Президент, который идет против ветра из цикла "взгляды на Ильхама Алиева", статья первая

Эйнулла Фатуллаев

Бессмысленно оспаривать аксиому нетерпимости историей сослагательного наклонения. Если бы в 2003 году в Азербайджане победила геополитическая революция? А ведь абсолютное большинство нынешних адептов и последователей алиевской власти еще в далеком 2000 году не верили в политической успех нынешнего президента Ильхама Алиева. И напрочь отвергали предложенную основателем Третьей республики Гейдаром Алиевым модель политической преемственности, как прочной гарантии для едва окрепшего государственного организма.

За глыбой стояло государство, а рядом Ильхам Алиев

Восходящая звезда

Идею перехода власти 42-летнему молодому вице-президенту Госнефтекомпании поддерживали вслух и ближайшие соратники уходящего великого патриарха. Но слишком уж сомнения грызли им душу. Едва закаленному в политических баталиях на арене Совета Европы Ильхаму Алиеву противостояла не только подогреваемая извне революционная площадь, но и закрадшееся в подкорку головного мозга полу-партократического, полу-земляческого чиновничьего класса «Его Величество Сомнение»… Площадка Совета Европы конца 90-х и начала «нулевых» – это вовсе не нынешний унылый планктон морально разложенного либерализма, а бушующий, стихийный Сенат, своего рода моральный арбитр для всего евразийского континента. На арене этого парламента, как во время Сената великой римской демократии, решались судьбы целых народов.

До крушения однополюсного либерального миропорядка оставались считанные годы. Ильхам Алиев с честью вышел из многих политических сражений, к тому же очаровав и европейскую элиту. Европейцы с восторгом отзывались о главном претенденте на власть в Азербайджане, ибо духовно Алиев был им намного ближе, чем авангард назревающей в Баку геополитической революции. По масштабу своей личности, эрудиции, мировоззрению и интеллекту И.Алиев не соответствовал привычному образу постсовкового трайбового лидера. Ну как можно было сравнить Ильхама Алиева со «степанакертской чундрой» Робертом Кочаряном или красным басмачом Сапармурадом Ниязовым?

Уже осенью 2002 года судьба политической власти в Азербайджане была предрешена. Впервые, я это почувствовал на торжествах по случаю 50-летия радио «Свободы» в Праге, где собралась мировая и европейская политическая элита. До президентских выборов 2003 года в Баку оставались считанные месяцы. Американские сенаторы и европарламентарии в кулуарах с восторгом говорили о новой восходящей звезде азербайджанской политики, сыне Гейдара Алиева – Ильхаме Алиеве. Неужели ярко выраженная воля мировой либеральной элиты и остановила в Азербайджане запущенный на постсоветское пространство локомотив геополитической революции? Конечно же, нет. Протаранив границы постсоветского пространства, локомотив истории стремглав помчался на Азербайджан. Но этот локомотив не смог проломить государство, созданное Гейдаром Алиевым.

"Либеральный бронепоезд" не смог проломить государство Гейдара Алиева

За глыбой рядом с государством

Главная ошибка идеологов и теоретиков зарождающейся цветной революции состояла в наивной, если не сказать безрассудной убежденности в том, что государство – это и есть Гейдар Алиев. Они полагали, что с ним вместе уйдет и государство. Образуется вакуум. Который и займет новая геополитическая революция. Вот почему разношёрстный цветной реваншистский авангард насаждал в сознание пассионарного и громадного протестного электората непреложную мысль о предопределенности победы революции.

На похоронах Гейдара Алиева скупой на панегирики в адрес других лидеров молодой президент России Владимир Путин назвал ушедшего президента – огромной глыбой. Он так и сказал: «Ушла огромная глыба». И вот за этой глыбой скрывалось созданное им же мощное государство с успешными институтами. А в тени этого мощного государства со своими неизведанными талантами и способностями стоял яркий наследник Ильхам Алиев.

