Катастрофа на границе Ирана с Афганистаном по горячим следам

Икрам Нур, автор haqqin.az

Инцидент произошел 13 февраля на границе между афганской провинцией Герат и иранским регионом Хорасан-Резави. В результате взрыва одной из автоцистерн (на территории Афганистана) возник пожар, быстро перекинувшийся на остальной транспорт по обе стороны границы.

В результате уничтожено более чем 500 единиц техники. По меньшей мере 60 человек получили ранения. По словам очевидцев, после взрыва каждая из цистерн поднималась в воздух на высоту до 100 метров. 1200 находившихся в это время на пограничном переходе Ислам-Кала машин удалось спасти, оперативно перегнав их на территорию Ирана.

Кто стоит за катастрофой на границе Ирана с Афганистаном?

По данным информационного агентства ISNA, ущерб от пожара составляет около 50 миллионов долларов. Глава Торгово-промышленной палаты провинции Герат Юнус Газизаде считает, что в конечном счете сумма будет гораздо больше. Местность в районе катастрофы напоминает лунный ландшафт.

Из-за взрывов на границе повреждены проходящие через нее линии электропередач, из-за чего жители приграничной зоны в Афганистане и самом Герате, расположенном в 120 километрах от места катастрофы, почти сутки оставались без электричества.

Трагедия не приняла еще больший масштаб только благодаря героизму и самоотверженности иранских пожарных и пограничников. Ведь несмотря на то, что на таможне в Афганистане был свой пожарный пункт, его сотрудники не имели ни соответствующего оснащения, ни опыта борьбы с огнем. Как заявил Юнус Газизаде, «если бы государство вложило доход от одного дня таможенных пошлин в департамент пожаротушения, такого хаоса бы не произошло».

По этой причине иранские пограничники и пожарные с погранпункта Догхаруна были вынуждены тушить пламя по обе стороны границы – до тех пор, пока из ближайшего города не подоспело подкрепление. На борьбу с огненной стихией были брошены силы 15 пожарных подразделений Ирана и 21 машина скорой помощи.

И теперь наступает время вопросов, поскольку, как говорили в прошлом веке, «у каждой катастрофы есть имя, фамилия и принадлежность к той или иной организации». Несмотря на то, что Иран находится под санкциями, его импорт бензина и дизтоплива в Афганистан был вполне узаконен. Кабул получил на это специальное разрешение США.

Но в том и проблема, что афгано-иранская граница – одно из самых криминальных мест в регионе. Патрули иранской пограничной службы и Корпуса стражей исламской революции ведут здесь самую настоящую войну с бандами наркоторговцев и контрабандистов, охраняющими караваны с криминальным грузом.

На вооружении этих банд – бронированные внедорожники, пулеметы и гранатометы, приборы ночного видения и даже миномёты. За четыре десятилетия, прошедших с момента Исламской революции в Иране, здесь погибло более четырех тысяч иранских военнослужащих. А срок службы здесь – золотая строка в послужных списках офицеров СИР. Кстати, и Касем Сулеймани, и его нынешний преемник Исмаил Гаани – начинали службу именно здесь.

Легендарный Сулеймани и его преемник Гаани начинали службу именно здесь

Что же касается движения караванов с топливом, то этот бизнес давно и плотно оседлали сначала криминальные группировки, а в первом десятилетии нынешнего века к ним добавились и ячейки террористов.

Та же группировка «Джундалла», о которой haqqin.az неоднократно рассказывал читателям, с момента своего возникновения активно пыталась встроиться в наркотрафик через афгано-иранскую границу. А чуть позже – нахраписто и жестоко оседлала «топливный бизнес», где из пяти цистерн с бензином или дизтопливом – контрабанда.

Об этом, замечу, вполне откровенно рассказывал тогдашний лидер «Джундаллы» Абдулмалек Риги, причем не после своего задержания, не иранским следователям, а еще «на воле», в интервью телеканалу «Аль-Арабия» (Al-Arabiya): «Джундалла» участвует в контрабанде иранского дизельного топлива в Афганистан и Пакистан. Дизтопливо там дороже в пять раз по сравнению с иранскими ценами. На вырученные деньги (или на само дизтопливо) обменивается опиум, который потом продается в Иране».

Этот «бизнес» мало чем отличался от бандитизма. Так, в августе 2007 года боевики организации в ходе налета похитили и угнали вместе с машинами в Пакистан 21 водителя-дальнобойщика в Чабахаре (иранская провинция Систан-Белуджистан). Масс-медиа тут же объявили данное событие «актом борьбы свободолюбивых белуджей против тегеранского режима».

В реальности же налицо была откровенная акция устрашения рэкетирами тех, кто отказывался «отстегивать долю на джихад» и не делился прибылью от контрабанды дизтоплива.

И на сей раз не обойти Джундаллу

По другую сторону границы вообще мрак. Если сказать честно, в Афганистане для населения большей части провинций страны кроме участия в наркобизнесе и контрабанде в качестве «расходного материала» отрядов местных «военных лордов» - и не важно, талибы это или же представители администрации - других путей заработать на жизнь попросту не существует.

В итоге – ожесточенная борьба криминала и «идейных бандитов», с претензиями на идеологию, за контроль над потоками прибыли от контрабанды, результатом которой стала катастрофа на афгано-иранском пограничном переходе Ислам-Кала.

Хотя нельзя исключать и другой версии. Продажа топлива в соседний Афганистан – это тонкая, но крайне необходимая струйка доходов для оскудевающего иранского бюджета. А у Тегерана достаточно могущественных противников, желающих и способных эту струйку перекрыть. Или в самом прямом смысле этого слова – превратить в огонь. Не так много для проведения подобной специальной операции и нужно…