В колыбели арабской революции опять что-то клокочет по горячим следам, все еще актуально

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

В столице Туниса и ряде других городов страны протестующие устроили уличные бои против правоохранительных органов. Более двухсот человек были задержаны. Разграблению подверглись магазины, аптеки и банки.

Десять лет назад, 17 декабря 2010 года, сотрудница полиции выписала штраф мелкому уличному торговцу в Тунисе Мухаммаду Буазизи за торговлю овощами без лицензии, перевернула его лоток и отвесила пощечину.

Все началось с самоподжога Буазизи

Оскорбленный торговец обратился в мэрию, но там отказались ему помочь, и тогда он облил себя горючим и устроил самосожжение на площади перед муниципалитетом. Мухаммад Буазизи был доставлен в больницу в тяжелом состоянии и скончался 4 января 2011 года - так и не узнав, что его поступок положил начало невероятным процессам в ближневосточном и североафриканском регионе, названным вскоре «Арабской весной».

Тысячи людей, главным образом молодежь, вышли на улицы по всему Тунису и потребовали отставки президента. С каждым днем протесты становились всё более массовыми и протестующие непримиримыми. Наконец 14 января Бен Али подал в отставку и, опасаясь за свою безопасность, покинул страну. Как давно и как недавно это было – и вот теперь в Тунисе все идет по второму кругу.

По замкнутому, уточню, кругу. Поскольку причины недовольства протестующих все те же, что и десять лет назад: коррупция процветает, цены на потребительские товары выросли, а безработица среди молодежи достигла 30%.

ВВП страны с 45 млрд долларов США в 2011 году упал до 38 млрд долларов США в 2020 году. Не помогли вернувшиеся из эмиграции связанные с «Братьями-мусульманами» политики. Бесплодной оказалась работа в парламенте связанной с этим движением партии «Ан-Нахда». Политический кризис в Тунисе с отставками премьер-министров и правительств стал перманентным. Усугубила ситуацию пандемия COVID-19, из-за которой пострадал туристический сектор и другие отрасли.

Протесты переросли в массовые беспорядки

Словом, все, от чего пытался избавиться Тунис десять лет назад – осталось неизменным: нищета еще более шокирует, коррупция по-прежнему отравляет повседневную жизнь, государство отсутствует, политический класс дискредитирован. «Пора валить в Европу» — вот основной лозунг тунисской молодежи.

И действительно, кода устроиться на нормальную работу с нормальным заработком практически невозможно, когда построить дом стоит 100000 динаров ($ 37000) , а жениться - 15000 динаров ($ 5500), то гарантированный переход в Европу за 12-24000 динаров ($ 4400-8800), чтобы начать новую жизнь - является вполне разумной инвестицией.

Потому что альтернативой для молодежи является участие в наркобизнесе или уличных бандах, вербовка на войну в Сирию или Ливию. Ну или, в лучшем случае – вечная долговая зависимость от Enda Tamweel, местной микрокредитной организации, филиалы которой накрыли всю страну. Дают здесь понемногу и практически всем - от 500 до 40 000 динаров, 185–15 000 долларов США – но под большой процент, который потом гирей висит на шее.

Десять лет назад казалось, что демократия, честные выборы и победа над коррупцией станут панацеей для всех проблем. Но так не бывает. В особенности – в эпоху пандемии, которая зарубила на корню всю туристическую индустрию, на которой здесь многое и многие держались. Стране нужны доллары, инвестиции и высококвалифицированные специалисты, рабочие места и реформы, до которых у ожесточенно грызущихся между собой за место у «кормушки» политических сил за десять лет руки так и не дошли.

В Тунисе ничего не изменилось со времен арабской революции

И это Тунису еще повезло – Ливия и Сирия, по которым тоже прошлась «арабская революция», вообще лежат в руинах. И войне там, несмотря на все усилия международного сообщества, конца и края не видно. Но, согласитесь, это слабое утешение.

Сегодня в колыбели «арабской революции» опять что-то ворочается и грозит вырваться наружу. Но даже если и начнется повторение событий десятилетней давности – вряд ли это кардинально улучшит жизнь обитателя арабской улицы в том же Тунисе, Ливане и далее везде.

Ведь если отбросить всю эту мишуру и фантики – «весна», «оранжевые революции», политический ислам и тому подобное – то вскроется неприглядная истина. Все произошедшее тогда и могущее произойти сейчас – лишь верхушечные перевороты, которые могут поменять только место местных политических элит перед большой и вкусной государственной «кормушкой». А ставшие первыми ничем не будут отличаться от тех, кого оттеснили. Разве что аппетит у них лучше.

И все эти верхушечные перевороты к подлинным нуждам «арабской улицы» не имеют никакого отношения, не для того они затеваются. Перемены Востоку нужны совершенно другие, более глубокие и кардинальные, которые местные элиты осуществить никак не в состоянии, они даже осмыслить этого не могут. Но, судя по всему, время для таких перемен еще не наступило. И нам еще долго предстоит наблюдать их эрзацы - в виде пресловутых «арабских вёсен», которые каждый раз будут заканчиваться одним и тем же: возвращением к тому, с чего все начиналось.