Директор Европейского центра прав и правосудия: Власть Сороса над Евросудом сенсационное интервью

Подготовила Афа Бабаева, отдел информации

Во французском издании Valeurs Actuelles опубликовано интервью с директором Европейского центра права и правосудия, доктором юриспруденции Грегором Пуппинком. В интервью Пуппинк разоблачает восприимчивость Совета Европы частному финансированию. По его мнению, под вопросом политическая независимость этой организации.

- Через шесть месяцев после раскрытия скандала с Соросом в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) вы теперь утверждаете, что Совет Европы, от которого зависит ЕСПЧ, сам финансировался Институтом «Открытое общество» и компанией Microsoft.

- Действительно, читая годовые финансовые отчеты Совета Европы, кажется, что институт «Открытое общество» Джорджа Сороса и компания Microsoft Билла Гейтса являются двумя крупнейшими частными донорами организации. Эти две организации соответственно предоставили Совету Европы около 1,4 миллиона евро в период с 2004 по 2013 год и почти 690 тысяч евро в период с 2006 по 2014 год. «Открытое общество» также поддерживает инициативы Совета Европы, включая Европейский институт цыганского искусства и культуры. С 2015 года такого прямого финансирования больше нет, однако Совет Европы учредил специальный фонд для получения таких внебюджетных добровольных взносов.

Эти выплаты не перестали вызывать вопросы, поскольку удивительно, что межправительственная политическая организация может быть настолько восприимчива к частному финансированию. Один из членов Совета Европы передал этот вопрос в Комитет министров, чтобы попросить его 48 послов обнародовать все документы, касающиеся этого финансирования.

Джордж Сорос с генсеком Совета Европы Турбьёрном Ягландом

- В более общем плане, это вопрос финансирования международных организаций несколькими крупными НПО и фондами?

- Правда, что проблема не только в Совете Европы, но и в Международном уголовном суде, получившем 115 тысяч долларов от Института «Открытое общество» в 2017 году, и даже больше в ВОЗ и даже ООН. Фонд Гейтса является вторым по величине спонсором ВОЗ после Соединенных Штатов - его вклад в 2019 году составил 530 миллионов долларов. 80% бюджета ВОЗ основано на добровольных взносах, то есть пожертвованиях фондов и правительств. Очевидно, что такой способ финансирования ставит под сомнение политическую независимость этих организаций.

Эти крупные международные организации являются первоочередными целями для тех, кто хочет оказать глобальное политическое влияние, поскольку они обладают значительной властью, но меньшими финансовыми ресурсами, чем их амбиции. Следовательно, эти организации уязвимы для «благотворителей-миллиардеров», которые стремятся получить глобальное политическое влияние. Как вы заметили, это политическое влияние может осуществляться без использования демократических механизмов или контроля. Поэтому для того, чтобы сохранить или восстановить независимость этих крупных международных организаций, необходимо изучить и уточнить методы их финансирования.

- Можно ли говорить о феномене внедрения некоторых крупных НПО в международные организации?

- Мы наблюдаем не только феномен внедрения, но и сговор, который можно объяснить, если принять во внимание финансовую мощь этих НПО: давайте вспомним, что Институт «Открытое общество» получил 32 миллиарда долларов, которые он пожертвовал и инвестировал в сектор прав человека, СМИ и политику с 1984 года. Проблема не ограничивается Институтом «Открытое общество». Это также касается других крупных частных фондов, таких как Фонд Гейтса, Фонд Форда или Oak Fondations. Это было точно и блестяще объяснено в недавней книге Гаэтана Кликеннуа о приватизации прав человека (Кембридж, 2020).

Джордж и Александр Соросы с верховным комиссаром ООН по правам человека Мишель Бачелет

Бывший генеральный секретарь Совета Европы Турбьёрн Ягланд называл Джорджа Сороса своим «хорошим другом», а комиссар по правам человека Нильс Муйжниекс был директором программ Института «Открытое общество» до того, как занял должность в Совете Европы в 2012 году. В 2009 году он объяснил, что «Открытое общество» хотело создать нового человека - homo sorosensus [имеется в виду Сорос] - человека открытого общества.

Влияние этой сети сейчас демонстрируется публично и вежливо. Многие лидеры любят показывать свою близость к Соросу, отцу и сыну. Так обстоит дело, например, с экс-президентом Европейской комиссии Жан-Клодом Юнкером или верховным комиссаром Организации Объединенных Наций по правам человека с 2018 года Мишель Бачелет, которая сфотографировалась с Джорджем Соросом и его сыном, как только она вступила в должность.

- А как насчет дальнейших шагов по вашему докладу о влиянии соросовских НПО на ЕСПЧ?

- Этот доклад имел огромное влияние в Европе и во всем мире; его рассмотрели несколько правительств и многие политики. Особенно это касается России и Болгарии. У меня такое ощущение, что общественное мнение теперь информировано и осведомлено. Этот доклад доказывает, что за последние десять лет 22 из 100 постоянных судей Суда были представителями семи НПО, наиболее активно взаимодействующих с Судом, и что 18 из них участвовали в делах, связанных с «их» НПО, в нарушение основных правил судейской этики. Среди этих семи НПО сеть «Открытое общество» выделяется количеством судей, связанных с ней (12), и тем фактом, что она финансирует шесть других организаций, упомянутых в докладе.

