«Потерявший оба глаза танкист снова просился на фронт» Воспоминания военврача

Ульвия Худиева. Инара Рафикгызы, собкоры haqqin.az

Роль медицинских работников в Отечественной войне несказанно велика – сколько раненых они вынесли с поля боя, спасли, вернули к жизни. Чего стоит хотя бы история заведующего офтальмологическим отделением Учебно-хирургической клиники Медицинского университета Гурбана Исмайлова, который с первых дней войны отправился добровольцем на фронт. За время боевых действий он прооперировал 117 раненых солдат.

 

«5 октября ко мне обратились из Центрального военного госпиталя. Сначала я провел 18 операций в Гяндже. В основном все ранения были осколочными. Других пострадавших лечил уже в Баку. В общей сложности прооперировал 117 раненых, еще 68 фронтовикам провел амбулаторное обследование, назначив соответствующее лечение», - рассказывает доктор исмайлов корреспондентам haqqın.az.

Потерял глаз, но просился на фронт

«Двое солдат потеряли оба глаза, 16 лишились одного. В основном все травмы были осколочными. Но несмотря на тяжелые ранения, наши солдаты просили быстрее их вылечить, чтобы снова отправиться на фронт. Когда мы расспрашивали об их состоянии, они в первую очередь хотели узнать новости с фронта и лишь потом начинали рассказывать о своем самочувствии. Даже став инвалидами, они готовы были пожертвовать жизнью ради освобождения родной земли», - вспоминает Г.Исмайлов.

Врач убежден, что у каждого человека свои жизненные ценности - семья, карьера, должность и др.  Но самой большой ценностью для всех наших солдат была Шуша. После ранения они переживали из-за того, что не смогут принять участия в освобождении Шуши.

«Меня очень радует, что у большинства раненых восстановилось зрение. Некоторых будем оперировать повторно, другим будем продолжать лечение», - говорит доктор.

Аллах меня не простит - я жив, а мои друзья стали шехидами…

«Был один раненый, Шахин, который служил в войсках специального назначения. Когда его привезли, он находился в коме. У него было осколочное ранение правого глаза и черепно-мозговая травма. Через два дня после операции он пришел в себя. Первый вопрос его был о боевых товарищах: «Что с ними? Аллах меня не простит - я остался жив, а мои друзья стали шехидами». Он корил себя за то, что остался жить, а его боевые друзья погибли», - не может сдержать слез Исмайлов.

«Был у меня на излечении солдат по имени Вусал из Гахского района. Недавно, после выздоровления, отправил его домой. После ранения Вусала ночью на вертолете доставили в Баку. У него были пониженное давление, страшная слабость, даже говорить не мог. Мы оказали ему помощь, и первыми его словами были: «Лучше бы я стал бы шехидом в бою за Шушу. Из-за ранения я на полпути оставил своих боевых товарищей». Я видел сотни раненых, но его слова потрясли меня», - рассказывает врач.

Гурбан Исмайлов вспоминает и потрясшего его раненого танкиста: «Он потерял оба глаза, но просил выписать его поскорее и повторял: «Со мной, слава Аллаху, все хорошо, но я командир танка и еще могу раскрыть много секретов молодым солдатам. Позвольте хотя бы на два дня вернуться на фронт». Я никогда не видел таких патриотов. У них было полное доверие к Верховному Главнокомандующему и каждый из них демонстрировал фантастический уровень самопожертвования. Представляете, их энтузиазм, стремление к победе, любовь к Родине заставляли медсестер и врачей плакать. Армия с такими солдатами не могла проиграть... - уверен доктор Исмайлов. - Все мы в неоплатном долгу перед воинами, пожертвовавшими жизнь и здоровье за освобождение оккупированных земель Родины».