Сразу же после ухода величайшей личности из его тени выпало на первый план сильное государство, там стоял и Ильхам Алиев. 42-летний президент, опираясь на созданное его отцом сильнейшее государство сумел не только остановить, но и до основания разбить «либеральный бронепоезд». Спустя месяцы под колесами этого локомотива остались такие искушенные политики мирового масштаба, как Шеварднадзе, Кучма и Акаев…

Ильхам Алиев, наверное, один из немногих политиков в мире, а может и в новой истории, кому удалось обратить своих бескомпромиссных противников и идеологических неприятелей, посвятивших всю свою сознательную жизнь борьбе с его отцом и с ним самим, в своих приверженцев и почитателей. Да, остались и нерадивые несогласные. Но эти несогласные смирились с непринужденной ролью декорации, априори отвергнув право на борьбу за власть. И в их подсознании Ильхам Алиев тоже стал государством, не олицетворяя его, а будучи им самим. Но полное крушение локомотива истории, крах геополитической революции и гибель западного либерализма, что семантически дезорганизовало и привело к становлению нового запутанного миропорядка, как ни странно, помогли в формировании новой национальной повестки. Ведь именно Карабах, который после развала советской державы превратился в запечатленный на картах виртуальный суррогат, и вызванные им катаклизмы нарушили естественную эволюцию политического развития Азербайджана. Которому самой диалектикой истории была уготована судьба назарбаевского Казахстана. Изначально политические катаклизмы были вызваны безудержным и хаотичным поиском путей преодоления карабахской проблемы.

Азербайджану был уготован "киргизский сценарий"

Часть общественных сил, в большей мере - наследие партократической советской элиты, видела отражение внешней агрессии в усилении государственных устоев и укреплении политических уз с Россией. Другая часть – в перманентной революции вплоть до достижения совершенной модели эффективного государства и евроинтеграции. Злой рок подарил Азербайджану даже такого авантюрного президента, который указал путь к освобождению Шуши через развал соседнего Ирана и взятие древнего Тебриза. То есть сама философия политической борьбы была зарождена поиском идеи, способной создать государственную модель для возвращения Карабаха.

Путь, избранный Ильхамом Алиевым 18 лет назад, привел к освобождению Карабаха и окончательному разрешению главной национальной проблемы. Достижение исторической победы в общественном сознании поставило И.Алиева выше самого государства. Это пик национального лидера. Который консолидирует нацию, организует ее, сплачивает и направляет на решение исторической задачи. Повторюсь, И.Алиев реализовал историческую задачу нескольких поколений, ибо первая кульминация борьбы за Карабах пришлась на начало предыдущего века. К тому же своей геополитической стратегией и новой геоэкономикой И.Алиев выбил из под ног одной из влиятельных мировых сил – мирового армянства концепцию «вильсоновской Армении» и утвердил неправомерность концепции «Араратской республики». В новой тюркской истории ни один из политических и государственных лидеров не добивался такого исторического достижения.

Но что же предшествовало грандиозной победе президента? Отчасти, я коснулся предтечи этого эпохального триумфа. Но феномен Ильхама Алиева заключается в том, что он стал человеком, который всё изменил в Азербайджане! Шаг за шагом, претворяя новые внутриполитические задачи и деидеологизированные внешнеполитические цели, осуществляя экономическую перестройку, формируя новое общественное мировосприятие, умонастроение народа, социальную и политическую культуру… Но при этом консолидируя народ вокруг одной идеи – возвращения утраченной земли. И.Алиев канонизировал Карабах, отождествил с национальной честью.

Ведь эта победа далась ценой грандиозной борьбы, длиною в 18 лет!

