Московские рынки госзначения: сотни миллиардов уходят мимо казны там у них

Ильгар Гаджиев, бизнесмен, специально для haqqin.az

Ильгар Гаджиев, девелопер, основатель строительного холдинга Akkord в Азербайджане и SDI Group в России, учредитель Центра противодействия рейдерству в России, рассуждает о масштабах и устройстве теневой экономики на московских рынках-королевствах, влиянии этой проблемы на бюджет страны и благосостояние россиян.

Ильгар Гаджиев

Охота за «Красной Пресней»

По сообщению газеты «Коммерсант», Год Нисанов и Зарах Илиев, контролирующие ТЦ «Европейский», «Рэдиссон Славянская», рынки «Фудсити», «Садовод», обдумывают очередное вложение – покупку овощебазы «Красная Пресня». Новое приобретение - еще камень в фундамент полноценной независимой финансовой системы, сопоставимой по объемам с государственной.

Незаконный оборот наличных и контрабанда, которые встречаются на крупнейших рынках столицы, приводят к потере казной России до 42 млрд долларов в год. По официальным данным, общий теневой оборот наличных на принадлежащих структурам Киевской площади рынках «Садовод», «Фудсити» и «Столичный» составляет 120 млрд долларов в год. Такой вывод сделал Банк России еще в 2018 году, о чем тогда сообщил директор одного из его департаментов - Юрий Полупанов.

В сегодняшних курсах валют такая сумма составляет более 3 трлн рублей и равняется 26 годовым бюджетам Хабаровского края. Для сравнения: озвученная ЦБ сумма лишь немногим уступает всем расходам федерального бюджета России на социальную политику в 2020 году - 4 трлн 990 млрд рублей и более чем в 3 раза превосходит расходы на здравоохранение.

В январе 2019 года глава Центробанка Эльвира Набиуллина представила президенту России Владимиру Путину масштабы проблемы и схемы теневого оборота наличных в письме. И уже в марте того же года на эти рынки с обысками пришли сотрудники ФСБ и МВД, но проверяли они, по данным СМИ, соблюдение миграционного законодательства.

Позже, в апреле 2019 года, Владимир Путин поручил правительству России и ФСБ проработать меры для борьбы с незаконным оборотом наличных на столичных рынках. И, судя по отсутствию серьезных проверок и резонансных расследований на высоком уровне в МВД, СК или ФСБ, до сих пор поручение президента остаётся невыполненным.

Пока деньги кочевали на счетах…

Как и почему случилось так, что на крупнейших московских рынках процветает теневая экономика?

На мой взгляд, ответ кроется в сочетании трех факторов: большом количестве иностранных торговцев, главным образом из Азии, превращении отмывочного процесса с использованием цифровых валют в полномасштабный бизнес и в последнюю, но не по важности очередь - в полной свободе этих рынков от институтов российского государства и права.

Суть системы проста: она заключается в покупке криптовалют на наличные и безналичные средства прямо на рынках с целью их немедленной отправки в Китай, Вьетнам и другие страны Азии для закупки товара с целью последующей контрабандной переправки в Россию или же просто безвозвратном выводе денег через криптовалюты. Еще в 2018 году Банк России признал, что не видит этих транзакций.

Чтобы осознать, насколько незатейливо устроена такая схема, нужно хорошо представлять себе, как был устроен традиционный, доцифровой процесс обналичивания или увода средств от налогообложения. Он состоял в превращении безналичных, обремененных налогами денег в «отмытые», то есть необлагаемые налогами (НДС, налог на прибыль, НДФЛ, отчисления в различные госфонды), наличные путем использования различных мошеннических схем.

В основе схемы лежал фиктивный бизнес-процесс: инвестиции, сделки с ценными бумагами, поставки товаров или услуг. Суть операции заключалась в том, что реальной всегда была только первая часть процесса - перевод безналичных денег на банковские счета фирм-обнальщиков, вторая, например, поставка товара, услуги, создание добавленной ценности или извлечение прибыли не преследовалась и нужна была только для того, чтобы оправдать первую.

