Haqqin.az заглянул в приемную депутата: «Низкие зарплаты и высокие цены… Сын - безработный... Воды нет.... »

Мурад Самедов, парламентский корреспондент

Как считают политологи, для успешного развития демократического государства необходимо обеспечить четкое распределение государственной власти между независимыми друг от друга, но при этом уравновешивающими и контролирующими друг друга ветвями: законодательной, исполнительной и судебной. Однако зачастую граждане государств, сравнительно недавно вставших на демократический путь развития, каким является и Азербайджан, не совсем представляют себе функции, обязанности и полномочия каждой из этих основных государственных систем и пытаются решить свои проблемы обращаясь не по назначению. Особенно часто это случается с законодательной ветвью. Так что непосредственный контакт с народом – едва ли не основная часть деятельности парламентариев. Но потому они и зовутся народными избранниками.

Несколько месяцев назад я начал работу в качестве парламентского корреспондента haqqin.az. Одним из первых народных избранников, с кем удалось завести личное знакомство, стал Руфат Гулиев, который и посвятил меня в нюансы работы и самого Милли Меджлиса, и его комитетов, и законодательных инициатив, и даже правительственной связи, установленной в кабинете каждого депутата.

За всеми проблемами к депутатам

Доктор экономических наук, профессор, член парламентского Комитета по экономической политике, зампредседателя постоянной комиссии по финансам и кредитам Межпарламентской ассамблеи СНГ Руфат Гулиев – депутат с солидным стажем, основательно вникший во все детали парламентской деятельности. Он избирался в Милли Меджлис четыре раза - в третьем, четвёртом, пятом и шестом созывах. Несмотря на более чем обширный список регалий, Гулиев, которого коллеги за глаза называют «профессор», отличается от многих других парламентариев открытостью, простотой и особой манерой общения, заключающейся в обилии шуток и присказок. Но все шутки отпадают, когда речь заходит о конкретном деле или проблеме избирателей.

Разгребать бесконечный поток писем, жалоб и обращений депутату помогает его солидного возраста помощник, бывший партийный работник Азизбала муаллим, обладающий феноменальной памятью и энциклопедическими знаниями об истории Азербайджана советского периода. Вот так, вдвоем, и работают: многоопытный Азизбала муаллим скрупулезно разбирает и систематизирует обращения граждан, а Гулиев потом самыми разными методами старается решить проблемы: где-то с теми же шутками смиренно уговаривая об услуге какого-либо чиновника, а где-то более жестко - постукивая мандатом по столу.

«Ты же так интересуешься работой парламента и депутатов, так поедем вместе в Лянкяран на встречу с моими избирателями. Все увидишь своими глазами, без лишних слов», - неожиданно предлагает Руфат муаллим в одну из встреч. Понятно, что с такой заманчивой возможностью соглашаюсь сразу и без вопросов.

Поездка была намечена на 7 июня (за день до очередного заседания Милли Меджлиса). В урочный час депутат вместе с водителем ждали у Зимнего парка. Впереди было два с половиной часа дороги до Лянкярана, в машине (не самая дорогая и не новая - ред.) только Руфат Гулиев, его водитель и я.

Депутат под псевдонимом "профессор"

- Не может быть, чтобы ты впервые собрался в Лянкяран. Это же один из красивейших районов нашей страны. А какие там добрые и отзывчивые люди… - замечает Гулиев.

- Ну, все бывает когда-то в первый раз… А как часто вы проводите встречи с избирателями на выезде, в районе? Есть на этот счет какое-то неписаное правило для депутатов?

- Правило в том, что депутат обязан встречаться со своими избирателями. Обычно я езжу в район один-два раза в месяц. Но есть, конечно, и депутаты, у которых другой формат общения с народом. А я убежден, что с людьми нужно работать напрямую, потому что когда их проблемы игнорируют, растет общее недовольство властью.

