Телеканал CNN добил Зограба Мнацаканяна наш комментарий+видео

Спартак Гасанов, отдел информации

Накануне глава армянского МИД Зограб Мнацаканян вновь попал в неприятную историю, пытаясь представить широкой публике армянскую позицию по урегулированию армяно-азербайджанского конфликта. 23 октября после встречи с государственным секретарем США Майком Помпео в Вашингтоне министр иностранных дел Армении дал интервью телеканалу CNN.

Мнацаканян попал в ежовые руковицы Кристин Аманпур

Отметим, что год назад, также в октябре, на британском канале BBC был опубликован очередной выпуск передачи «HARDtalk», в ходе которого ведущий Стивен Сакур уличил своего гостя - Зограба Мнацаканяна - в непоследовательности и лжи, когда тот рассказывал об армянском подходе к разрешению нагорно-карабахского конфликта.

Наверное, главному армянскому дипломату следовало бы извлечь урок из того фиаско и основательнее подготовиться к предстоящему интервью, а еще лучше вообще его не давать. Тем более что ведущей была всемирно известная журналистка и очень опытный мастер острых вопросов Кристин Аманпур.

Уже в начале интервью Мнацаканян стал с определенной долей агрессии уходить в сторону от поставленных вопросов и раскрывать подлинную сущность армянской «дипломатии». Ведущая упомянула заявление министра иностранных дел Азербайджана Джейхуна Байрамова, который отметил, что «единственным путем к миру является путь, основанный на резолюциях Совбеза ООН и уважении к международному праву» и что «незаконная армянская оккупация должна остановиться, и территориальная целостность Азербайджана должна быть восстановлена», и спросила, готова ли Армения сделать такую уступку.

Зограб Мнацаканян заврался и запутался

Мнацаканян в довольно резкой форме заявил: «Мы не говорим об уступках, мы говорим об установлении сейчас режима прекращения огня и возвращении к мирным переговорам». При этом он явно слукавил, заявив относительно будущего статуса Нагорного Карабаха, что «право наших соотечественников на самоопределение является основополагающим принципом, признанным международным сообществом».

Не теряющая самообладания ведущая вежливо напомнила главе армянского МИД о том, что ООН называет армянские силы в Нагорном Карабахе оккупационными: «Четыре резолюции Совбеза ООН от 1993 года потребовали немедленного вывода «оккупационных сил». Резолюция Генассамблеи ООН от 2008 года вновь подтвердила территориальную целостность Азербайджана и «неотчуждаемое право азербайджанского населения вернуться в свои дома». Понятно, что это должно быть решено путем переговоров. А вы в свою очередь говорите о праве вашего народа на свободу и безопасность. Вопрос в том, сможете ли вы и азербайджанцы договориться? Потому что все перемирия, заключенные до этих пор, очень быстро разваливались».

Вполне резонный и справедливый вопрос вызвал явное замешательство у Мнацаканяна, который сразу же перевел разговор в другую плоскость. Не упоминая резолюции ООН, что скорее всего вызвано невозможностью их какого-либо иного трактования, кроме как в пользу Азербайджана, он ушел в исторический экскурс. Точнее, псевдоисторический. «В 1992-93 годах у нас была очень опасная ситуация. Армянам в Нагорном Карабахе была оставлена лишь небольшая полоска земли. Остальная территория была оккупирована азербайджанскими силами (это на своей-то территории! – Ред.). Население этих территорий было подвергнуто этническим чисткам и изгнано (очередное лицемерие и игнорирование судьбы куда большего числа этнических азербайджанцев, изгнанных со своих земель – Ред). Последующие события показали, что армяне могут решительно защитить себя и свои жизни в Нагорном Карабахе. Они создали пояс безопасности, который до сего дня является демонстрацией того, что при отсутствии такого пояса армяне Нагорного Карабаха вновь подверглись бы этническим чисткам. Мы добросовестно ведем переговоры, чтобы найти путь, при котором было бы выражено право наших соотечественников в Нагорном Карабахе на самоопределение. Это наше обязательство, и мы будем работать над его претворением в жизнь».

Аманпур спросила Мнацаканяна о том, о чем Азербайджан спрашивает Армению на протяжении 30 лет

Во время этой тирады ведущая несколько раз пыталась прервать словоизвержение Мнацаканяна, чтобы вернуть разговор к своим истокам и получить все-таки прямой ответ на интересующий ее вопрос.

«Понятно, - наконец смогла вставить слово Аманпур. - Это ваше видение, которое вы заявляете перед всем миром. Проблема в том, что ваш премьер-министр в августе прошлого года в своей речи в Нагорном Карабахе использовал националистическую риторику, называл Нагорный Карабах армянским названием. И он возглавил толпу, которая скандировала «объединение с Арменией». Это ваша политика?»

Этот вопрос вывел Мнацаканяна из себя. И понятно. Ведь речи премьера Пашиняна, предназначенные для внутреннего пользования, явно противоречат позиции, заявляемой Арменией на международной арене. Проблема в том, что в сегодняшнем глобализованном мире с его все возрастающими общедоступными информационными потоками не может быть речей для внутреннего или внешнего пользования. Каждое слово политика становится достоянием всей мировой общественности. И никакие попытки оправдания тут не помогут.

Впрочем, Мнацаканян оправдаться попытался. Но лучше бы он этого не делал. Насупившись, с окончательно испорченным настроением, он заявил следующее: «Послушайте. Это извращение и вырывание из контекста, с которым нам пришлось иметь дело весь прошедший год. Извращение и переворачивание слов с ног на голову. Премьер-министр говорил о роли Армении в обеспечении безопасности наших соотечественников в Нагорном Карабахе. В этом мире нет другой силы, которая бы это делала. Премьер-министр говорил о том, как Армения развивается, реформируется, о том, что она не будет безразличной к судьбе своих соотечественников в Нагорном Карабахе. Премьер-министр последовательно говорил о компромиссном решении конфликта эти последние два года. И в этой речи также. Эти слова вырваны из контекста».

И тут Кристин Аманпур мастерски добила главу армянского МИД, используя его же собственное только что сделанное заявление: «Да. Это то, что люди хотят слышать – мирное, дипломатическое разрешение конфликта, а не боевые действия, как сейчас. Хотите ли вы сказать, что официальная позиция Армении заключается в том, чтобы не присоединять Нагорный Карабах к Армении?»

Этого Мнацаканян явно не ожидал. Тяжело дыша и с нескрываемой ненавистью глядя в камеру, он снова повторил уже набившую оскомину мантру о праве народов на самоопределение: «Мы говорим о том, что право народа Нагорного Карабаха на самоопределение, заключающееся в их свободном волеизъявлении без ограничений, должно быть достигнуто». И закончил тем, что отверг любые уступки в данном вопросе. «В том, что касается компромиссов, то никаких уступок, никакого максималистского подхода, которые мы слышим со стороны Азербайджана. Это должно прекратиться».

Оказывается, требование уважать международное право, резолюции ООН и решения других международных организаций является максималистским подходом! Очень интересное нововведение со стороны армянской дипломатии. Единственным смягчающим обстоятельством для Мнацаканяна в данном случае является то, что он был явно не в себе. Возможно, что-то пошло не так в предшествовавших интервью переговорах с Помпео. Это объяснило бы растерянность, неадекватность и в конце интервью агрессию со стороны армянского министра. Наверное, им пора привыкать к такому отношению со стороны мирового сообщества. Их вечное нытье и жалобы порядком всем надоели. И сколько же можно белое называть черным? В современном мире это уже не пройдет.

Видео беседы можно посмотреть по этой ссылке

35661 просмотров