Жажда четырехзначных алиментов: Мамедовы натравили чиновников на Руденко Жизненная драма, все еще актуально

Джейхун Наджафов, собкор

Гражданин Британии и России Андрей Руденко давно ищет защиты от произвола бывшего тестя, профессора кафедры истории Академии государственного управления Фуада Мамедова. О бедах Руденко, начавшихся с расторжения брака с Фаридой Мамедовой, дочерью Фуада Мамедова, haqqin.az писал в июле 2020 года (https://haqqin.az/news/184521).

Руденко познакомился с Фаридой Мамедовой в Лондоне. В 2014 году семья переехала в Баку. Руденко считал, что в Баку дети смогут освоить язык и культуру родителей, что растить троих детей помогут родственники.

Переезд помог с воспитанием детей и способствовал росту качества жизни семьи. Можно было нанять няню, домработницу, водителя, который возил детей в школу, на спортивные секции и занятия. Дочери учились в элитной Baku Oxford School, сын поступил в школу Landau. 

«Мне в Азербайджане очень нравится. Баку – одна из самых безопасных и удобных для проживания столиц Евразии. А азербайджанцы – чадолюбивые и отзывчивые люди, что мне очень импонирует», - говорит Андрей.  

Но переезд на родину угнетал Фариду. Она заявляла, что презирает Азербайджан. Об отношении Фариды к родине можно судить по видео на сайте afn.az, где она высказывает его в нецензурных выражениях.   https://afn.az/xeber/92635-normalno-li-dlya-mamy-ustraivat-doma-pri-detyah-skandaly-.html

По мнению Руденко, это связано с отсутствием патриотического воспитания в её семье, а также с её склонностью к тусовкам, которые семейная культура Азербайджана не одобряет. Развлечения, а не дети стали для неё приоритетом, а дома она устраивала постоянные скандалы, особенно после сделанной втайне от мужа операции по ринопластике. Видимо, длительная анестезия и сопутствующая черепно-мозговая травма сказались на ее характере.

Дело шло к разводу, но вмешался тесть

Устав от многомесячных скандалов, Андрей Руденко подал на развод. Но тут вмешался тесть – Фуад Мамедов. Вместо того чтобы образумить свою дочь, он стал грозить зятю: «Пожалеешь, что родился на свет».   

Мамедов пустил в ход «тапш», что помешало объективному судопроизводству и привело к нарушению процессуальных норм во всех трех инстанциях, где слушалось дело о разводе. В результате детей, которым отец уделял гораздо больше внимания, чем мать, суд оставил ей. Произвольно, без должного анализа была назначена завышенная сумма алиментов. Несмотря на желание сына Эндрю остаться с отцом, суд, в нарушение закона и конституционных прав отца и ребенка, постановил отдать его матери. 

«Эндрю наотрез отказался идти к ней и уже полгода живёт со мной», - говорит Руденко.    

Особую роль в этом решении сыграла Комиссия по опеке и попечительству при Исполнительной власти Ясамальского района. Этот орган должен был детально изучить образ и условия жизни детей, посетить их место жительства и предполагаемые места проживания в случае их перехода под опеку отца или матери, побеседовать с родителями и окружающими их людьми – нянями, помощниками по дому, учителями, тренерами, составить акт обследования.

«Ничего этого сделано не было, - утверждает отец, - четыре человека непонятной квалификации, в нарушение процедур и законов, не выполнили свою работу и приняли необоснованное решение».  

Фуад Мамедов позиционирует себя как специалист по «культуре управления». На деле, как только были затронуты материальные интересы его дочери, он активно принялся использовать свои связи, решая вопросы кулуарно. То же самое можно сказать и о его подходе к семье. Мамедов часто использует термин «гомо культуралис», видимо, и себя причисляя к этой элите человечества. Профессор призывает в своих работах к сдержанности и взаимопониманию в семейных отношениях, но, вместо того чтобы приструнить распустившуюся дочь, сразу перешёл к угрозам и противоправным действиям.

«Ведущий культуролог Азербайджана» не захотел привить дочери любовь к родине. Ругать матом страну, которая в тяжелейшие 90-е годы дала Фариде образование, возможность нормально развиваться, — это чёрная неблагодарность. «Как может родитель, не имеющий чувства любви к родине, дать достойную моральную базу детям? Особенно в стране, которая подвергалась оккупации, которая воевала за свою территориальную целостность, в стране, за которую граждане каждый день отдавали свои жизни», — говорит Руденко.

В результате незаконных закулисных действий Ф.Мамедова судебные органы обрушились на человека, который любит Азербайджан, а выгодоприобретателем оказался человек, который свою страну ненавидит.

В Oxford School Руденко сообщили, что Мамедова отказалась от обучения у них Алины. В школу девочка не ходит и потеряла год учёбы. А Элизу перевела в другую школу и в другой языковой сектор. Свои действия с отцом девочек она не согласовывала, лишив дочерей возможности получать системное образование. Отказала она детям и в занятиях спортом - девочки прежде активно занимались акробатикой и художественной гимнастикой.  