Однако, пока деньги путешествовали на банковских счетах, регулятор и контролер, Центробанк и ФНС России, видели следы их перемещения и могли при желании отследить и проверить законность операций с ними.

 В начале цепочки предполагаемого (но, на мой взгляд, реального) обналичивания на «Садоводе» и «Фудсити» стоит чаще всего азиатский или даже российский предприниматель с наличной валютой, свободной от налогов, полученной от торговли в обход кассы. Это не так сложно, как кажется.

Зачастую касса на торговой точке формально присутствует и просто не используется. Да и штраф в 30 тыс. руб. за торговлю без контрольно-кассовой техники никак не угрожает благополучию бизнеса.

Торговцы получают прибыль от продажи товаров «без чека» и собираются её обналичить, но это не имеет смысла, ведь на эту валюту тут же нужно совершить очередную закупку товара из-за рубежа. И тут цифровая валюта, незаметная налоговым органам и Центробанку, становится спасением.

Многоуровневая схема: деньги-биткоин-товар-деньги

Наличные оцифровывают, превращая их, скажем, в биткоины. Конвертация производится на небольших и даже не столь подпольных обменниках прямо на территории рынков - например, в гостинице «Дружба». В отличие от старых схем обналичивания, в которых возврат наличных в обмен на безналичные мог затянуться на несколько дней, а продавец наличных мог и вовсе исчезнуть, обманув покупателя, в сделках с криптовалютами зачисление на электронный кошелек покупателя происходит в момент получения наличных продавцом.

Затем криптовалюты переводятся в Китай и снова обналичиваются для закупки товаров народного потребления с низкой себестоимостью производства (не номерных и не лицензируемых), поскольку их проще переправлять через таможню контрабандой. Спектр грузов широк и соответствует ассортименту рынков: от галантереи до техники.

От вала контрабанды страдают, к слову, отечественные производители одежды и текстиля - они теряют клиентов. Несмотря на то, что уровень оплаты фабричного труда в Китае уже сравнялся с российским, московские производители, работающие «в белую», не выдерживают ценовую конкуренцию с китайскими товарами, ведь в их стоимость не закладываются налоги.

Дальше таможенный досмотр, при прохождении которого торговцы занижают объемы и стоимость грузов, используют подложные накладные, в которых фигурируют товары других марок и наименований. Содержание всех фур невозможно проверить физически, однако единицы, попадая под проверки, арестовываются, а их владельцы идут под суд. Но игра все равно стоит свеч.

Попадая в Россию, партии контрабанды, купленной на отмытые через биткоины, отправляются на прилавки тех же рынков, с которых и были получены деньги на их покупку. Круг замыкается. Рентабельность такого бизнеса, не облагаемого налогами, может достигать 300%. Организаторы цепочек, посредники и преступные группировки, контролирующие бизнес, забирают себе от 10% до 20%

Информированные источники сообщают: примерно 1-2% общего оборота теневой экономики, то есть от 120 до 240 млн долл. США, достаются владельцам площадок, на которых происходит продажа денег и реализация товаров. При том, что они напрямую не контролируют сделки с криптовалютами и процесс «отмывания» денег, процентная рента является платой за созданную возможность получения сверхприбыли.

Хлынувшая масса товаров стимулирует промышленность в Азии и оборачивается в России, помогая обогащению разве что участников цепочки, которые, в лучшем случае, тратят полученную прибыль в Москве, покупая здесь квартиры, дома и автомобили. На этом положительные эффекты для российской экономики заканчиваются.

Что же до пострадавших, то ими оказываются государство и все его институты, дотируемые из бюджета, а главное, сами россияне. Выпавшие госдоходы нужно как-то скомпенсировать. К слову, за последние несколько лет в стране был поднят пенсионный возраст, налог на добавленную стоимость и введена прогрессивная шкала налога на доход физических лиц. Конечно, эти события напрямую не связаны, но, согласитесь, в голове упорно возникает вопрос: а что если бы серые миллиарды долларов все же попали в казну?

4349 просмотров