Что американским журналистам в Шуше рассказал британский архитектор? интересный репортаж The New York Times

Отдел международной информации и политики

Репортажи западных СМИ после Отечественной войны и возвращения Карабаха в состав Азербайджана вызывают неподдельный интерес у азербайджанских читателей. Репортаж корреспондентов московского бюро влиятельной The New York Times Антона Трояновского и Сергея Пономарева из освобожденных городов Шуша и Кельбаджар повествует о восстановлении жизни в Карабахе.

Журналисты отмечают: «Несмотря на препятствия, территория, захваченная (точнее, возвращенная — ред.) Азербайджаном у Армении в прошлогодней войне, трансформируется с головокружительной скоростью».

Приводим текст репортажа в переводе с английского максимально точно к оригиналу.

город Шуша

Стены средневекового монастыря укрыты маскировочной сеткой. Пулеметные гнезда выстроились во дворе под развевающимся российским флагом. Пушки, установленные на бронетранспортерах, охраняют склон горы, где раньше парковались туристические автобусы. Два появившихся священнослужителя в черных плащах - одни из последних армян этого региона.

«Мы не выходим за ворота без миротворцев»- говорит один из них, архимандрит Мхитар Григорян, имея в виду российских миротворцев с каменными лицами, рядом с которыми сейчас живут священнослужители.

армянские священнослужители в монастыре Худавенг

Тысячи армян бежали и тысячи погибли прошлой осенью в войне Азербайджана против Армении за спорную (по мнению журналистов NYT – ред.) горную территорию Нагорного Карабаха и его окрестностей.

Монастырь Дадиванк (Худавенг - ред.), который год назад был магнитом для туристов, теперь находится на склоне на фоне сгоревших домов и является единственным местом, возвращенным Азербайджаном, где, как известно, все еще остались армяне.

Архимандрит Григорян, пытаясь сдержать гнев по поводу сложившихся обстоятельств, продолжает: «Нельзя так жить - как дикие люди - в XXI веке».

Четырехдневное путешествие по освобожденным землям Азербайджана - посещение мест, которые западные репортеры не видели с прошлого года - выявило регион, который все еще определяется взаимной враждебностью, хотя и восстанавливается с захватывающей дух скоростью.

мечеть в Шуше

Анклав этнических армян - Нагорный Карабах и семь прилегающих районов, вместе занимающие территорию размером с Ливан, контролировались Арменией после окончания многолетней войны в 1994 году, хотя все они международно признанные территории Азербайджана. В результате прошлогодней войны Азербайджан вернул все прилегающие районы и часть Нагорного Карабаха, определив статус-кво в одном из самых взрывоопасных этнических конфликтов в мире.

В городе Шуша - жемчужине победы Азербайджана фотограф Сергей Пономарев и я наблюдали за британским архитектором, нанятым этой богатой нефтью страной, как он осматривал дома, все еще усыпанные одеждой армян и семейными фотографиями.

В районах, из которых Армения изгнала сотни тысяч азербайджанцев в 1994 году, мы прошли через минные поля к городам-призракам, которые Азербайджан обещает воскресить.

В Кельбаджаре иногда было трудно понять, какие руины были домами, оставленными бежавшими азербайджанцами в 1990-х годах, какие из них были сожжены убегавшими в ноябре прошлого года армянами, а какие - и теми, и другими.

Но я узнал квадратное белое одноэтажное здание в центре города. В прошлом году это было отделение банка, где незадолго до передачи территории я был свидетелем того, как армяне выносили все, что могли, ломали стены молотком.

Теперь я шел там, где раньше были офисы. Зохра Ахмедова привела меня в старое банковское хранилище, которое она оборудовала для жилья, расстелила на полу линолеум, а сейф превратила в комод.

«Дай мне умереть в моем родном городе», - говорила она дочери, прежде чем вернуться на родину.

Зохра Ахмедова в своей комнате в хранилище банка

Когда я приехал в Нагорный Карабах после войны в прошлом году, вид армянского военного кладбища на склоне холма напомнил мне о слоях трагедии, заложенных в этой земле. Уезжая в июне, я задался вопросом, сколько горя может вынести этот клочок земли.

В октябре прошлого года в Шуше я попал в бетонный подвал многоквартирного дома, где на расплющенных картонных коробках укрывались армянские женщины. «Они думали, что знали, что такое война», - сказала одна из них, вспоминая конфликт 1990-х годов.

