандемию, не говоря о повышении производительности труда.

К слабости администрации, о которой говорил Пикколи, надо добавить необычайно развитую так называемую «серую зону», неэффективную судебную систему и систему образования, пропасть в развитии севера и юга страны, растущее влияние мафии.

В мире эти недостатки будут все еще больше заметны. Covid-19 показал многим правительствам и концернам, что глобализация зашла слишком далеко, а зависимость от Китая слишком серьезна.

Испании угрожает рост госдолга и безработица

Однако перенося производство из Китая концерны Германии и Голландии в Европу, уже имеют склонность делать ставку на более надежные страны — Центральной Европы, чем иметь возможные проблемы с Италией.

Но на этом не кончаются проблемы с Аппенинами. Страну мучают многолетние структурные проблемы, которые со временем все труднее разрешать.

Демографическое падение, которое началось в 70-х годах ХХ века, вынуждает государство все больше направлять доходы на пенсии и здравоохранение за счет производственных инвестиций.

Не хватает средств для сохранения исторических памятников Венеции, Рима или Флоренции — одних из наиболее худших по сохранности в западной Европе. А это важно для пятой по масштабам туризма страны мира.

Нарастающее общественное недовольство может в любой момент перекинуться на область политики.

Стоящий во главе неустойчивой левой коалиции Демократической партии и Движения Пяти звезд Джузеппе Конте на досрочных выборах отдал бы власть популистской Лиге и крайне правым “Братьям Итальянцам”. Так, по крайней мере, говорят опросы.

Испания, главным образом, под давлением Германии либерализировала свой рынок труда после кризиса 10-летней давности. Это обеспечило ей несколько лет быстрого роста экономики, что символически важно, обогнав Италию в доходах на одного жителя. Но после ухода консервативного правительства Мариано Рахоя, левое правительтсво Педро Санчеса, которой принадлежит, кроме умеренного PSOE, популисткий Podemos, отменила по сути эти реформы. Оно радикально подняло пенсии — до 1,1 тысячи евро в месяц и ввело минималный доход для тех, кто остался без средств к существованию до 462 евро для одиноких и 1015 евро для семей.

Это было в известной степени необходимым, так как в Испании количество безработных (3,8 миллиона) и вынужденных уйти в отпуск (3 миллиона) из-за пандемии растет лавинообразно. В июне, когда туристический сектор дает зарабатывать сотням тысяч молодых людей, не было отмечено спада большого количества таковых. Выплачивая эти немалые деньги, Санчес хочет остановить вероятные протесты отчаянных испанцев.

Однако пойти на такую щедрость королевство все меньше способно.

Пабло Эрнандес де Сос, президент центрального банка страны предупреждает, что в этом году долг государства скакнет с 99 до 126,7 процента ВВП. По его мнению, быстро вырастет армия безработных: в декабре она достигнет 21 процента среди молодежи в трудоспособном возрасте. Но и это - оптимистичные прогнозы, в которых заложено, если осенью не ударит вторая волна пандемии, которая вынудит снова заморозить общественную и экономическую жизнь.

Весной оптимизм и откладывание решения о блокаде привели к тому, что Испания сегодня имеет около 300 тысяч зараженных и почти 30 тысяч умерших от коронавируса. В эти выходные палата CGCOM предупредила, что в Испании не хватает от 3 до 12 тысяч человек медицинского персонала, которые понадобятся в случае повторной вспышки Covid-19. Сигнал должен быть услышан правительством. Иначе...

4401 просмотров