«Нет такого кабинета, в который Фуад Мамедов не зашел бы, представляясь «академиком», которым он на самом деле не является. Депутатам Милли Меджлиса были разосланы клеветнические письма, представляющие меня как маньяка, садиста, одержимого жаждой наживы. Титулуя себя ведущим культурологом Азербайджана, он просит помощи для дочери, у которой хочет отобрать детей какой-то заезжий иностранец», - возмущается Руденко.  

С самого начала бракоразводного процесса Мамедова, не стесняясь, угрожала бывшему супругу своими связями и возможностями. 

Досталось даже адвокату и водителю

Помимо обструкции судебных процессов, семья Мамедовых организовала травлю и адвоката Руденко - Агалара Гулиева. В ход идет всё, вплоть до обвинений Гулиева в похищении ребенка. Несмотря на это, адвокат стоит на своем и не отступает от буквы закона.

В начале сентября Руденко пришлось ненадолго выехать в Москву в связи с тяжёлой болезнью матери. На это время он организовал для сына отдых с близкими друзьями на даче. Узнав о его отъезде, Мамедовы организовали настоящую охоту за Эндрю, угрожая ему по телефону, заставляя его открыть своё местонахождение, иначе его «заберёт полиция». Ребёнка довели до нервного срыва. Давлению подвергся и семейный водитель – ему звонили и угрожали. «Ты с огнём играешь», - писал Фуад Мамедов Рафику Гурбанову в SMS, хотя Рафик заботился о ребёнке как о своем родном и чётко выполнял указания отца. 

«Понятно, почему ребёнок не хочет быть с матерью - полагает Руденко. - Как и всем детям, ему нужны любовь и ласка, а не грубость, наезды и угрозы. Бедного мальчика просто затравили. Друзьям, у которых он жил, пришлось приложить огромные усилия, чтобы его успокоить».

Мамедовы заявили в полицию, что ребенка похитили. Звучало это странно – благодаря выходкам Мамедовой участковый инспектор и отдел по работе с несовершеннолетними Ясамальского РУП были частыми гостями в доме и представляли себе ситуацию. Отец и сын всё время были на связи с участковым инспектором и дознавателем. Полиция не нашла в происходящем состава преступления и отказала Мамедовым в возбуждении уголовного дела.

Но они на этом не успокоились. Ещё одно заявление «о похищении» было направлено в городской отдел полиции. Младший и старший Руденко в сопровождении адвоката и детского психолога посетили горотдел, где с ними провели собеседование. В очередной раз 11-летний Эндрю твёрдо заявил, что остаётся с отцом. Полиция с пониманием отнеслась к выбору ребёнка.  

По словам Руденко, действия Мамедовых преследуют корыстные цели. «Оставаясь со мной, сын лишает Мамедову трети четырёхзначной суммы алиментов, которые она воспринимает как дань лично ей.

Используя связи, Фуад Мамедов умело манипулирует судебной системой в свою пользу. Его действия подпадают под статьи 286.1 (воспрепятствование осуществлению правосудия) и 312.1 (незаконное воздействие на решение должностного лица (торговля авторитетом)» УК Азербайджана, уверен Руденко. 

Учитывая наш восточный менталитет, чиновников и депутатов, способствующих действиям Мамедова, можно понять: звонит человек старше 70 лет, представляется учёным, просит принять его и жалуется на то, что какой-то заезжий иностранец, шпион, азербайджанофоб, извращенец, садист, алиментщик (нужное подчеркнуть) хочет забрать детей у его дочери - идеальной матери. Потом этот «солидный, уважаемый человек» приходит лично и создаёт нужное впечатление, ссылаясь на свои заслуги, научное звание, дарит свою книгу с автографом и т.д. При этом Мамедов заявляет, что «столько усилий вложил во внука». Говоря об этом, Руденко усмехается: «Я помню, как дед-профессор по моей просьбе стал заниматься с внуком азербайджанским языком… После трёх занятий Мамедов бросил это скучное дело, а спустя полгода уже не помнил, в каком классе учится мальчик».

Реакцию даже нейтрального должностного лица на такую умело поданную «аксакалом» «презентацию» нетрудно предсказать. А тем более если у Мамедова, обожающего посещать мероприятия и приёмы, с этим чиновником были контакты и раньше.

Какой азербайджанофоб запишется добровольцем на фронт?

Парадокс в том, что Руденко азербайджанофобом не является. Он даже развёлся из-за своего стремления жить в Азербайджане. Сразу же после начала Отечественной войны Руденко обратился в Ясамальский военкомат, чтобы записаться добровольцем. «Что заставило вас так поступить? - спросил наш корреспондент. – Вы же иностранный гражданин, да и возраст уже за 50». «Всё просто, - ответил Руденко, - армянские политики заявляли, что они «дойдут до Баку». Мои дети живут в Баку уже 6 лет, здесь их дом. Срочную я проходил в советских ещё погранвойсках, нахожусь в прекрасной форме и уверен, что любой марш-бросок выдержу не хуже молодых призывников, хорошо стреляю. Запрещая наёмничество, ни российское, ни британское законодательство не препятствует добровольческой деятельности. Считаю, что если в Баку собрались незваные «гости», то надо быть готовым их встретить как следует — вот и вся логика». 

