Британец-супруг полюбил Баку, азербайджанка-супруга Лондон. Поругались. Развелись семейные тяжбы

Алхас Исмаилов, отдел социума

Гражданин Британии и России Андрей Руденко обратился в haqqin.az за защитой от произвола профессора кафедры истории Академии государственного управления при президенте страны Фуада Мамедова, который приходится ему бывшим тестем.

Как рассказал Руденко, 23 года он проживал в Лондоне, где построил успешный бизнес. Там же познакомился с гражданкой Азербайджана Фаридой Мамедовой, дочерью Фуада Мамедова. И поначалу все было сказочно красиво: любовь, совместная жизнь, рождение детей. С рождением третьего ребенка, осенью 2014 г., семья решила на какое-то время переехать в Баку, на родину Фариды. И тут-то возникли первые разногласия.

«Я хотел, чтобы дети освоили язык и культуру родителей, и рассчитывал на помощь родственников в воспитании детей, - признается Руденко. - В Баку мне очень нравится. При моем доходе я мог бы дать хорошее образование детям, ориентировался на Baku Oxford School. Спокойно обеспечивал всех хорошими медицинскими услугами, доставало средств и на культурное и спортивное развитие. Кстати, в Лондоне все это не просто дорого, но зачастую этого вообще нет».

К тому же в Баку, уверен, гражданин Британии и РФ, несравнимо более безопасно, чем в Лондоне, в некоторых кварталах которого из-за преступности просто опасно появляться, не говоря уже о том, что даже в элитных районах могут запросто ограбить квартиру или обворовать на улице.

«Весной 2014 года прямо от дома у меня там угнали Lexus, а полиция, сославшись на ресурсную ограниченность, просто отказалась вести расследование. В общем, в Баку мне за безопасность и благополучие своей семьи спокойнее. Кроме того, дети должны знать язык, культуру своих родителей. Мне очень комфортно в Азербайджане, где я был бы рад жить и воспитывать детей» - считает Руденко.

Как оказалось, абсолютно противоположного мнения о жизни в Азербайджане была его супруга Фарида. Из всего разнообразия культурных и образовательных возможностей, которые предоставляет столица Азербайджана и вполне по карману ее супругу, молодая женщина выбрала лишь косметическую хирургию. А завершив свою «программу» по улучшению внешности, она стала требовать немедленного возвращения в Туманный Альбион. На родине, с ее патриархальными традициями, ей было неуютно – бесконечные тусовки и рестораны для женщины здесь не приветствуются, а ей, видимо, хотелось веселой, не ограниченной никакими национальными условностями жизни. И в семье начались ссоры и скандалы.

«Ничего не помогало, - сетует бывший супруг любительницы развлечений на западный манер. - Даже тот факт, что в Баку у нас более комфортная жизнь, чем в Британии. У наших детей няня, домработница готовит еду, убирает квартиру, водитель отвозит детей в школу, в спортивные секции. Несколько лет длились бесконечное нытье, дикие истерики и скандалы. Фарида заявляла, что ей противно жить в Азербайджане, что она ненавидит эту страну и что надо все бросить и вернуться в Англию».

В 2017 году Фарида, видимо, чтобы от отвлечься от постылой для нее жизни на родине, сделала ринопластику. Как полагает Руденко, возможно, из-за длительного общего наркоза и механического воздействия на кости лица ее поведение стало по-настоящему агрессивным.

«По всем признакам – я консультировался со специалистами - у нее психопатия истероидного типа. У меня нет вредных привычек - не потребляю алкогольные напитки, не курю, даже мясо не ем – вегетарианец с тридцатилетним стажем. Никакого повода с моей стороны для скандалов не было. Все ее вспышки гнева и истерики казались спонтанными. Вдобавок ко всему она нашла себе работу в сфере продажи вин. С тех пор Фарида практически перестала уделять детям хоть какое-то время и внимание. Она уходила днем и возвращалась заполночь. Даже операция по тонзиллиту у сына не могла отвлечь ее от бесконечных тусовок и вечеринок. А мое недовольство таким положением приводило к скандалам с истерическими криками, нецензурной лексикой, и все это в присутствии детей…»,  - рассказывает Руденко.

Наконец терпение мужа иссякло, и в марте 2019 года он подал заявление в суд на расторжение брака. Супругов развели, однако суд первой и второй инстанции, как считает Руденко, принял неправомерное решение оставить старшего сына с матерью.