Когда коммунизм рухнул, бывшие советские республики Армения и Азербайджан начали войну из-за Нагорного Карабаха - области, в основном населенной тогда армянами, в пределах международно признанных границ Азербайджана. Армения выиграла ту войну, оставив под контролем около одной седьмой территории Азербайджана.

Поскольку международные усилия по урегулированию конфликта потерпели неудачу, а нефтяные и газовые богатства Азербайджана резко возросли, страна инвестировала в оборону - в современные дроны производства Израиля и Турции. К тому времени Азербайджан…, его вооруженные силы, поддерживаемые Турцией, были более мощными по сравнению с вооруженными силами меньшей по размерам Армении.

Вернувшись в прошлом месяце к шушинскому многоквартирному дому, я увидел, что его больше нет, превратился в голую коричневую землю.

- Теперь этот район станет частью нового городского пейзажа, - сказал мне британский архитектор Адриан Гриффитс. - Президент Ильхам Алиев… хочет восстановить Шушу как культурную столицу Азербайджана.

До войны 1990-х здесь проживало около 15 тысяч человек, в основном азербайджанцы; до осени прошлого года здесь проживало около 5 тысяч армян.

Этот величественный город на вершине холма был колыбелью азербайджанской музыки и поэзии в XIX веке, хотя армяне также считают его основой своей исторической идентичности.

Держа в руке крупномасштабную карту и красную ручку, господин Гриффитс из лондонской фирмы Chapman Taylor шагал по заросшим сорняками переулкам, мимо клочков брошенной армянской военной формы. Он отмечал на своей карте буквой «Х» дома, которые можно было снести, и отдельным знаком те, что стоит оставить. Большинство из них получили все же «Х».

«Мы можем добиться очень быстрого прогресса», - сказал архитектор Гриффитс, когда его спросили о возможности перепланировки разрушенного города с небольшим количеством жителей.

Из полумиллиона азербайджанцев, изгнанных из Нагорного Карабаха и с прилегающих территорий в ходе войны 1990-х годов, многие ютились во временных жилищах почти 30 лет с надеждой скорейшего возвращения домой.

Сейчас, спустя восемь месяцев после того, как Азербайджан вернул себе эти территории, правительство все еще не разрешает им возвращаться из-за заминированных территорий.

Но Газанфар Дадашев, предприниматель из Баку, получил контракт на строительство пекарни для солдат в его родной Шуше.

Газанфар Дадашев на руинах дома, где он жил до того, как армяне взяли под свой контроль Шушу

Газанфар Дадашев и его деловой партнер Ифтихар Алиев нашли в Шуше квартиру с телевизором с плоским экраном и стиральной машиной. Они не видят ничего странного в том, что переехали в дома, где армяне жили всего несколько месяцев назад. В конце концов, по их словам, армяне сделали то же самое в 1990-е годы, когда изгнали азербайджанцев. «История повторяется», - сказал Алиев.

Старый дом Дадашева обрушился, но среди сорняков высотой по пояс он узнал цветущие лилии, которые посадил в своем саду. Когда он увидел свой старый металлический лом, на его глаза навернулись слезы. В переулке были разбросаны семейные фотографии: дети собрались за обеденным столом, младенец на руках у женщины...

К востоку от Шуши земля сухая. Армения оккупировала территорию и превратила ее в буферную зону, а города - в города-призраки.

расчистка минного поля на бывшей линии соприкосновения между Арменией и Азербайджаном

Среди противотанковых траншей здесь до сих пор стоят бетонные столбы советских виноградников, как костяной лес, на некоторые из них все еще натянута колючая проволока. Сейчас здесь много экскаваторов, асфальтовых катков и пахнет дымом. Трава сжигается, чтобы было легче искать и ликвидировать мины.

Тут теперь асфальтируют взлетно-посадочную полосу нового международного аэропорта. Азербайджан обещает превратить Агдам, самый большой город-призрак в регионе, в город с населением 100 тысяч человек, с мемориальным комплексом, напоминающим о прошлых невзгодах.

строительство дороги к новому международному аэропорту в Физули

«Наша стратегическая цель - сделать Карабах землей мира, страной процветания и развития», - сказал помощник президента Азербайджана по внешней политике Хикмет Гаджиев. 

Так и будет! - таково резюме haqqin.az.