Байден – не панацея для Ирана наши заметки

Дмитрий Рой, автор haqqin.az

Общими усилиями в Белом доме удалось уговорить президента Трампа воздержаться от силового воздействия на Иран, поскольку оно может повлечь непрогнозируемые последствия. Пока, по свидетельству лиц, которым известны результаты заседания в президентском кабинете, решено отложить такой вариант решения, но это совсем не значит, что он не может возникнуть впоследствии.

Напомним, озабоченность Вашингтона вызвал доклад Международного агентства по атомной энергетике (МАГАТЭ), в котором говорится, что Иран накопил 2 242 килограмма слабо обогащенного урана. Этого количества достаточно для изготовления двух ядерных зарядов после необходимого этапа обогащения до оружейных кондиций. По мнению специалистов, если Тегеран поставит такую задачу, она может быть решена уже к весне.

Общими усилиями остановили Трампа, но все в ожидании новых сюрпризов

У Трампа давнее неприязненное отношение к Ирану. Вступив в президентские полномочия в 2016 году, он тут же объявил о выходе США из ядерной сделки, согласно которой Иран отказывался от планов создания ядерного оружия. Были возобновлены жесткие санкции, и это, по идее американского президента, должно было остудить агрессивные настроения в Тегеране. Получилось наоборот: при Обаме по результатам сделки в Россию вывезли почти все накопленные запасы урана, оставив лишь незначительное количество, недостаточное для создания даже одного ядерного заряда. Но после выхода США из сделки Тегеран посчитал свои руки развязанными и начал демонстративно накапливать новый запас. Президент, недовольный таким ходом вещей, может еще вернуться к идее наказания непокорных.

Кроме того, совсем не исключают, что Трампу не чужда идея оставить Джо Байдену из мстительных соображений какую-то острую неразрешимую проблему. Обострение отношений с Ираном вполне годится для этой цели.

Сообщают, что в Белом доме не на шутку опасаются, что точкой, которая резко поднимет градус конфликта с Ираном, может стать 3 января 2021 года, годовщина со дня ликвидации генерала Касима Сулеймани, командующего специальными подразделениями Корпуса стражей исламской революции. Обещанная показательная месть за влиятельного генерала так и не была осуществлена, и это заставляет американское руководство нервничать и ждать неприятностей. Так что не только Трамп настроен напоследок насолить Ирану и, заодно, Байдену, но и Иран, не исключено, может проводить 45-го президента запоминающимся образом. В общем, в оставшиеся до конца президентского срока два месяца нужно глядеть в оба и готовиться ко всему. 

Тем временем Хасан Роухани, выступая на заседании правительства, заявил, что проблемы Ирана будет очень просто решить, если Джо Байден выполнит обещания, которые дал во время предвыборной кампании.

Президент Роухани имел в виду заявления Байдена, что новая президентская администрация будет восстанавливать разрушенные Дональдом Трампом соглашения, международные союзы и договоры. Для Ирана и иранского президента лично «ядерная сделка» 2015 года – «Совместный всеобъемлющий план действий», поддержанный США, Францией, Россией, Китаем и Германией, была настоящей победой и величайшим достижением после долгих лет тяжелейшего санкционного режима, когда страна не могла распоряжаться даже средствами, вырученными от продажи нефти. Роухани тогда сам вел переговоры с администрацией Барака Обамы, и то, что заключенное соглашение дало возможность Ирану выйти из тисков санкций и облегчить экономическое положение населения, было важным козырем президента в его противостоянии с консерваторами. По тем же причинам для него было большим ударом решение Дональда Трампа в 2018 году об одностороннем выходе из ядерной сделки и новом внедрении санкций.

Хаменеи не разделяет оптимизма Роухани

Для Хасана Роухани поражение Трампа – возмездие небес за его действия, и президент Ирана поблагодарил Господа, что тот «избавил американский народ и народы региона от зла». Отдельной строкой он припомнил Трампу, что тот не допустил, чтобы до Ирана дошли пять миллиардов международной помощи для борьбы с коронавирусом. Президент поблагодарил и иранский народ за его победу «в трехлетней экономической войне против трампистов», посчитав вопрос отмены санкций и возврата к соглашению практически решенным.

Вот тут, похоже, иранский президент сильно спешит, выдавая желаемое за действительное. Джо Байден действительно был вице-президентом при Обаме и поддерживал ядерное соглашение с Тегераном, а будущий госсекретарь Энтони Блинкен непосредственно принимал участие в переговорах о сделке с Ираном, но за время правления Трампа сложилась новая политическая ситуация. На Ближнем Востоке укрепились партнерские отношения Израиля и Саудовской Аравии, двух заклятых врагов Тегерана и противников ядерной программы Ирана. Вряд ли следует ожидать, что ситуация враз переменится для Ирана после инаугурации нового американского президента. Тут, скорее, больше прав аятолла Хаменеи, заявивший несколькими днями раньше, что путь к отмене санкций совсем не предопределен, и совсем не похоже, что санкции будут сняты в скором времени.