Между делом Гулиев отмечает, что количество обращений к депутатам в последние годы заметно увеличилось. Он это связывает с тем, что некоторые чиновники не считают нужным уделять внимание заботам граждан, которые в итоге вынуждены взывать к своим избранникам.

- А что, в принципе, может сделать депутат? Только направить официальный запрос чиновнику, который до этого в упор не желал видеть это обращение. Конечно, по мере возможности, мы помогаем людям решить какие-то социальные проблемы, но возможности у нас, увы, крайне ограничены. Вы посмотрите, что творилось с оформлением инвалидности для ветеранов войны. Да, сейчас приняли новые правила, но процедура определения инвалидности все равно может занять несколько месяцев. Президент ясно дал понять, что проблемы этих людей должны быть решены. И решать их надо с умом - разве можно уравнивать человека, который получил инвалидность, разбившись на автомобиле, с тем, кто потерял ногу, отправившись добровольцем на фронт? По различным данным, инвалидов войны у нас около 11 тысяч. Мы им обязаны по гроб жизни и их проблемы должны решаться в обязательном порядке. По новому законопроекту, если инвалидность ветерана подтверждается, то ему выплачивают деньги и за время ожидания решения. Это то, чего мы добивались все эти месяцы.

Руфат Гулиев также сообщает, что готовится выступить с законодательной инициативой, которая направлена на трудоустройство ветеранов войны. Он хочет предложить законодательно освободить предпринимателей от социальных и страховых выплат в случае приема на работу бывших фронтовиков.

Наш путь в дальний прибрежный Лянкяран

За рассказом о злободневных для депутата Гулиева обращениях граждан время в дороге летит незаметно. Мысли о Лянкяране зародили беседу о возрождении сельского хозяйства.

- Но как заставить молодых людей идти в агрономы, а не в более престижные юристы и политологи?

- Очень легко. Поднять стипендию для студентов аграрных специальностей в несколько раз! Люди приезжают учиться из районов, и для них повышенная стипендия будет серьезным стимулом для выбора такой профессии. А потом обязать выпускников, которые проучились на бюджетной основе, проработать минимум три года в регионах. За это время они обрастут связями и, возможно, семьями и уже не будут рваться в город. Решить проблемы в регионах и, в частности, вопросы занятости без развития сельского хозяйства невозможно. Был один высокопоставленный чиновник, который в споре со мной утверждал, что Азербайджану и вовсе не нужно сельское хозяйство. Мол, у нас есть нефть, на доходы от которой мы можем купить все необходимое. Время показало, кто в споре был прав.

- Назовёте имя чиновника?

- Увольте, это будет неэтично…

Между тем мы прибыли в Лянкяран. Автомобиль остановился у добротного, но с явно не свежим ремонтом двухэтажного дома. У входа вывешены флаг Азербайджана и табличка, свидетельствующая о том, что здесь приемная депутата Руфата Гулиева. Внутри все более чем скромно даже по районным меркам.

На втором этаже, где, собственно, и должна пройти встреча с гражданами, уже сидят помощники  - Азизбала и Бахтияр. Кроме них присутствуют несколько сотрудников из штаба депутата. Чтобы не мешать организационной подготовке, я вышел на улицу. За какие-то десять минут подошли несколько человек и поинтересовались, приехал ли депутат. Получив положительный ответ, они, отбросив, видимо, насущные дела, со словами: «Мне есть что сказать Руфату» отправились в приемную. В общем, не прошло и получаса, как небольшое помещение оказалось переполненным. Азизбала муаллим пунктуально записывал людей, наводя порядок в очереди.

«Ну вот, приехал наконец… Наобещают народу во время выборов, а потом забывают о нас», - шепотом обращается ко мне одна из пришедших женщин. И спустя каких-то 15 минут та же женщина, резко сменив тон, разразилась такой благодарственной речью в адрес Гулиева, что даже не верилось, что это именно она только-только была настроена очень даже скептически.