Руденко переживает и за своих дочерей. Девочек пугают отцом, пытаются всячески от него отвратить. Их безжалостно вырвали из привычного мира, лишили учёбы, спорта, общения с друзьями на улице. Теперь их круг общения – дети подруг и собутыльниц Мамедовой. Пока Фарида проводит время вне дома и развлекается, за ними приглядывает неграмотная домработница.

Во время войны работодатель Мамедовой «Исмаиллы Шараб» предоставил ей разрешение на пребывание вне дома во время комендантского часа. Зачем матери, на попечении которой двое детей, менеджеру по продажам вин, разрешение на отсутствие дома в то время, когда все супермаркеты и рестораны закрыты? 

Руденко обратился в суд, требуя обеспечить возможность видеться с дочерями, контролировать их учебу, воспитание, чем ранее он один и занимался. Дело пока не рассматривалось, но в обеспечение иска суд принял решение о праве видеться с дочерями в выходные в течение 3 часов. И Мамедова милостиво предоставила ему два свидания с детьми, по 15 минут каждое… На 30 августа было запланировано ещё одно такое свидание. Фарида вывела девочек во двор, чтобы они могли увидеться с братом. Руденко предъявил Мамедовой распечатку судебного определения и исполнительный лист. В ответ на это экс-супруга в присутствии детей и двух свидетелей, нецензурно ругаясь, швырнула документы на землю и с кулаками набросилась на бывшего мужа, нанеся ему различной степени тяжести травмы лица и головы и вырывая при этом из его рук младшую дочь. По словам Руденко, его черепно-мозговая травма и повреждения лица были зафиксированы судебно-медицинской экспертизой.  

Руденко тут же обратился в полицию, но Мамедова заявила, что это он ее бил. «В нападении цинично пытались обвинить меня, несмотря на наличие свидетелей и документированных травм, — говорит Руденко. — Я законопослушный член общества, любящий отец, уважаемый специалист нефтегазовой отрасли. Не имел приводов в полицию ни в одной стране и не использовал насилия ни для каких целей. Я хочу нормально общаться с моими дочерями, нормализовать их учебный процесс, нарушенный Мамедовой. Прекрасно понимаю, что насилие здесь только навредит».

Мамедова же, напротив, максимально заинтересована в провокациях, которые дают ей основание «торговать» детьми – «сегодня девочки не хотят тебя видеть, а заберёшь иски – захотят».

Цель у Мамедовых одна – обеспечить себе за счет детей и Руденко комфортное существование дочери. Благополучие внуков их на самом деле мало волнует. Главное – получить финансовый максимум. Решение о начислении алиментов вступило в силу 23 июня прошлого года, но не только все дети, но и сама Фарида жили в квартире Руденко до 9 августа. 

Алименты – это средства на содержание детей, а не обеспечение хорошей жизни родителя-опекуна. Тем не менее Мамедова и ее отец, обходя кабинеты в различных ведомствах, требовали алименты и за тот период, в течение которого все дети, да и она сама продолжали жить в квартире Андрея и за его счёт. А также за сына, который вообще остался с отцом. «На юридическом языке это называется правовая коллизия, а на обычном – вымогательство», - отмечает Руденко.  

В сложную ситуацию попали и исполнители Ясамальского суда. «Академик» уже успел воздействовать на Министерство юстиции, и на исполнителей оказывалось давление. Причём в Минюсте он сказал, что «обнаглевший алиментщик» уже три месяца (те три месяца, пока дети жили у Руденко!) не перечисляет положенное.  

Академик вместо книг пишет только доносы

Несмотря на несправедливость решения и необоснованность суммы, под давлением исполнителей, на которых в свою очередь давили кураторы из Минюста, Руденко заплатил алименты за тот период после решения суда, пока девочки жили у него. Но «академик» продолжал настаивать, чтобы он выплатил и 3 тысячи манатов за мальчика, который продолжает жить с отцом.  

«Имел место натуральный рэкет, только вместо лбов-вышибал втёмную использовались государственные механизмы», - говорит Руденко.

Интересно, что Руденко и его адвокат много раз предлагали Фариде Мамедовой заключить мировое соглашение, которое урегулировало бы все вопросы. Но она отказалась, заявив, что не будет подписывать никакой договор. А зачем, если схема Мамедовых продолжает работать – с неработающего сейчас Руденко, конференционный бизнес которого был окончательно уничтожен пандемией, исполнительная служба исправно взимает в пользу азербайджаноненавистницы Мамедовой четырёхзначную сумму алиментов.  Экс-супруга продолжает щеголять в новых нарядах, купленных на деньги, предназначенные дочерям, в нарушение судебного решения не даёт Руденко общаться с детьми и цинично выдвигает ему ультиматумы, заявляя, что так и будет продолжаться, если тот не отзовёт свои требования.

Редакция следит за развитием событий и будет информировать читателей.