Ему доверяли Путин и Саакашвили

Ильхам Алиев с легкостью отразил наступление «цветной политической чумы». В первую очередь потому, что как никто другой в Азербайджане, с первых дней своего правления смог правильно проанализировать международную политику. История не терпит сослагательного наклонения, но что бы произошло со страной в случае победы оранжевой напасти в далеком 2005 году? Выдержал бы Азербайджан «украинский сценарий»? Скорее всего, восточной стране со стихийным азиатским менталитетом и полиэтнической структурой был уготован худший вариант «киргизской модели». Но И.Алиев и после 2003 года проявил твердый характер, железную волю и непоколебимость. С легкостью расчистив оранжевый политический ландшафт. Да, при этом ему в отличие от лидеров Узбекистана, Беларуси и даже России, удалось спасти свою власть и страну от «неминуемого возмездия», непомерной цены за крах революции – санкций. В тщетной борьбе за сохранение либерального миропорядка, вокруг встающей с колен России усиленно создавался оранжевый пояс хронического хаоса. Но геополитическая революция не нашла брешь в архитектуре алиевской государственности…

Удивительно, но новый буревестник этой самой революции Михаил Саакашвили стал испытанным и прочным союзником Алиева. Чудеса алиевской дипломатии или потрясающее проявление реал-политик? Скорее и первое, и второе, но и второй буревестник Виктор Ющенко назвал Ильхама Алиева «своей опорой».

Ильхам Алиев стал опорой буревестников

И в это же время, Россия, вступившая в конфронтацию с подброшенными в регион буревестниками, превратилась в одного из крепких партнеров и даже союзников Азербайджана. Путин стал называть Алиева близким другом. Хотя, всего несколько лет назад, ельцинская Россия занимала в отношении Армении такую же позицию, как и «макроновская Франция» в сегодняшнем мире: выписав Кочаряну статус «форпоста» и многомиллиардный чек на сверхмощное вооружение.

Алиев стал ездить в Тегеран, уже как к друзьям. А вашингтонская элита в отношениях с Баку провозгласила принцип, который спустя многие годы после позорного провала «арабской весны», ляжет в основу новой «восточной политики» сверхдержавы: «стабильность, превыше демократии». А в Пекине азербайджанского президента встречали с почестями. Как-то товарищ Си на одном из саммитов своего Шанхайского форума демонстративно усадил азербайджанского президента рядом с собой. В самом почетном ряду мировых лидеров.

Как же Ильхаму Алиеву удалось за считанные годы в ранний период своего правления расположить к себе одновременно ведущих геополитических игроков, сильных мира сего и главных бунтарей современности?

Глубокий аналитический ум подсказал И.Алиеву новую конъюнктуру постлиберального деидеологизированного мира – вслед за политической романтикой настали серые будни, интересы взяли верх над чувствами. В мире наступала реакция и застой. Алиев продолжил «доктрину баланса интересов Гейдара Алиева», умело обходя острые углы мировой и региональной политики. Интересы Азербайджана заканчивались там, где начинались интересы сверхдержав. Но эти интересы не сталкивались – Алиев мастерски взаимодополнял и соотносил эти интересы. И к доктрине баланса интересов И.Алиев привязал свою незаурядную «нефтяную стратегию». Начиналась эра «большой нефти», диверсификация маршрутов энергоносителей, новый виток борьбы за рынки, что обусловило геополитический антагонизм и глубокую конфронтацию мировых сил. В эту бурную эпоху отчаянных столкновений, Азербайджан сместился в нишу геоэкономики и транспортных артерий.

И Путин назвал его своим другом

И.Алиев преследовал единственную цель – воспользоваться эпохой большой нефти лишь во имя укрепления государства, его региональной роли, международной значимости и военной мощи. Время играло на Азербайджан. И Алиев сполна использовал это выпавшее время «тучных долгих нулевых». При этом играя не на противоречиях мировых полюсов, а на точках соприкосновения. Это время и зародило в умонастроении Алиева политическую философию неприсоединения. Азербайджанский президент укрепился в своих умозаключениях после двух знаковых событий: крахе грузинского блицкрига и расстрела армянской революции. 2008 год стал переломным как для Алиева и Азербайджана, так и всего региона.