Первым в списке Азизабалы был отец шехида из села Ургя. Мрачный мужчина с потерянным взглядом, напомнил депутату о коллективном письме 675 сельчан с просьбой провести к ним воду из соседнего села Гюльшабан. Для этого необходимо проложить трубопровод длиной в 1500 метров.

Гулиев ответил, что этот вопрос у него на контроле и, покопавшись в кипе бумаг, достал копию своего депутатского запроса в ОАО «Азерсу».

«Отправили им депутатский запрос. По закону, у них есть 30 дней, чтобы исследовать это вопрос и дать официальный ответ. Вот ждем, чтобы знать, что делать дальше», - объясняет Гулиев посетителю, напомнив, что недавно был уволен глава «Азерсу».

За всеми проблемами лишь к депутату

«Этого мошенника давно надо было уволить», - раздался чей-то голос в приемной…

Другие жители района подняли вопрос о необходимости установки банковского терминала в селе Сютоморду, чтобы люди могли без лишних хлопот получать свои зарплаты и пенсии. Депутат обещал посодействовать. Позже стало известно, что банкомат на территории села установит Kapital Bank и для этого уже определено место.

Следующая участница встречи, женщина в летах, едва дождавшись своей очереди, стала жаловаться Руфату Гулиеву на низкие зарплаты и высокие цены на отдых и лечение в санатории. Женщина заявила, что уже давно пытается получить путевку для лечения, но денег на это у нее нет. Как сообщил позже помощник депутата Азизбала муаллим, обращение этой гражданки было задокументировано и направлено в соответствующие структуры, где заверили, что ей выделят льготную путевку в порядке очереди.

Потом была учительница географии. Она рассказал о бедственном положении своей семьи и просила помочь с трудоустройством сына. Депутату удалось разобраться с этим, позвонив директору местного консервного завода, который обещал вскоре взять молодого человека на работу.

Когда обращения превысили все мыслимые для одного приема количества, а граждане, жалуясь на бездействие чиновников, уже в гневно-категоричной форме настаивали на немедленном решении своих проблем, депутат полушутя-полувсерьез вскрикнул, что он не волшебник из известного азербайджанского фильма и не может сиюминутно помочь всем.

К депутату приходят с одними проблемами, но у него нет волшебной палочки

«Я не маг и волшебной палочки у меня нет. Делаю все только в рамках закона. Если вы не можете добиться того, что вам положено по закону, приложу все силы, чтобы помочь. Но не забывайте, что возможности депутата ограничены, он не может решить абсолютно всё…» - мягко охладил пыл собравшихся Гулиев.

Следующие несколько часов прошли под долгие рассказы жизненных историй. Так, молодой человек, явившийся с огромной кипой документов, негодовал, что не может восстановиться на работе в Пенитенциарной службе. Однако поведав о своей жизни практически все, он в итоге признался, что уволился оттуда по собственному желанию. Стоявшая за ним женщина просила депутата посодействовать в ремонте ее дома, а пожилая пара – помочь разрешить земельный спор в их селе.

Завершив прием, надо сказать, многочасовой и утомительный даже для меня, всего лишь наблюдавшего за происходящим, депутат вместе с членами своего штаба позволил себе практически походный ужин. Дела не ждали, и надо было поспешить в столицу. По дороге Гулиев вспомнил об еще одной жалобе и тут же набрал телефон какого-то полицейского начальника.

«Генерал, ты помоги человеку, разберись в проблеме. Да знаю я, что ты еще не генерал. Но поверь, все полковники, когда-либо выполнившие мою просьбу, вскоре обмывали новое звание», - рассмеявшись, заверил депутат.

Скромный ужин в небольшом ресторане больше напоминал заседание штаба. Рассмотрев сделанное за день и отдав последние организационные поручения, депутат попрощался с соратниками и направился к машине, которая уже ждала у входа.

Через полчаса дороги он взглянул на экран смартфона и схватился за голову: «Ну вот, опять забыл заехать к маме…». До Баку оставалось еще километров 200.