Дон Корлеоне против Азербайджана в Совете Европы война миров; все еще актуально

Эльнур Эминоглы, автор haqqin.az

Ангела Меркель стала вторым мировым лидером после Владимира Путина, выступившим с открытым заявлением в поддержку территориальной целостности Азербайджана. Эрдогана азербайджанская общественность считает своим, ведь Турция и Азербайджан в массовом сознании азербайджанцев – единый, неразрывный живой этногосударственный организм.

Ангела Меркель, как и другие европейские лидеры, признала право на силу

«Железный канцлер» указала на недавнюю кровопролитную карабахскую войну, как настигшую регион величайшую беду по вине тех сил, кто осознанно нарушал международное право и покушался на целостность и суверенитет государств.

Уходящая звезда европейской политики в последний раз засияла над главной ареной европейской политики. Хотя арена, называемая Парламентской Ассамблеей Совета Европы, напоминает полуразрушенный, ушедший в дебри истории ретроградный Колизей.

Парламентские ассамблеи и прочие институты атавистического наследия первой мировой Холодной войны, будь то Совет Европы или ОБСЕ, не нашли себе места в новой системе международных отношений. О какой значимости Совета Европы и ПАСЕ, которые изначально играли роль придаточных институтов Евросоюза, можно говорить в современном евразийском мире, если Запад официально отказался от стратегии институционального продвижения на Восток?

Влияние и значимость этих институтов зиждились, особенно начиная с середины 2000-х, исключительно на неукоснительности для всего Евразийского региона морально-правовых принципов. Но до тех пор, пока политические и экономические интересы Запада сохраняли идентичность. С середины безмятежных, пьянящих империалистический разум энергетических нулевых интересы вступивших в борьбу за сырьевые придатки транснациональных компаний Запада стали расходиться с политическими интересами морального арбитра. Европейский романтизм рассеивался в серых буднях набирающей все больше сторонников real politic, выраженной в циничном извращении носящих декларативность европейских ценностей.

Шредёру было все равно, что Ходорковский сидит где-то на Калыме, а Олланд с равнодушием взирал на последствия этноцида в Карабахе. Страсбург с обеспокоенностью и ненастойчивыми рекомендациями воспринимал неутешительную ситуацию вокруг Юлии Тимошенко на Украине… Институты, призванные в эпоху Холодной войны на бескомпромиссную борьбу с несправедливостью, беззаконием, вызовами суверенитету стран и оккупацией территорий других государств, с легкой руки самих же европейских политиков превратились в бесправный и декларативный инструмент.

Сталинские лозунги в устах либералов

Вся постсоветская эпоха прошла под сенью заимствованных либералами у сталинской пропаганды метафор о «двойных стандартах» и «двурушничестве». Своеобразное политическое выражение злодейской ницшеанской «двойной совести». Запад и его институты пораженчески отступали не перед заклейменными либералами авторитарными и оккупационными режимами, а перед империалистическими интересами транснациональных компаний. Запад прибег к реальному противодействию лишь в тот момент, когда «бросившие вызов международному праву» покусились на интересы монстров-транснационалов. К примеру, несмотря не десятки резолюций ПАСЕ, Совет Европы так и не ввел санкции против агрессора Армении. Но наложил множество санкций на Россию, заявившую о восстановлении исторической справедливости – возвращении Крыма.

Совет Европы закрывал глаза на разгоны митингов и манифестаций, нарушение священного для европейцев права на свободу собраний в Берлине, Лондоне и Париже. Но наказывал Лукашенко за аресты митингующих.

Запад сам, своей осознанной циничной политикой девальвировал собственные институты. Что такое сегодня ПАСЕ? Бестолковая говорильня. Какой-то античный Акрополь.

Акрополь? Говорильня?

Несколько раз в году депутаты из различных стран, в том числе государств Евросоюза и стран, которые никогда не войдут в ЕС, встречаются на площадке ПАСЕ, чтобы обсудить положение в той или иной области Евразийского региона и даже мира. Что рождается в результате этих, порой страстных и горячих, прений? Рекомендательные резолюции, которые никто не исполняет. О какой значимости этого института может идти речь, если судьба Совета Европы в большей мере зависит сегодня не от Запада, а от антагонистической России. Совет Европы существует за счет денежных взносов Кремля. Без российских денег страсбургские бюрократы могут остаться без довольствия. Верх цинизма, но именно эта причина возобладала над «политической обеспокоенностью ПАСЕ вокруг Украины», и Совет Европы был вынужден отменить санкции против лишенной право голоса российской делегации. Ничего личного, просто бизнес! В духе Марио Пьюзо или эстетического воплощения дона Корлеоне – магната Джорджа Сороса. Корлеоне убивал отдельных людей, а Сорос убивает целые народы и государства. Вот так, заискивая перед сильными мира сего, по частям ПАСЕ теряла свой моральный авторитет в мировой политике…

Бедная, бедная Зограбян!

И как же наивно и жалко выглядели невежественные и далекие от понимания философии современной европейской политики армянские депутаты, которые тщетно пытались вынести на повестку дня ПАСЕ проблему музея армянских трофеев в Баку и судьбу содержащихся в Азербайджане армянских диверсантов. Попытка армянских депутатов провалилась. Никто, включая парламентариев союзнической Армении России, не сжалился над воплями и стенаниями доисторической Наиры Зограбян. Хотя, с другой стороны, а если бы и поддержал?! Допустим, ПАСЕ приняла бы резолюцию с требованием к Баку об освобождении армянских диверсантов? Так это же самое ПАСЕ на протяжении 20 лет требовала от Армении до деоккупации Карабаха? И что? Когда Баку апеллировал резолюциями ПАСЕ, в Страсбурге разводили руками, дескать, вся эта макулатура резолюций носит всего лишь рекомендательный характер. И ничем Страсбург Азербайджану помочь был не в силах. В Совете Европы так и не воспользовались возможностью лишить армянскую делегацию права голоса и участия в Ассамблее. Неужели судьба каких-то диверсантов или музейных манекенов равнозначна трагедии оккупации целого региона суверенного государства?

Азербайджан извлек большой урок из дипломатических и парламентских войн в таких организациях, как Совет Европы. В современном евразийском мире, который построили такие политики, как Меркель, лучше положиться на Би-Пи, чем на Совет Европы. Меркель и ей подобные уважают и признают право силы. Что и доказал Азербайджан во второй карабахской войне.

Как бы цинично это ни звучало, но жаль, что такие европейские изгои и преступники, как Милошевич или Караджич, не дожили до сегодняшних дней. Ведь если в стенах ПАСЕ с почтением встречали таких палачей, как Кочарян или Саргсян, отдававших приказы об убийстве тысяч ни в чем не повинных азербайджанцев, вероятно, нынешние европейские политики принимали бы и сербских убийц с распростертыми объятиями? Милошевичу и Караджичу не повезло в одном. Они убивали в период европейского романтизма. И не дожили до реакционной эпохи европейского реализма. Европейская политика уважает сильнейших. Надо побеждать и идти вперед. Страсбург, как и сталинская Москва, слезам не верит.