«Судебная практика Азербайджана имеет традицию оставлять детей с матерью. В большинстве случаев это спокойно воспринимается обоими родителями. Азербайджан – в хорошем смысле патриархальная страна, с сильными семейными устоями. Воспитывая девочку, ее с детства ориентируют именно на семейные ценности, обязанность в будущем быть матерью семейства. Для большинства азербайджанских женщин семья и дети - это смысл их жизни. Но у нас совершенно другой случай. В нашей квартире установлены видеокамеры. С их помощью, в частности, зафиксировано, что практически половину вечеров мать троих детей не бывала дома. Даже в такой сугубо семейный праздник, как Новый год, она отсутствовала».

По азербайджанскому законодательству ребенок в возрасте 10 лет сам решает, с кем будет жить – с отцом или матерью. А выбор детей старше 7 лет суд должен принять во внимание. В случае же с семьей Руденко - Мамедовой старший сын сначала заявил, что хочет жить с обоими родителями, но когда судья ему объяснил, что придется сделать выбор, он решительно выбрал отца. Тем не менее суд принял решение оставить мальчика с матерью.

Руденко считает, что неправомерное решение было связано с давлением, которое оказывал на суды его бывший тесть Фуад Мамедов.  А органы опеки из районной исполнительной власти даже не поинтересовались условиями, в которых придется жить детям, оставшись у матери. Условия там много хуже, чем в доме Руденко, именно поэтому, уже будучи в разводе, Фарида Мамедова по-прежнему живет в квартире и фактически на средства бывшего мужа.

«Вся проблема в том, что суд не установил истинность всех заявлений обеих сторон, не проверил документы и доказательства, не допросил знакомых с ситуацией свидетелей. По Семейному кодексу Азербайджана экспертный орган – в данном случае Комиссия по опеке и попечительству при Исполнительной власти Ясамальского района Баку должна была тщательно изучить обстоятельства жизни детей и каждого из родителей, опросить всех тех, кто контактирует с детьми - няню, помощников по дому, учителей. Ничего этого сделано не было. Зато было давление на свидетелей и родственников истца самой Фариды Мамедовой и её родителей: угрозы няне и водителю, звонки моей сестре в Англию с громким заявлением - «За нас весь Кавказ».

А когда в Комиссию по опеке и попечительству при ИВ Ясамала была представлена обстоятельная  информации, кто и как занимается с детьми, заботится о здоровье, питании, развитии, да еще и акт о происходящих в семье Руденко скандалах и состоянии в связи с этим всех трех детей на грани нервного срыва отдела по работе с несовершеннолетними Ясамальской полиции, чиновники комиссии только и сделали, что развели руками и прямо сказали: «Так ведь Фарида - дочь Фуада! Ничего не можем сделать…». А на руководство Ясамальского РУП, сотрудники которого посмели сказать правду, обрушились гневные звонки высокопоставленных чиновников и депутатов Милли Меджлиса.

Ну а судьи, видимо, реагировали на имя тестя Руденко - Фуада Мамедова так же, как в комиссии по попечительству, и выносили решения, угодные этому влиятельному человеку.

«Не могу передать пережитый шок, когда ничего из представленных доказательств о несостоятельности Фариды как матери не было принято во внимание. Вся судебная процедура представляла собой непрерывную череду грубых нарушений», - удивляется Руденко.

Между тем летом 2019 года брат Фариды – юрист, проживающий в США, предложил бывшим супругам заключить мировое соглашение, чтобы снять с детей тяжелую психологическую нагрузку и урегулировать ситуацию.

«Естественно, я согласился. Мой адвокат Агалар Гулиев также поддержал эту инициативу. Втроем отработали детальный, развернутый договор, в котором старались учесть интересы всех сторон, а детей в первую очередь. Договор был представлен Фариде, которая, по ее словам, передала его на рассмотрение своему адвокату Гаджиевой. В качестве ответа нам дали некий документ, суть которого сводилась к следующему: «Плати нам ежемесячно 15 тысяч манатов и проваливай», тогда как в своем встречном иске бывшая супруга требовала алименты в размере 9 тысяч манатов в месяц, то есть по три тысячи на каждого ребенка. Как утверждает мой адвокат, просить в мировом соглашении больше, чем ты требуешь в иске, это либо глупость, либо откровенный шантаж», - возмущается обратившийся в редакцию.

Единственное, чего он пытается добиться, утверждает Андрей Руденко, это объективного, справедливого и беспристрастного суда, непредвзятых выводов и соблюдения законных процедур со стороны экспертного органа, рассмотрения всех обстоятельства дела и прекращения давления на судебные инстанции и вовлеченные в процесс структуры исполнительной власти со стороны Фуада Мамедова.

«Теперь вся надежда на прессу и объективность Конституционного суда, куда направлено наше дело», - говорит Руденко.