Однако этот доклад был встречен смущенным молчанием Суда. ЕСПЧ сообщил газете Le Monde о своем решении не отвечать на него. Затем три депутата Совета Европы передали этот вопрос в Комитет министров, сосредоточив внимание на «системной проблеме конфликта интересов между НПО и судьями ЕСПЧ» и подав запрос относительно средств, которые необходимо применить для «восстановления беспристрастности и добросовестности Европейского суда по правам человека». Неудивительно, что 48 послов, похоже, изо всех сил пытаются согласовать ответ, поскольку они намного превысили трехмесячный срок, установленный для этой процедуры. Они обязаны ответить письменно, хотя бы для того, чтобы заявить о своей неспособности ответить.

Джордж Сорос с еврокомиссаром Йоханнесом Ханом

- А как насчет брюссельских инстанций, которые также были задействованы?

- Многочисленные депутаты от различных политических партий хотели поднять этот вопрос, но кризис в области здравоохранения расстроил повестку дня. Однако несколько членов Европейского парламента также обратились с парламентскими запросами к Европейской комиссии и Европейскому совету.

Европейская комиссия ответила через одного из своих вице-председателей Веру Юрову: «Комиссия не сомневается в честности и независимости Европейского суда по правам человека». Проходите, здесь не на что смотреть! За исключением, пожалуй, нескольких фотографий, которые помогают нам понять контекст, в котором даются эти ответы. На одном из них мы видим, как комиссар Юрова и венгерский филантроп заявляют, что «ценности открытого общества лежат в основе действий ЕС». На другой фотографии еврокомиссар Йоханнес Хан - автор другого ответа - также позирует с Джорджем Соросом, заявляя, что «всегда хорошо встретится с Джорджем Соросом, чтобы обсудить наши совместные усилия по ускорению реформ и открытых обществ на Балканах и в Восточной Европе».

На самом деле, эти фотографии впечатляют, но не являются чем-то из ряда вон выходящим, так как в период с 2014 по 2018 год Джордж Сорос и его лоббисты дали не менее 64 интервью совместно с еврокомиссарами и высокопоставленными должностными лицами Европейской комиссии. Кажется, даже больше, чем главы европейских государств.

Все эти фактические элементы должны открыть нам глаза на значительную важность этих сетей влияния и власти над национальными политическими институтами. Доклад Европейского центра права и правосудия (European Centre for Law and Justice, ECLJ) об НПО и ЕСПЧ всполошил общественность, выявил и доказал реальность этого сговора в конкретных рамках ЕСПЧ, но этого недостаточно. В то время как любая национальная юрисдикция отреагировала бы решительно, чтобы наложить санкции на рассматриваемых судебных официальных лиц и исправить систему, европейские власти отворачиваются и ждут, пока люди подумают о чем-то другом. Нет желания ставить под сомнение систему. Это страшно.

Джордж и Александр Соросы с заместителем председателя Еврокомиссии Верой Йоуровой

- Как вы объясните это отсутствие вопросов?

- Связи между международными организациями и крупными НПО и фондами слишком глубоки и тесны; это та же система власти: между ними существует симбиоз и финансово, и идеологически, и даже в человеческом смысле. Но эти отношения взаимодополняемости искажаются и не уравновешиваются вмешательством миллиардеров-филантропов, преследующих политические, экономические и финансовые цели. Система извращена этой «приватизацией прав человека».

- Были ли вы подвергнуты гонениям после ваших разоблачений о власти Сороса над ЕСПЧ?

- Не сразу, за исключением статьи в Le Monde. С другой стороны, сейчас мы регулярно становимся объектом атак СМИ. Последняя и самая важная была организована организацией «Открытая демократия», членом галактики Сороса, при поддержке лобби абортов. Несколько недель назад эта организация опубликовала псевдорасследование против Европейского центра права и правосудия, которое одновременно было опубликовано примерно в пятидесяти газетах по всему миру, включая Time Magazine и EuroNews. «Открытая демократия» мобилизовала «Отслеживание ответной реакции» (Tracking the Backlash), свою собственную неформальную сеть журналистов-активистов, созданную для «отслеживания [консервативной] ответной реакции». Их цель - опорочить цифровую репутацию своих политических оппонентов. Согласно всем этим статьям, Европейский центр права и правосудия представляет собой серьезную угрозу. Эти статьи называют юристов Центра «крестоносцами», «секретной армией», «проникающими в наши демократические институты», как «волки в овечьей шкуре». Заявления организации явно возмутительны, как и ее призыв в марте прошлого года «упразднить институт семьи», но все они демонстрируют силу этих сетей.

Этот тип атаки подтверждает, если еще нужны доказательства, необходимость объективного разоблачения сетей власти, составляющих новую систему управления, как глобального, так и постдемократического.