Макрону дали пощечину не только дома, но и в Африке наш комментарий, все еще актуально

Дмитрий Рой, автор haqqin.az

Президент Франции Эммануэль Макрон анонсировал грядущее завершение операции «Бархан» в странах Сахеля. Она длится уже почти 7 лет – с 1 августа 2014 года. Политик также заявил, что французское военное присутствие в регионе не прекратится, а лишь «пройдёт глубокую трансформацию».

Французские солдаты с позором завершили операцию "Бархан" в странах Сахеля

Периодическая легкая критика политиков по физиономии оказывает на них необычайно живительное воздействие. Хотя эта критика по физиономии и заканчивается плачевно для авторов этой же критики. Французская демократия заключила Дамьена Тареля на четыре месяца в тюрьму. Говорят, Макрон теперь вытирает ноги перед входом в Елисейский дворец и даже здоровается с уборщицами. Но более того, от заармянских страданий он перешел к решению куда более важных вопросов внешней политики Франции – ее положению в Африке. Возможно, потому, что в ходе недавнего его визита на Черный континент его там тоже того… морально заушили.

И Макрон получил еще одну пощечину в Африке

Там он только и делал, что извинялся и обещал. Так, в Руанде признал частичную ответственность Парижа за геноцид тутси в 1994 году. А затем, уже в Южной Африке, клятвенно заверил, что Париж развернет программу помощи в борьбе с коронавирусом. А все потому, что с позициями Франции на Черном континенте в последние годы все действительно очень плохо - «французский мир» в Транссахарской Африке переживает едва ли не самый большой кризис со времен массовой деколонизации в 1960 году.

Французские военные на Африканском континенте традиционно успешны. Они убедительно разгромили альянс берберов и исламистов на территории Мали в 2013 году в рамках операции «Сервал». Более того, в рамках пришедшей ей на смену операции «Бархан» расширили свое военное присутствие в Мавритании, Буркина-Фасо, Нигере и Чаде.

Но лихие десанты легионеров и их успехи в боях с исламистами никак не отражаются на экономическом развитии стран, входящих в зону «французского мира». Точнее, отражаются в самую негативную сторону. Поскольку вслед за легионерами приходят политики – и начинаются причудливые игры, поддержка одних радикалов против других, словом, все что угодно, кроме реальной экономической помощи, вроде той, которую оказывает местным государствам та же Турция.

Уже давно замечено, что именно бывшие французские колонии выделяются на фоне прочих африканских стран особенной нищетой, отсталостью и безнадежностью. Что свидетельствует только об одном: Париж не в состоянии помочь «французскому миру» поднять уровень жизни хотя бы сравнимый с соседями из Британского Содружества. И вина за это во многом ложится на Макрона.

В отличие от Турции, Франция предлагает странам Африки все что угодно, кроме экономической поддержки

Всем памятно его африканское турне 2017 года, когда он с упоением рассказывал, что Елисейский дворец готов признать ошибки и пересмотреть отношения с бывшими колониями в сторону большего равноправия и уважения. Впрочем, его слова словами и остались – не изменилось ровным счетом ничего. Ресурсы стран «французского мира» беспощадно эксплуатируются, население этих стран нищает, французский бизнес подсчитывает сверхприбыли. И у многих на Черном континенте возникает в отношении Парижа вполне логичный вопрос: а действительно ли колониальная эпоха Франции окончилась?

Значительный урон престижу Франции наносят также скандальные разоблачения, связанные с деятельностью ответственных лиц ведущих фирм, занимающихся бизнесом в Африке (нашумевшее дело габонского отделения нефтяной корпорации «Эльф Акитэн», генеральный директор которого оказался замешанным в ряде финансовых афер).

И государства «французского мира» все чаще начинают противодействовать Парижу. Так, африканские партнеры все реже соглашаются с активно практикуемой французами формой выделения кредитов под конкретные проекты с участием французских фирм. Когда франкоязычные африканские страны сталкиваются со свободным выбором фирм-партнеров, преимущество все чаще остается не за французами.

Франкоафрика охвачена коррупцией, нищетой и бандитизмом

Макрон попытался было реализовать идею своего предшественника, Жака Ширака, о преобразовании внешнего долга стран «Франкоафрики» в инвестиции, то есть обмен долгов на участие французских фирм в приватизации африканского госсектора – но и здесь потерпел неудачу, столкнувшись с откровенным саботажем со стороны местных партнеров.

Остаются военные операции, признание в геноциде и обещания помочь в борьбе с коронавирусом, который малозаметен на фоне множества не менее жутких, но более традиционных проблем Африки. Ну, еще и уверения Франции в дружбе и взаимном сотрудничестве. Других козырей в рукаве Макрона, похоже, не осталось…

Кстати, Дамьен Тарель, давший Макрону пощечину в департаменте Дром, на суде заявил, что не сожалеет о своих действиях, поскольку президент Франции «олицетворяет в его глазах упадок страны». В этом с ним, как и с думающими так же миллионами других французов, трудно не согласиться.