Король ликует, исламисты в трауре наше послесловие

Джемаль Бустани, автор haqqin.az

Исламистская Партия справедливости и развития (PJD) была тотально разгромлена на парламентских выборах в Марокко, потеряв целых 112 мест в парламенте. Из 125 мандатов, которые они имели после 2016 года, осталось лишь 13. Как и ожидалось, победу одержали преимущественно консервативно-монархистские, лояльные королю, Партия аутентичности и современности, Национальное объединение независимых и «Истикляль».

Как это большей частью и бывает, исламисты считают, что в своем поражении они не виноваты – всему причиной манипуляции с избирательным законодательством, которые проталкивал король и его окружение и некие «зарубежные силы». Которые, они, впрочем, отказываются называть, делая лишь смутные намеки на некий заговор, в который были вовлечены американцы, европейцы и «некоторые арабские государства».

Лидер исламистов не смог переизбраться в парламент даже в своем родном округе в Рабате. В новом парламенте исламисты получили всего 13 мандатов

Было бы совсем уж наивным отрицать, что и манипуляции были, и некоторые внешние силы оказали поддержку партиям, выступавшим на стороне короля. Что совершенно неудивительно: коллективный Запад поддержал понятного и предсказуемого для них короля, и крупный бизнес, который за ним стоит, в том числе транснациональный.

Исламисты же мало того, что вызывают у него раздражение и опасение, так еще и продемонстрировали свою полную политическую беспомощность. И это при том, что действовали в более «тепличных условиях». В отличие от Египта, где правительство Мурси было свергнуто в результате военного переворота, или Туниса, где недавний конституционный переворот президента Кайса Сайеда практически отстранил от власти партию Ан-Нахда, Партия справедливости и развития в Марокко не только попала в парламент, но и сформировала правительство.

Которое, впрочем, мало что решало, поскольку ключевые министерства, такие как министерства иностранных дел и промышленности, контролируются другими партиями. И когда в прошлом году король Марокко решил заключить сделку с Израилем для нормализации отношений, исламисты ничего не могли сделать, чтобы остановить решение, против которого они яростно выступали – чем вызвали еще большее разочарование у своих вчерашних сторонников.

Король Мухаммед VI еще больше консолидировал власть

А когда пандемия охватила Марокко – королевский дворец и вовсе перехватил у исламистов ПСР актуальную повестку, набрав максимум политических очков на действиях по ликвидации негативных социальных и экономических последствий пандемии, «в то время как политические партии и парламент были представлены, как бездействующие и ожидающие указаний от короля», - отмечают местные эксперты.

Вполне естественно, что избиратели проголосовали на нынешних выборах не за политических фантазеров, которыми стали в их глазах исламисты, а за партии, которые предлагают конкретные шаги в сферах образования, здоровья, занятости и социального обеспечения, за которыми стоит король и Дворец.

Как и ожидалось, король Мухаммед VI, чрезвычайно довольный результатами выборов, назначил премьер-министром близкого к себе топливного магната, олигарха и лидера партии «Национальное объединение независимых» Азиза Аханнуша. Который в прежнем правительстве занимал пост министра сельского хозяйства, саботировал проекты исламистов – но плотно связан бизнесом с западными кругами.

Саад ад-Дин аль-Османи принял решение покинуть пост генерального секретаря «Партии справедливости и развития» после ее поражения на парламентских выборах. Он не смог переизбраться в парламент даже в своем родном округе в Рабате.

Король Мухаммед VI еще больше консолидировал власть, что облегчит ему продвижение тех законопроектов и инициатив, необходимых для реализации амбициозных программ развития и внешнеполитических стратегий, которые продвигает официальный Рабат, стремясь стать лидером своего субрегиона и ключевым союзником Запада.

А вытеснение исламистских политических сил из публичного поля в Северной Африке с одобрения широких народных масс – стало состоявшимся трендом. Они не сумели удержать то, чего добились в ходе арабской революции 2011 года. И теперь, спустя 10 лет, уходят в политическое небытие. Надолго ли? И кто придет им на смену?