Грандиозный демарш

Многие, очень многие в этом мире после фиаско «футбольной дипломатии» и демарша Обаме пришли к ложному, а потому и поспешному умозаключению: порой Алиев играет на грани фола. Конечно, не каждый президент и даже правитель может отвергнуть приглашение президента США – лидера сверхдержавы современного мира. Алиев дважды отвергал приглашения Обамы. Азербайджанский президент, да, именно он, сорвал подписание «Цюрихского протокола» - современного Севрского договора, с помощью которого коллективный Запад пытался вырвать экспансионистскую Армению из многолетней изоляции.

Было и такое: Алиев дважды отказал Обаме

За 18 лет своего правления И.Алиев вел единственное сражение – за возвращение Карабаха. И эту миссию он считал делом всей своей жизни. Всё, абсолютно всё, начиная с доктрины баланса интересов, заканчивая нефтяной стратегией было подчинено целям этого исторического сражения. Алиев не действовал импульсивно, отказывая во встрече американскому президенту Обаме в Стамбуле. И тогда, в далеком 2009 году, он все четко просчитал, до мельчайших деталей. Искусно сыграв на геополитической конфронтации. И его усилиями был денонсирован стратегический договор, который, возможно, не позволил бы Азербайджану одержать победу спустя 12 лет.

И через два года И.Алиев так же откажет лидеру другой сверхдержавы – России, при посредничестве которого Азербайджан был близок к подписанию мирного договора с Арменией в Казани. Ведь речь шла об освобождении семи районов без единого выстрела. Это был почти аналог Кэмп-Дэвидских соглашений. Но И.Алиев был категоричен в своей безграничной воле и безоговорочном требовании – все должны вернуть, включая Нагорный Карабах. С высоты исторического Олимпа довольно легко рассуждать о брошенных вызовах лидерам мира. Многим, очень многим тогда казалось, что Алиев теряет чувство реальности, переигрывает в карабахской партии, теряет последний выпавший шанс, сознательно допускает максимализм… О, Боги! С какой же ухмылкой он воспринимал все упреки. Ведь время работало на него и на Азербайджан. И лишь он один, не приглядываясь, а отчетливо видел конечную цель. Он видел то, что было невидимо и неведомо миллионам…

Сразу после прихода к власти, в 2003 году Ильхам Алиев посвятил свое первое заявление Карабаху. Новый президент пошел на беспрецедентный шаг – объявил об обнулении дипломатических переговоров. Ильхам Алиев заявил на весь мир, что все предыдущие переговоры потеряли свою правовую силу. И даже заманчивое на тот момент предложение об «общем государстве», и Ки-Уэст, и обоюдно выгодная сделка с Тер-Петросяном, обещавшая модель Аландских островов. Алиев определил довольно ясную, но в какой-то мере непостижимую на первый взгляд, и недостижимую идею унитарного государства с поглощением всего Карабаха.

Пашинян открыто признал, что Армения потерпела поражение в 2007 году

Спустя четыре года Алиев одержал превосходную дипломатическую победу. Сопредседатели Минской группы, то есть правительства США, Франции и России призвали Армению вывести войска из оккупационной зоны. В яростной дипломатической схватке он обязал Армению признать и принять оккупационный характер своей военно-политической миссии. И.Алиев заложил основу для своей превосходной и абсолютной военной победы в том далеком 2007 году. О чем громогласно заявил и глава нынешнего правительства Армении после того, как был вынужден подписать Акт о капитуляции. Спустя 14 лет после дипломатической капитуляции.

И что же чувствуют тысячи несогласных в период правления Ильхама Алиева, которые все же были убеждены в обратном, что демократия превыше стабильности. Ведь в Армении победила как раз-таки формула великих потрясений и столь же великого поражения. Что же испытывают тысячи несогласных, преграждавших на президентских выборах путь Ильхаму Алиеву к победе?..

(Продолжение читайте в завтрашнем выпуске)