Новый «трудный поход»: Северная Корея на краю масштабного голода наш комментарий

Леонид Швец, автор haqqin.az

Ничто не свидетельствует об этом так убедительно, как признание проблемы с нехваткой продовольствия самим Ким Чен Ыном, сделанное на пленуме ЦК Трудовой партии Кореи и распространенное Центральным новостным агентством Кореи. Глава страны заявил, что решение этой проблемы является высшим приоритетом для партии и хозяйственных органов.

О том, насколько серьезно обстоят дела, говорит и то, что Ын уже не впервые публично заявляет о трудной ситуации. В январе, также во время партийного мероприятия, он признал, что пятилетний экономический план провален практически во всех сферах. А в апреле вождь призвал народ быть готовым к новому «трудному походу». «Трудным походом» в северокорейской традиции называют тяжелейший голод 1995-1999 годов, который унес, по разным оценкам, от миллиона до трех миллионов жизней 22-миллионого населения страны.

Такие заявления от лидера режима, где принято, скорей, выдумывать несуществующие проблемы, чем признавать имеющиеся трудности, по-настоящему пугает. Ко всему прочему, многие обратили внимание, что Ким Чен Ын, не появлявшийся на публике больше двадцати дней, сильно похудел. Конечно, вряд ли это свидетельствует о том, что руководитель голодает, но все равно – знак.

В КНДР никогда не жили сытно, потребление среднего жителя на 445 калорий меньше нормы в 2100 калорий. Но в последнее время ситуация сильно обострилась. Причин этому несколько. Общим фоном идут санкции, введенные за отказ прекратить разработку ядерного оружия и ракетную программу. При этом страна предельно зависит от поставок товаров повседневного спроса и продуктов питания из Китая. На северокорейских рынках еще недавно до 90% товаров были китайского производства. Но пандемия коронавируса сильно напугала руководство Северной Кореи, побоявшегося непредвиденных последствий массовой инфекции, и перемещения через китайскую границу были сведены до минимума, нарушителям грозит смертная казнь. В результате в прошлом году торговля с Китаем, по данным китайской статистики, упала на 80%. Это ударило и по населению в целом, а тех северокорейцев, которые жили за счет приграничной торговли и контрабанды, поставило на грань выживания.

К этому добавились большие погодные проблемы, ударившие по урожаю. Большое наводнение сильно навредило аграрному сектору в 2018 году, а в 2019-м урожай был меньше, чем в 1994 году, после которого начался голодный «трудный поход». В минувшем году ситуация еще усугубилось: было собрано на 240 тысяч тонн зерна меньше, чем в 2019-м, продовольственных запасов едва хватило до сентября. В этом году очень тяжелый период ожидается с августа по октябрь, когда запасы прошлого года уже будут исчерпаны, а новый урожай еще не созреет. Общую нехватку продовольствия специалисты ООН оценивают в 1,35 миллиона тонн.

Признаки резко ухудшающейся ситуации были еще в прошлом году, и многие страны закрыли свои посольства в КНДР и вывезли оттуда персонал. Даже представительство ООН было эвакуировано в декабре. Сейчас приходит информация, что дефицит ощущается буквально во всем, включая мыло, зубную пасту или электрические батарейки. Рацион простых жителей сводится к одноразовой порции в день, чаще всего это кукуруза с добавлением редьки. Рис, и без того редкий на столах простых северокорейцев, резко подскочил в цене в последнее время. Обычно практикой стала отправка детей из больших городов в сельскую местность на поиск пропитания.

По большому счету голод уже пришел в Северную Корею. Вопрос только в том, какой ужасный урожай он возьмет в этот раз. Зато оставшиеся в живых смогут гордиться тем, что их страна может запускать баллистические ракеты на другую сторону земного шара.