Маленький остров большого скандала между Анкарой и Афинами актуальный комментарий, все еще актуально

Айдын Керимов, отдел политики

Обострение в отношениях Греции и Турции достигло апогея — они проходят худший этап с 1974 года, когда Турция ввела войска на территорию Кипра. Поводом на этот раз послужила отправка Анкарой своего сейсмического судна к водам греческого острова Кастелоризо.

Конечно, и без этого острова напряженности в этом году между двумя странами хватало – то турецкие спецназовцы границу вдоль реки Эврос пересекут, то ВВС Греции на перехват ВВС Турции поднимутся, но в этот раз дошло до неприкрытой «демонстрации оскала», причем – сразу с двух сторон.

Турецкие военно-морские силы проводят учения у берегов греческих островов

Накануне Турция провела военно-морские учения к юго-востоку от греческих островов Родос и Кастелоризо. За последние несколько часов Греция значительно увеличила контингент войск, расположенных к югу от Кастелоризо. ВМС и ВВС находятся в полной боевой готовности на случай любых непредвиденных обстоятельств. На Кипре сегодня пройдут военные учения Греции, Франции и Кипра для повышения военной координации при возможном турецком вторжении.

Как видите, ситуация накалена до предела. Госдеп США призвал турецкие власти отозвать судно, а Берлин уговаривает Анкару прекратить работы в исключительной экономической зоне Греции и провести с Афинами переговоры. «Мы не чувствуем себя обязанными разговаривать с теми, кто не имеет прав на нашу морскую зону», - резко ответил Эрдоган. «Никто не должен пытаться исключить нашу страну из Средиземноморья, которое веками находилось под властью Турции», - поддержал своего президента МИД Турции.

Что, кстати, вполне логично. Афины уже пообещали, что проведут переговоры с Анкарой по данному вопросу, взяли месячную паузу, якобы для подготовки – но нагло обманули, заключив за это время соглашение с Египтом о демаркации морских границ, которое «выбрасывает», по сути, Анкару с этого поля.

По этому поводу Эрдоган вполне обоснованно заметил: «Мы не согласимся с игнорированием такого огромного государства на 780 000 км², как Турция, перед какими-то мелкими островами, расположенными в нескольких километрах от нас, блокирующими нас на наших же берегах. Ни одна страна мира не подчинится такому абсурдному и необоснованному требованию. Давайте вместе, как и все страны Средиземноморья, найдем формулу, приемлемую для всех и защищающую права каждого. А те, кто отворачиваются от этого призыва нашей страны, своими же руками губят свое будущее в попытках реализации подобных инициатив, которые им не под силу».

После чего турецкое судно Oruc Reis в сопровождении 7 военных кораблей и появилось вблизи Кастелоризо, хотя пока еще так и не приступило к геологоразведочным работам. Понятно, что не в острове дело, хотя за свою долгую историю он успел побывать и у французов, и у итальянцев, а к Греции он окончательно перешел в результате Парижского договора 1947 года, в котором Турция, замечу, участия не принимала.

Греческие ВМС приведены в готовность

Со своими спутниками Ро и Строггели Кастелоризо входит в архипелаг Додеканес и находится всего в 2 километрах от побережья Турции  - благодаря такому изолированному от Греции положению он стал стратегически важным объектом для Анкары и весомым аргументом в битве за углеводороды Восточного Средиземноморья, разгорающейся с каждым днем.

В основе разногласий Анкары и Афин по территориальной принадлежности вод вокруг острова лежит кардинально разный подход к определению границ континентального шельфа.

В Турции их измеряют по удаленности от материковой части, поэтому акваторию Кастелоризо, расположенного в 500 километрах от Греции, Анкара считает турецкой. В Афинах же ссылаются на Конвенцию ООН по морскому праву (которую, к слову, Турция так и не подписала). По ней государственная принадлежность острова считается важнее его близости к той или иной стране.

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу ранее выступил с заявлением о том, что острову не может принадлежать исключительная экономическая зона, превышающая его площадь в четыре раза.

Греция же, вспомнив, видимо, свою древнюю историю с территориальными приобретениями Александра Македонского, парирует тем, что Кастелоризо населен жителями, а, следовательно, обладает равнозначными с континентальными территориями правами.

«Эгейское море - турецкое море. Средиземное море - турецкое море. Активны ли наши С-400? - Ответ очень прост: придите и проверьте, мы ждем», - написал в своем твиттере советник президента Турции Йигит Булут

Кстати, похожий спор между Анкарой и Афинами уже возникал в 1996 году из-за двух маленьких островов, известных в Греции, как Имия, а в Турции — Кардак, но в стадию вооруженного конфликта он так и не перешел.

Можно сколько угодно говорить о «возрождении османских колониальных традиций в Анкаре», чем, в общем-то, сейчас в Европе и занимаются, но, согласитесь, действия Афин иначе как лихим рейдерством, незаконным «отжатием» в свою пользу спорных территорий без всяких попыток договориться не назовешь.

Вряд ли продуктивно называть стремление Турции к восстановлению справедливости «агрессией, провокациями и непомерными амбициями». Не в XVIII и не в XIX веках, когда «джентльмены морей» под черным флагом пиратствовали в свое удовольствие живем все-таки.

Да и Турция сегодня совсем не та, как сто лет назад, в пору подписания Севрского договора, когда ее по живому кромсали все, кому не лень. С ней нужно договариваться, что она, собственно, всем игрокам в Восточном Средиземноморье и предлагает. Чего Афины стараются всячески избегать. Не от того ли, что затеянное ими рейдерство выглядит несколько, мягко скажем, сомнительно с точки зрения Севрского договора международного права?

10439 просмотров